«Конец света» могут перенести. Когда состоится переход на новую модель рынка электрической энергии?

В верхах не утихает дискуссия о дате перехода на новую модель рынка электрической энергии. Одни считают, что начинать нужно с 1 июля, как ранее и планировалось. Другие возражают: страна к этому не готова – выиграют только продавцы, а для потребителей настанет «конец света». Давайте разбираться.

КАК РАБОТАЛ РЫНОК
Подобно природному газу, электроэнергия на протяжении всей новейшей истории независимости страны являлась товаром, на котором делалась большая политика, сколачивались огромные состояния, и все это время от времени сопровождалось громкими убийствами. Разница была только в получаемой прибыли и природе товара. Две трети газа мы импортируем, электроэнергию добываем сами.
Ту часть рынка, которая ее производит, называют генерацией. В нее входят атомные электростанции, тепловые, гидроэнергетика, ветропарки и солнечные электростанции. При этом больше всего вырабатывается на АЭС – до 60% всей электроэнергии. Еще около 30% приходится на ТЭС, работающие, в основном, на энергетическом угле. Первые находятся под контролем государственной компании «Энергоатом». Вторые контролируются частной компанией ДТЭК Рината Ахметова.
Другая часть рынка – компании, поставляющие электроэнергию потребителям. Принимая средства в оплату за поставленный товар, они рассчитывались с генерацией через систему распределительных счетов. И каждый раз деньги где-то оседали, ведь прямых расчетов между электростанцией и снабжающей компанией «Николаевооблэнерго» не существовало. Все, что производилось в Украине, поступало в единую энергосистему, где единственным покупателем выступало государственное предприятие «Энергорынок», а другое государственное предприятие «Укрэнерго» выполняло технические функции диспетчера единой энергосистемы страны.
В таком виде рынок электроэнергии работал до 1 января 2019 года, а органом, регулирующим на нем взаимоотношения сторон, являлась Национальная комиссия по регулированию энергетики (НКРЭУ).

ЧТО ПРОИЗОШЛО ПОТОМ
Согласно Закону «О рынке электроэнергии» в Украине должна быть реализована его европейская модель. Первый этап реформы заработал с января нынешнего года. До этого поставкой электроэнергии занимались облэнерго. Сейчас эти функции перешли к созданным и лицензированным компаниям – трейдерам. Таким образом, на этом рынке должна появиться конкуренция.
Второй этап предусматривает либерализацию рынка электроэнергии – отказ от государственного регулирования цен. Вместо ГП «Энергорынок» должен появиться полноценный оптовый рынок, включающий рынок «двухсторонних договоров» (бизнес-потребители смогут напрямую закупать у производителя электроэнергию), рынок «на сутки вперед» (договор будет действовать один операционный день), «внутрисуточный рынок» (контракт на поставку электроэнергии будет заключаться «сегодня на сегодня») и «балансирующий рынок». Сделки по покупке электроэнергии согласно принятому закону должны будут заключать на биржах.
После того, как второй этап будет запущен, и бизнес и население смогут свободно выбирать поставщиков электроэнергии. Вопрос только в том, когда это произойдет? По закону это должно случиться 1 июля, но в Верховную Раду уже внесен законопроект о переносе даты на 1 октября.

