Они жили счастливо и умерли в один день. Светлой памяти четы Вадатурских

21:07

Откройте «Вечерний Николаев» в Google News и  Телеграм-канале

8 августа исполняется девять дней светлой памяти прекрасной супружеской пары – Алексея Афанасьевича и Раисы Михайловны Вадатурских. Мирные, добрые и работящие люди были подло убиты путинской военщиной на рассвете 31 июля.

Узнал о произошедшей трагедии рано утром, еще до того, как печальная новость разлетелась по сети Интернет. Хотелось верить, что это какая-то чудовищная ошибка – ну не могли Афанасьевич и его жена вот так неожиданно и нелепо уйти из жизни. Но оказалось, это не ошибка, а жестокая правда. И первое, что пришло в голову, было: «они жили счастливо и умерли в один день».

Да, они жили душа в душу, жили долго и счастливо. Но их счастье вовсе не в деньгах и не в накопительстве, не в банковских счетах и капиталах. Их счастье в том, что, несмотря на высокий статус, на самом деле они были простыми людьми, умели жить в гармонии с окружающим миром, на родной земле, занимаясь  любимым делом, развивая экономику своей страны, давая работу тысячам людей и помогая еще многим тысячам других – страждущим, нуждающимся и просто молодым украинцам, готовящимся вступить во взрослую жизнь.

Если бы потребовалось охарактеризовать Вадатурского одним словом, скорее всего, это было бы слово «пуританин».  Не в религиозном, разумеется, а в нарицательном смысле. Человек строгих нравов, бережливый, не кичливый, готовый довольствоваться малым, справедливый и целеустремленный, потрясающе работоспособный, честный и искренний настолько, насколько это вообще возможно на вершине такой невероятных масштабов агропромышленной структуры.

У нас модно «рисовать» всяческие рейтинги. Капитализацию его активов определяли и в 400, и в 800 млн долларов, и еще больше. Но беда в том, что мы живем не в тихой гавани, не в раю для инвесторов, а бурлящей стране,  где то криминальная диктатура, то Майдан, то война… Прости господи, «не срачка, так горячка», как говорят сами украинцы.

Если бы мы жили в иных условиях:  прогрессивное законодательство, неподкупные и справедливые суды, реальная, а не картинная деолигархизация, по-настоящему конкурентная политическая система и честные выборы, сведенная к минимуму коррупция и преступность и, как следствие этого, передовая экономика, – Вадатурский был бы первым николаевским долларовым миллиардером. Реальная капитализация созданного им с нуля СП «НИБУЛОН» должна коррелировать не столько с произвольно определяемой всевозможными экспертами остаточной стоимостью активов, сколько с тем фактом, что за тридцать с небольшим лет в компанию было инвестировано минимум 2,5 млрд долларов. Кажется, именно такую цифру называл Алексей Афанасьевич еще два года назад.

«Империя Вадатурского», «олигарх», «аграрный барон», – он ненавидел эти броские ярлыки, регулярно на него навешиваемые и почитателями, и недоброжелателями – политиками, бизнесменами, экспертами, журналистами, наконец, досужими сплетниками. Он не был аферистом, биржевым игроком, «прихватизатором», накрепко привязанным к власть имущим коррупционными цепями.

Нет! Он был совершенно иным Человеком, создавшим масштабный бизнес и во всех направлениях своей деятельности старавшийся быть первым.

Яхты, самолеты, заморские виллы на экзотических островах его не интересовали, он никогда не заморачивался подобными атрибутами элитной жизни. Многие годы жил в обычной десятиэтажке, ходил по городу пешком без охраны, отдыхать любил в Украине. Хотя какой там отдых: Вадатурский на протяжении десятилетий работал в режиме 24/7. И это не преувеличение!

Я познакомился с «Дедом», как впоследствии его стали между собой уважительно называть в компании, около 20 лет назад. Тогда Вадатурский поставил амбициозную цель: строительство в Николаеве мощного современного морского терминала для перегрузки зерновых.

