Живая пластика Инны Макушиной

12:02

Откройте «Вечерний Николаев» в Google News и  Телеграм-канале

В биографии любого города в разные времена обязательно появляются памятники. И люди, создавшие их, на века остаются в истории городской общины. Чтобы рассказать о памятниках, в которые вложены труд, талант, душа, особая энергетика николаевского скульптора Инны Макушиной, нам придется провести целую экскурсию. Есть повод: 1 апреля 2021 года Инна Викторовна отмечает свой 80-й день рождения. И вообще нынешний год в семье Макушиных – по-настоящему юбилейно-урожайный. Заслуженный художник Украины Инна Макушина и народный художник Украины Юрий Макушин празднуют бриллиантовую свадьбу – 60 лет вместе! А их сыну Виктору в августе исполнится 50.
Накануне юбилея мы беседуем с Инной Викторовной в замечательной мастерской семьи Макушиных, где царит священный хаос творчества, сотканный из живописных полотен, гипсовых скульптур и статуэток, художественных кистей, разноразмерных стек.

НАША, НИКОЛАЕВСКАЯ
Девочке Инне было всего 3 месяца, когда началась война – Великая Отечественная. Город заняли немцы, семья осталась в оккупации. Родители – оба по профессии электрики – работали на судостроительном заводе им. Марти. Мама потом много рассказывала уже повзрослевшей дочери о тех трагических годах. Да и сама трехлетняя малышка запомнила, как определили к ним в семью на постой двух немецких военных. Нагловатый, бесцеремонный Карл частенько дразнил девчушку, приманивая конфетой. Ганс был другой – играл с ней и отдавал русской семье свой паек. Это были первые жизненные уроки маленькой Инны. А в подвале дома родители прятали двух еврейских мужчин и армянскую женщину. Спасали от угона в Германию, от гибели – рискуя собственной жизнью.
Рисовать Инна любила всегда. Любимые образы – зверушки. У нее и кукла-то в детстве была всего одна, зато игрушек-животных – целый «зоопарк». Первые уроки рисования и живописи преподал ей учитель Александр Александрович Зайчик в школе №2 – здесь работала детская художественная студия. А по окончании школы девушка пришла во взрослую изостудию, открывшуюся при Доме творчества. Здесь и познакомилась с будущим мужем – Юрием Макушиным, застенчивым, интеллигентным молодым человеком, настолько же увлеченным живописью, как и она сама. Юношеская влюбленность переросла в настоящую большую любовь, и через два года они поженились.

А в 1961 году молодожёны сели в поезд Николаев-Ленинград и отправились в северную столицу поступать в знаменитое художественное училище – бывшее Таврическое, а тогда носившее имя Владимира Серова – творца скульптурной «Ленинианы». Поступили легко, несмотря на то, что конкурс был большой. Юрия зачислили на факультет живописи, а Инне предложили факультет скульптуры.
– Я не стремилась заниматься скульптурой, – вспоминает Инна Викторовна. – На вступительных экзаменах, которые включали в себя «рисунок», «живопись» и «скульптуру», сделала из пластилина фигурку нападающего тигра.
Зверь впечатлил комиссию. Поза, выразительный силуэт, грациозность большой кошки. Угадать и остановить момент движения – в этом и есть смысл скульптурного произведения. Инне это всегда хорошо удавалось – как никому другому. Так она стала студенткой скульптурного факультета.
Закончила училище и вслед за мужем поступила в Ленинградский институт живописи, ваяния и зодчества им. Ильи Репина. Этот вуз входил в состав Академии художеств СССР вместе с «суриковским» институтом, находившимся в Москве. Конкурс в академию был огромный – сотни абитуриентов приезжали со всех концов Советского Союза.

Дипломная работа «Балерины»

ВОСПОМИНАНИЯ
О «СТАЛЬНОМ СОЛДАТЕ»
Дипломированные молодые специалисты Макушины стали работать в Николаеве в художественном комбинате. О-о-о, первую свою работу Инна запомнила на всю жизнь! Это был сложнейший экзамен на владение профессией – создание монумента «Стальной Солдат», который уже почти полвека стоит на въезде в Новую Одессу. Они с Юрой делали его вместе, и на всё про всё им было отведено 3 месяца. Надо же – проект в верхах утверждали целый год, а на работу грандиозного памятника высотой 11 метров – всего-то 90 дней. И страшно было, и безумно интересно. Но в молодые годы сделать смелый шаг – это нормально: молодость отчаянна и дерзко-уверена, что всё получится.
– Помню, как мы искали натурщика. Приехали в воинскую часть, выбрали солдата Федю Баурчулу – два метра ростом, хорошее лицо, выразительное. А ручищи большие, деревенские, работящие. Двухметровую модель из глины лепили прямо тут, в нашей мастерской. Видите, свешивается с потолка металлический крючок? Он теперь уже исторический – к нему крепился ремень, за который Федя держался, принимая позу воина, идущего в атаку, – рассказывает Инна Викторовна.

