Намыв. Как все начиналось

намыв

Так получилось, что мне пришлось принимать непосредственное участие в реализации решений по застройке намывной территории в г. Николаеве. И хотя прошло немало времени с 70-х годов прошлого века, конечно, помню все до мельчайших подробностей. Тогда, в 70-е годы, наш горисполком принял решение, с учетом реализации Генерального плана застройки Николаева, создать намывную территорию в микрорайоне Лески. «Образование намывной территории в микрорайоне Лески», – именно так назывался сам проект и соответственно – проектно-сметная документация.
Генеральным проектировщиком этой намывной территории и застройки в целом был николаевский филиал института «Гипроград». Автор-архитектор -О. Старушко, получивший впоследствии за проект 1-ю премию Госстроя УССР.

гуллер
В. Гуллер — второй справа

В то время я был начальником отдела УКСа горисполкома, который выступал заказчиком строительства. Фактически лично на меня были возложены обязанности готовить наряд-заказ, задание на проектирование николаевскому «Гипрограду», контроль за разработкой проектно-сметной документации, прохождение экспертизы и утверждение проекта. Эта территория была показана в Генеральном плане застройки города как перспективная и уже затем разделилась на два микрорайона: микрорайон 1 и микрорайон 2.
Микрорайон 1 мы запроектировали в нашем «Гипрограде», генеральным подрядчиком застройки микрорайона выступил Николаевский домостроительный комбинат. И 70% данной территории было застроено домами в панельном исполнении, серии 1-464 Д именно нашим домостроительным комбинатом. Кроме того, этот микрорайон «разбавлялся» кирпичными домами, домами в объемно-блочном исполнении, детским садом, школой. Это типовые проекты. Детский сад на 320 мест, школа на 1560 ученических мест. Они же там и построены по заказу УКС горисполкома, как главного заказчика строительства в городе.
В те годы жилье было исключительно востребовано, его не хватало. И николаевский Черноморский судостроительный завод, который имел тогда огромные отчисления от военных заказов, с целью обеспечения заводчан жильем принял решение – создать свой цех панельного домостроения и заводской УКС. Их проекты панельных домов отличались немного от проектов ДСК.
Учитывая просьбу руководства завода в партийные и советские органы, я лично готовил решение горисполкома о передаче от города заводу земельного участка намывной территории микрорайона-2 для дальнейшей застройки. Так и получилось, что на весь Намыв было два заказчика – город и завод. Завод строил жилье только для своих работников, город – для горожан, состоявших в списках очередности на получение жилой площади в квартирном отделе горисполкома. Очень хорошо помню большое совещание у зампредседателя облисполкома-председателя облплана Э. Шорина с участием директора ЧСЗ Ю. Макарова и еще человек 10-ти ответственных партийных и хозяйственных работников. От города по развитию микрорайона докладывал я, уже в качестве замначальника УКС горисполкома, от завода – замдиректора по строительству Г. Меньков. На этом совещании были приняты четкие и прагматичные решения по застройке микрорайонов, благоустройству, наполнению инфраструктурой, ответственных лицах и конкретных сроках реализации. Контроль Э. А. Шорин оставил за собой. Эдуард Алексеевич был очень профессиональным, требовательным, опытным и жестким руководителем. Эти качества особенно проявились, когда он работал 1-м секретарем Николаевского горкома КПУ. В этом я убедился и на собственном опыте, когда немного позже, по его поручению, занимался созданием спортшколы «Надежда» по ул. Генерала Карпенко в г. Николаеве.
Что было негативного в образовании территории? С одной стороны, это было замечательное дело. Плюсы очевидны. На свободной площадке территория намывалась песком, который брался здесь же со дна реки и здесь же укладывался в тело новой территории. По технологии песок, который вынимался из лимана, должен был уплотниться, в течение длительного времени. И только после этого планировалось осуществление застройки, в соответствии с генпланом микрорайона. Уплотненный песок являлся бы крепкой основой для оснований фундаментов и прокладки инженерных сетей, предусмотренных проектными решениями.
УКРЕПИТЬ БЕРЕГ