Не раз видел, как он с супругой прогуливается по Ингульскому мосту в парк Победы и обратно, ходит по центру города без охраны, может запросто отправиться пешочком на обед – нет, не в модный ресторан, а к себе домой. Как-то раз очень поздним вечером встретил его в районе Пушкинского кольца, идущего в одиночестве. Не выдержал: «Алексей Афанасьевич, а вы не боитесь идти в темноте по пустынной улице?» – «Я в родном городе, преступлений никаких не совершал, – услышал в ответ. – Так чего же мне бояться?»

А ведь реальная угроза его жизни была. На него часто давили, пытаясь отобрать или весь бизнес целиком, или хотя бы его часть, угрожали, поджигали офис, было дело, даже бросили за решетку. Он смиренно относился к ударам судьбы, но при этом был человеком несгибаемым, с честью пережил все испытания, не сломался и вышел победителем.

Ну разве не пуританин?!

Его отношение к людям хорошо известно. С одной стороны высокая требовательность, ненормированный рабочий день. Если того требовало дело, Вадатурский мог вызвать среди ночи (сам был свидетелем и даже участником), отозвать из отпуска. Характер его был непростой, иногда тяжелый. Хотя иначе и быть не могло: неадекватно щедрый, вспепрощающий и безалаберный руководитель-весельчак, старающийся быть хорошим для всех, этаким «душкой», очень быстро развалит любое дело.

Вадатурский не имел морального права угробить дело своей жизни.

В то же время, при всей строгости и требовательности, он, человек, знающий жизнь от земли, беспокоился об условиях труда каждого члена огромного коллектива, о производственной безопасности, об организации и качественном оснащении рабочих мест, бытовых условиях, старался обеспечить достойной зарплатой, помогал в лечении, отправлял на отдых.

Он постоянно общался с подчиненными и прислушивался к мнению простых работяг. Он знал всех руководителей филиалов, лабораторий, подразделений. Да что там руководителей, казалось, он чуть ли не каждого сотрудника своего семитысячного коллектива знал по имени! Сам обходил офисы, здоровался, даже практикантов, проработавших только месяц, знал в лицо и интересовался их успехами. Так что не зря его уважали. Именно уважали, а не боялись, как боятся начальника-самодура.

Это был руководитель авторитарного типа, который всё держал под контролем – чуть ли не каждый документ, платежку, покупку каждого транспортера, выбор оптимальной системы аспирации и её поставщика, сроки доставки погрузчика. Господи, казалось, что от такого обилия информации и ответственности можно сойти с ума! Но это была его жизнь, и он очень органично вписывался в созданную им же систему.

Он действительно обладал колоссальной работоспособностью. И хотя мог бы акционироваться, пойти не размещение ІРО и привлечение дополнительных финансовых ресурсов, но предпочитал брать банковские кредиты.  «НИБУЛОН» – семейный бизнес», – не раз подчеркивал гендиректор. Что же касается ведущих международных банков (а это редкий случай для Украины!) они давали ему деньги весьма охотно. Потому что знали: Вадатурский в лепешку разобьется, но свои финансовые обязательства выполнит. Да и не только финансовые – любые!  Потому что он был Человеком Слова и обладал безукоризненной репутацией.

Временами у Вадатурского проявлялась обидчивость – какая-то наивная, прямо как у ребенка, – и в отношении недругов, плетущих козни и распространяющих сплетни, и в отношении  недобросовестных работников.  Он просто искренне не понимал, как человек может не сдержать слово, солгать, напакостить, позариться на чужое.  Он не раз страдал от чужой злобы, жадности, дикости и зависти. Он был практиком до мозга костей, но считал, что в основе своей все  люди могут быть такими же честными, порядочными и трудоспособными, как и он сам. Наверное, это было одно из немногих его заблуждений.