Идет установка памятника «Стальной Солдат»

Одиннадцатиметрового «Солдата» ваяли из двух частей в огромном цехе художественного комбината: каждая часть – по пять с половиной метров высотой. Сначала железный каркас, опутанный металлической сеткой, набивали глиной, чтобы придать скульптуре нужную форму. Работают вдвоем: один накладывает глину, другой корректирует процесс со стороны – метров с трех-четырех. Размеры та-а-а-кие… один сапог – в человеческий рост! Чтобы добраться до верхней части «солдата», скульпторы поднимаются по приставной лестнице. Конечно, без опытного помощника, без профессионального глаза в работе не обойтись. Особенно ценно, когда рядом человек, который тебя понимает и разделяет твои идеи.
– Мы всегда понимали друг друга. Наверное, потому, что у нас был один уровень подготовки, одна художественная – питерская – школа. Конечно, спорили – но только на «производственные» темы. И всегда находили компромисс, признавая правоту, принимая советы друг друга, – вспоминает Инна Макушина.
Крупные работы они всегда делали вместе. Один мог быть автором эскизного проекта, а воплощение в металле – совместное. Юрий Андреевич прислушивался к мнению жены: женский глаз – он ведь более душевный, мягкий, гармоничный.
Все значительные памятники, созданные в Николаеве, – это были производственные заказы, поступавшие в художественный комбинат от городских или областных властей. Надо отметить, в Киеве скульптурный проект утвердить было очень сложно. Там заседал специальный республиканский худсовет, человек 12 – мэтры с «именами» да «званиями». Каждый считал своим долгом внести замечания, высказать своё видение. Хочешь не хочешь – авторам приходилось кое-что переделывать. И не факт, что от этого произведение искусства становилось лучше.
МАГИЯ ДВИЖЕНИЯ
В 1977 году поступил заказ на скульптуру, которая должна была украсить наш зоопарк. Первому секретарю Николаевского горкома КПУ Эдуарду Шорину она виделась в образе медвежонка Умки. А Инна взяла и сделала проект Маугли с Багирой. Морду Пантеры ваяла с натуры, коей выступала «комбинатовская» кошка Дуська – большая, красивая, отчаянная крысоловка. Юра держал «натуру», пока Инна лепила. Для воплощения образа Маугли был позаимствован внешний облик знакомого мальчишки – Руслана, сына художника Марата Рапопорта. Черноволосый, кучерявый, с оригинальными чертами лица – семилетний николаевец походил на смуглого индийского мальчугана.

Когда композицию воплощали в жизнь (внутри металлический каркас, на который крепились чеканные из меди пластины), без помощи Юрия Андреевича Инне было никак не обойтись. Багира-то – 4 метра длиной!
Профессионалы-скульпторы считают одной из труднейших задач – компоновку в скульптуре двух фигур. В профессионально выполненной работе – с какой стороны ни подойди – зритель должен видеть и чувствовать, что это не просто механически поставленные рядом фигуры, а органически связанная группа, где нельзя изменить ни одного жеста или силуэта, не нарушив их органической связи. Инна со своей задачей справилась блестяще.
Потом скульпторы Макушины получили заказ на создание памятника работникам милиции. Авторы решили представить своего героя в образе рыцаря – со щитом и мечом. Только надели на него буденовку и шинель, приблизив облик к нашему времени. Что интересно – история также сохранила имя натурщика: Юрий Волкодай тогда учился в милицейской школе.

Скульптурная
композиция «Материнство»

Экскурсию – знакомство с памятниками и скульптурными композициями, в которые вложен труд Инны и Юрия Макушиных, можно продолжить: «комсомольцы» в парке «Юность»; памятник пламенному революционеру Петру Петровичу Шмидту в Очакове; «Материнство» – в сквере возле роддома №3 в Лесках; сказочная троица – Конёк-горбунок, Иванушка-дурачок и Жар-птица – одна из лучших композиций детского городка «Сказка», в которой присутствует еще и тонкий юмор автора. И хотя памятник Александру Сергеевичу Пушкину – это работа Юрия, всё равно в него заложена добрая Иннина энергетика. Потому что не бывало так, чтобы она не приложила свою женскую ручку к каждому скульптурному творению мужа.
Сколько в этих произведениях экспрессии, движения, полета! Невозможно уйти от ощущения, что художник просто остановил мгновение. Вот сейчас кто-то невидимый снова запустит время, побегут стрелки часов – и каждый из персонажей продолжит свой ход: приземлится летящая в прыжке пантера, шагнет в вечность мятежный лейтенант и сказочный Иванушка наконец поймает свою жар-птицу.