Была тогда еще одна серьезная проблема. Необходимо было решить вопрос сноса старого жилого фонда. Опять же в целях конкретной реализации Генерального плана застройки города. И, как один из вариантов, переселить людей в новый микрорайон. И в те годы Совет Министров УССР сделал исключение для Николаева, разрешив городу отселять и сносить ветхое и часть пригодного для проживания жилья, увеличив процент сноса с 6% до 10% для того, чтобы освобождать площади для осуществления комплексной застройки и предоставить в дальнейшем людям комфортное жилье. Учитывая настоятельную просьбу Николаевского горисполкома, представленные расчеты, которые мы в очень сжатые сроки делали, вплоть до 12 часов ночи, с председателем горплана Ф.Ф. Волошиным и зав. квартирным отделом В.Д.Чайкой, Совет Министров УССР принял положительное решение, что дало нам возможность застроить шесть(!) новых микрорайонов на сносимых территориях.
А территория будущего Намыва в то время уже появилась и была намыта. Свободная территория. Поэтому руководство партийных и советских органов, как тогда они назывались, поставило задачу – максимально быстро, «архибыстро» проектировать и застраивать свободную территорию, чтобы дать николаевцам жилье.
В то время я возглавлял отдел проектных работ, развития города и сметно-договорной работы УКСа. Тогда дополнительно к проекту застройки микрорайона Намыв заказал в институте «Харьковводоканалпроект» проект берегоукрепления намывной территории с «Набережной». Просто мы понимали необходимость и важность этого существенного дополнения к проекту.
С нашей точки зрения как заказчика, это было очень важно. Не просто забить сваи, установить боны, не дать возможность воде наплывать на песок. А песок каждый год уходил в воду от 3 до 5 сантиметров. Волны, течения, вода его забирает, замывает территории. Поэтому и тогда, и сейчас архиважно выполнить берегоукрепительные работы. Затем, опять же в соответствии с Генеральным планом, построить набережную – пляжная зона, прогулочная, спортивная.
Вопрос не был решен. По моей информации, администрация Заводского района пару лет назад заказала проект по берегоукреплению. Но, увидев сумму в 10 миллионов, отказалась от идеи. Это, конечно, не очень правильно. Сегодня этот проект прошел корректировку и ждет своей очереди включения в план социально-экономического развития города и, естественно, выделения в полном объеме финансирования. Подождем, посмотрим.
А вот в то время этот проект берегоукрепления с набережной Харьковским институтом был разработан. И благополучно скончался на полках архива УКС горисполкома, потому что город не смог найти финансирование на выполнение этой работы. В результате песок и сегодня потихоньку уходит в реку… К сожалению, не было средств, не было нынешней децентрализации, в процессе которой можно было бы найти дополнительные средства+достаточно большой городской бюджет и непосредственно бюджет развития.
ТАКОЕ БЫЛО ВРЕМЯ
Строительство микрорайона Намыв с учетом определенного давления и жесткого контроля со стороны местных органов власти пошло ускоренными темпами. До этого филиал «Гипрограда» очень быстро разработал проект застройки, ДСК оперативно рассмотрел проектно-сметную документацию и приступил к производству строительно-монтажных работ. На самом деле прошло менее полугода после того, как намыли территорию, началось строительство. А когда приступили к прокладке инженерных сетей, возникли проблемы… При прокладке водопроводных, канализационных сетей, колодцев начал садиться, уплотняться песок, и на стыках сети стали давать течь. Со временем почва уплотнилась, течи убрали, улеглось. Люди получили жилье, а город — прекрасный микрорайон с развитой инфраструктурой, и это просто замечательно. Может, даже и правильно, что быстро все так делалось. Те недочеты и недоделки, возникшие в процессе строительства, со временем убрали. И все-таки очень важно, что одновременно не был решен вопрос в комплексе – строительство микрорайона, берегоукрепление и набережная. Надо было принимать комплексное управленческое решение.
Мировой опыт доказывает, что все города, у которых есть прибрежная территория, обязательно «одеваются в набережную». Это логично. Люди должны иметь не только места для пляжного отдыха, но и аллеи для прогулок, отдыха, занятий спортом. А Намыв – это 50 тысяч человек. Конечно же, им необходим комфортный отдых у реки.
СТАРОЕ ЖИЛЬЕ
Тема обновления и реконструкции жилых домов, срок эксплуатации которых уже исчерпан, – не новая. Это не тема сегодняшнего дня, но обязательно завтрашнего. В свое время Советом Министров СССР, УССР и тогда еще ЦК КПСС и ЦК КПУ было принято Постановление «О реконструкции жилых домов первых массовых серий», в народе называемых «хрущовки». Кстати, такую реконструкцию успешно провели в Польше, Германии, Чехии. Это постановление предполагало, что наши пятиэтажные дома необходимо реконструировать, утеплить, пристроить лифты, поменять стояки и лежаки… В зависимости от материала домов (панельный, блочный, кирпичный) сделать перепланировку внутри. Увеличить, к примеру, площадь кухни, которая составляла 4 метра, и комнаты в 13 метров. Это же не кухня и не комната.