Помню, году примерно в 2004-м, я разговорился (у газетчиков это профессиональное: мы готовы выслушивать человека часами в надежде выудить хотя бы крупицу полезной информации, но одновременно и сами можем заболтать собеседника) с Алексеем Афанасьевичем и начал рассуждать о том, что доставлять зерновые и другие грузы выгоднее по внутренним водным путям, т.к. во всем мире водный транспорт – самый дешевый. Плюс нагрузка на автодороги резко снижается. Самого меня на эту мысль навели на другом крупном николаевском предприятии, которое тогда гремело на всю Украину, но уже давно кануло в Лету.

Разумеется, я далек от мысли, что именно я открыл Вадатурскому глаза на тему водного транспорта. Видимо, просто так совпало… Но прошло несколько лет, и «НИБУЛОН» начал реализацию невиданного по масштабам проекта развития внутренних водных путей на Днепре и Южном Буге со строительством собственного флота и  созданием необходимой логистической инфраструктуры – линейных элеваторов, речных терминалов.

Что и говорить, он обладал стратегическим подходом к делу и умел видеть долгосрочную перспективу.

А однажды я сильно подвел Афанасьевича, за что долго себя корил. Случилось это в 2013 году, когда чартерным рейсом он привез своих «нибулоновцев» и журналистов в румынскую Констанцу на сдачу плавкрана «Святой Николай», если не ошибаюсь, на тот момент самого производительного по зерновым грузам на Черном море (в чем точно уверен – это единственное новостройное судно, заказанное им за границей, а всё остальное «НИБУЛОН» построил в Николаеве).

Церемония сдачи судна и заключительные переговоры с представителями верфи сильно затянулись. А когда мы оказались в аэропорту, по нелепой случайности я споткнулся и упал. Да так, что разбил и очки, и лицо. Кровь подлой струйкой стекала с носа, а на место происшествия уже спешила «скорая». Меня увезли в травмпункт, зашивали раны, делали какие-то уколы, а вся николаевская делегация терпеливо ждала. Когда меня привези назад, в салоне чартерного «Эмбраера» стояло гробовое молчание. Оказалось, николаевский аэропорт, находившийся тогда в ужасном состоянии, мог принимать самолеты только до 19.00. А так как мы уже не успевали к сроку, нужно было лететь в Одессу, предварительно срочно связавшись с тамошним аэропортом и с оператором борта, менять полетный план, заказывать транспорт, чтобы довезти больше сорока человек до Николаева. Короче, мой разбитый нос и очки влетали в такую копеечку, что лично я бы расплачивался потом многие годы. Но гендиректор лишь философски заметил: “Не переживай, не специально же ты это сделал”…

Вадатурский родился в Одесской области, но в итоге стал настоящим патриотом Николаева и Николаевщины. Он приступил к реальному возрождению николаевского судостроения не на словах, а на деле. Он оказывал неоценимую помощь городу и региону, охотно финансировал и снабжал необходимым подшефные школы, интернаты, лечебные учреждения. Он весомо поддержал местную медицину, благодаря чему многие из нас смогли благополучно излечиться от КОВИДа. Алексей Вадатурский вложил в это дело свыше 100 млн. грн. меценатских средств и помог сохранить жизни тысячам людей. За это оргкомитет общегородской программы «Человек года. Горожанин года», в состав которого я вхожу, признал его «Героем года-2020».  И после награждения я увидел в его глазах слезы. Это было настолько неожиданно, настолько искренне и трогательно…

Таким был Алексей Вадатурский!

Ну что, недоброжелатели, испускайте желчь, кусайте локти, распространяйте и дальше свои дурацкие измышлизмы. Но вам никогда не сделать и тысячной доли тех добрых дел, которые сделал этот выдающийся николаевец.

Мир праху Алексея Афанасьевича и Раисы Михайловны Вадатурских!

Вечная им память!

Станислав Козлов, гл. редактор газеты «Вечерний Николаев».