Бюст героя войны 1812 года П.И. Багратиона

– Наши скульптурные композиции не статичны, у нас энергетика в работах такая – хочется, чтобы всё летело, двигалось… У Юрия все композиции – летающие. Вообще-то они предназначены для бронзы, но бронза была – дорогое удовольствие, приходилось делать в гипсе, – рассказывает Инна Викторовна.
И все-таки сохранились шесть прекрасных бронзовых работ скульпторов Макушиных. Это бюсты выдающихся исторических личностей, которые находятся у входа в Очаковский военно-исторический музей: полководец Михаил Кутузов, генералы Петр Багратион и Михаил Барклай-де-Толли, флотоводец Федор Ушаков, атаман Донского казачьего войска Матвей Платов, казачий атаман Антон Головатый. Бюсты Багратиона и Головатого выполнены в 1983 году нежными женскими ручками Инны Макушиной. А для художественного музея в Очакове она сделала бронзовый бюст великого мариниста Руфина Гаврииловича Судковского.
БЕЗ КУЛЬТУРЫ НЕТ ГОСУДАРСТВА
Сегодня Инна Викторовна с сожалением вспоминает о тех проектах, которые были задуманы, но не реализованы. Например, большой многофигурный монумент, посвященный военной Березнеговато-Снигиревской операции, который собирались поставить в парке «Дубки». Центральный образ – Родина-мать. Остались только эскизы. Юрий Андреевич мечтал создать интереснейший памятник суворовским солдатам в Очакове. Он тоже остался в эскизах.

«Конек-горбунок» в городке «Сказка»

Лет 10 назад городские власти задумали восстановить в Николаеве памятник участникам войны 1812 года: готовая скульптура женщины, протягивающей лавровый венок императору, давно выполнена в натуральную величину в гипсе и стоит в мастерской Макушиных. «Этих памятников уже не будет в нашем городе никогда», – говорит Инна Викторовна.
Уже 15 лет Инна Макушина преподает на кафедре дизайна в Николаевском университете кораблестроения такой необходимый будущим специалистам предмет, как рисунок и живопись. Но современным студентам трудно доказать: если ты не умеешь рисовать от руки с натуры – никогда не достигнешь высот в своей дизайнерской профессии. Молодежь XXI века предпочитает срисовывать с фотографий или работать с компьютерными программами.
Мы с Инной Викторовной обсуждаем недавно нашумевшую в прессе статью: студенты национальной академии художеств жалуются на руководство, которое не дает возможности писать «живую натуру», обнаженные тела. А ведь без этого нет настоящей живописи.
– Жаль, что нынешнее поколение руководителей не понимает, что без культуры нет государства. Мы знаем историю государств и эпох прежде всего благодаря живописи, зодчеству храмовых комплексов, литературным и архитектурным памятникам. А если этого нет – нет и государства… остается только мирок в мобильном телефоне…
Сегодня Инна Викторовна пишет картины – для себя, для друзей, которым дарит свои работы. Книги – всегда были у них в семье в приоритете. Хорошо, что появилось в наше время такое чудо-изобретение, как аудиокниги и наушники. Недавно с Юрием Андреевичем заново открыли для себя Виктора Гюго – «Отверженные». Одно дело – когда читали в молодости. А теперь всё воспринимается по-другому.
В свое время в Питере, будучи студентами и получая стипендию 56 рублей на двоих, они на эти деньги умудрялись и книги покупать, и пластинки, не пропускали ни одного концерта или спектакля, побывали во всех музеях Ленинграда и области.

Напоследок я задаю Инне Макушиной вопрос: в чем секрет успешности творца, решившего посвятить себя такому сложному виду изобразительного искусства?
– У нас, скульпторов, другое видение – это я точно знаю, – говорит она. – Когда художнику не дано видеть объем, как ни объясняй – ничего не получится. Скульптуру не каждому дано создать, если творец видит только плоское изображение. А нужно, чтобы уже на этапе эскиза скульптор представлял себе изображение живое, объемное. Я, например, когда еще только делаю рисунок – уже вижу этот объем. Очевидно, это свойство человеческого глаза – и объяснить это, передать другому – невозможно. Оно должно быть у художника внутри.
От наших прославленных скульпторов унаследовал дар их сын Виктор Макушин. Сегодня Николаев украшают его скульптурные композиции: «Невеста», «Мальчик с бычками», памятник Михаилу Фалееву, бюст и мемориальная доска Григорию Александровичу Потемкину, памятные стелы и мемориальные доски, посвященные выдающимся горожанам.
Наталья Христова.
Фото из архива семьи Макушиных.