Плюс планировались надстройки мансардных этажей. Естественно, поменялся бы фасад каждого дома, цветовая гамма. Тогда мы получили бы «конфету». К сожалению, это постановление не нашло в стране своего воплощения в жизнь.
Я знаю доподлинно, что ранее бывший Минрегионстрой Украины в лице замминистра Льва Ревазовича Парцхаладзе (был замминистра до сентября 2019 года) эту тему реанимировал и планировал к реальной реализации. Потому что в министерстве понимают, что завтра, ну разве что еще несколько лет эти дома еще простоят, но потом они могут просто развалиться. И это будет очень серьезной проблемой для государства.
Приведу такой пример. Уже исторический. У нашего мэра Владимира Чайки в свое время были очень хорошие, просто дружеские взаимоотношения с Юрием Лужковым, тогдашним мэром Москвы. Николаев и Москва дружили городами. Мы ездили туда, обменивались опытом, перенимали опыт и знали, что там происходит. И в то время Лужков принял решение: снести 3 миллиона квадратных метров старого 5-этажного жилья – панельного, блочного и кирпичного. И сегодня на месте снесенных домов построено 5 миллионов квадратных метров современного высотного качественного жилья. Но это было исключение из правил… Все-таки столица бывшего СССР.
Да, сейчас неактуальны сравнения с Россией. Но и у нас такое можно делать. Для этого необходимо иметь, как минимум, политическую волю и территорию. Желательно, свободную. Потому что я прекрасно знаю из собственного опыта, что такое отселение. Будучи в 70-х годах прошлого столетия инженером технического надзора УКСа горисполкома, занимался отселением людей по нынешнему проспекту Центральному. Вы даже представить себе не можете, что это была за работа! Кидались с ножами, топорами. Это было не очень приятно. Приходилось даже отбиваться… И это учитывая то, что людям в качестве компенсации выделялось жилье в новых домах. Родственникам, которые хотели жить на одной лестничной клетке, шли навстречу, старикам предоставляли нижние этажи. Была еще и денежная компенсация. И все равно народ сопротивлялся.
Но… В то время в городе был запас на отселение. Была тогда такая возможность отселять со сносимых территорий во вновь построенные дома, и на том же Намыве, в том числе. А на освобожденных участках возводить новое жилье. А сегодня – кто, как и куда будет отселять людей? У нас нет сегодня отселенческого фонда, да и со свободными территориями в городе проблема. Тогда по адресу Скороходова, 130 мы построили два пятиэтажных дома. Это был фонд для отселения. Я еще не так давно обращался в Министерство регионального развития Украины с предложением о необходимости принятия решения о возобновлении строительства отселенческого фонда в регионах. Мир такой хрупкий. Мы постоянно переживаем какие-то аварии, катастрофы. Помним, как рухнул дом на Намыве. Что делать людям, которые оказались в безвыходной ситуации? Хорошо, что тогда, хоть и с большим трудом, но нашли выход. А бывает, что выгорают две-три квартиры. Людей необходимо переселить. Для этого и существовал, и должен существовать такой фонд, как запас жилья для непредвиденных ситуаций.
Тогда делалось так: отселили на время людей, отремонтировали их жилье, вернули людей назад. Сегодня, если, не дай Бог, случится какая-то проблемная ситуация, людей просто некуда отселять. Жилье нужно либо покупать, либо арендовать гостиничный фонд за счет городского бюджета.
Конечно, было бы очень правильно вернуться к теме реконструкции домов первых массовых серий, разработать региональные программы. Не ставить задач, которые просто невозможно выполнить. Ставить реальные цели. Продумать различные источники финансирования – инвестиционные, заимствованные, собственные средства. Но хотя бы по два-три дома в год так можно сделать. Если бы такое решение было принято принципиально, было бы здорово.
В заключение хочу сказать, что как бы ни было тяжело экономически, кадрово, учитывая сегодняшние катаклизмы, я верю в наших горожан, я уверен, что наш Николаев, который находится поистине в замечательном месте, со временем станет прекрасным городом европейского типа.
Владимир Гуллер,

заслуженный строитель Украины, академик Академии строительства Украины, заместитель Николаевского городского головы 2009-2013, до этого – начальник управления капитального строительства Николаевского горисполкома.