АРГУМЕНТЫ «ЗА» И «ПРОТИВ»
Сторонники запуска свободного рынка электроэнергии с 1 июля утверждают, что это одно из обязательств Украины перед Европейским Союзом, и без этого наша страна не получит второй транш макрофинансовой помощи на сумму 500 миллионов евро.
Звучат и другие доводы. Отсутствие энергореформы негативно скажется на макроэкономической ситуации и доходах граждан. Так считают эксперты Украинского института будущего. По их расчетам, своевременный запуск свободного рынка обеспечит дополнительный прирост реального ВВП Украины в размере 0,3%. В то же время реформа отразится и на доходах населения. Ведь растущая экономика, получение страной дополнительных инвестиций, создание рабочих мест неизменно приведут к росту зарплат. Одновременно реформа повлияет на увеличение расходов предприятий энергетики на модернизацию, инвестиционные программы, что приведет к снижению потерь в сетях и появлению возможностей для уменьшения тарифов. Согласно подсчетам, средняя зарплата с 2021 г. при условии своевременного запуска реформы в июле 2019-го вырастет на 3,4% благодаря эффекту от общего роста экономики и роста притока инвестиций.
Трудно сказать, на что опирались аналитики Украинского института будущего, но их прогноз выглядит слишком оптимистичным.
Противники, со своей стороны, заявляют, что с запуском новой модели рынка с 1 июля может произойти определенный коллапс ценообразования. Этого мнения придерживается Андрей Герус, известный экономист в сфере энерготарифов, представляющий Президента в Кабинете министров.
«Когда две компании контролируют 90 процентов рынка, они могут договориться или просто поднять цены. Прежде всего, это ценовые риски. Во-вторых, есть проблемы с нормативно-правовой базой – не все подзаконные акты приняты. И, в-третьих, технические проблемы. Цена на электроэнергию на рынке меняется ежечасно. У нас нет системы почасового учета, системы передачи данных, нет таких биржевых механизмов и протестированных ИТ-продуктов. Если все запустится сейчас, мы не знаем, какие технические и финансовые проблемы могут возникнуть. Нельзя такую сложную реформу проводить настолько неподготовлено», – сказал он в одном из недавних интервью.
Ассоциация потребителей энергетики и коммунальных услуг дает более определенную оценку. В связи с монопольным положением энергохолдинга ДТЭК и национальной атомной энергогенерирующей компании «Энергоатом» она допускает, что запуск свободного рынка с 1 июля приведет к росту цен на электрическую энергию на 20-50%.
Герус – известный критик формулы Роттердам+, но когда он говорит о возможных последствиях, ожидающих Украину с 1 июля, предупреждает, что мы можем получить цену Роттердам++. Вот здесь и требуется пояснить, что это за формула, а заодно рассказать, как вышеназванная реформа коснется двух самых амбициозных бизнесменов страны – Рината Ахметова и Игоря Коломойского.

БИТВА МАГНАТОВ
Из-за того, что запасы энергетического угля, необходимого для работы тепловых электростанций, находятся, в основном, на временно оккупированных территориях, правительство Украины весной 2016 года ввело новую методику расчета его стоимости. За основу взяли стоимость угля в портах Амстердам, Роттердам и Антверпен, приплюсовав к ней расходы на доставку в Украину. Так и возникла формула Роттердам+.
Введение этой меры стабилизировало ситуацию на энергетическом рынке, но какой ценой? Вместо того, чтобы доставлять антрацит из-за рубежа, Ахметов покупал его по европейской цене на своих шахтах, и продавал своим же теплоэлектростанциям. НКРЭУ, находящаяся также в сфере его влияния, регулировала рынок таким образом, что разница в тарифах покрывалась перекрестным субсидированием – убытки от поставок электроэнергии по низкой цене для населения компенсировались переплатами для промышленности и доходами, недополучаемыми атомной энергетикой. Всего, по информации Национального антикоррупционного бюро, украинские потребители переплатили 15 миллиардов гривен.
С переходом на свободный рынок поставок электроэнергии формула Роттердам+ перестанет существовать, но откроет для Ахметова новое окно возможностей – он сможет сам устанавливать цены, и вряд ли кто-то сможет его ограничить в этих желаниях.
Этого и боится Игорь Коломойский. Контролируемые им ферросплавные заводы – крупнейшие потребители электроэнергии. Один только Никопольский завод потребляет больше, чем Ивано-Франковская и Тернопольская области, вместе взятые. Резкое увеличение тарифов неминуемо приведет к снижению объемов производства, а в некоторых случаях и к убыткам. Поэтому Коломойский вовсю заявляет о недопустимости перехода с 1 июля на свободный рынок поставок электроэнергии.

ЧТО НАМ С ЭТОГО
Как бы ни успокаивали нас сторонники скорейшей либерализации рынка, нужно готовиться к росту тарифов на электроэнергию для населения. Это неизбежно. Сейчас украинцы платят за электроэнергию в 3,5 раза меньше, чем жители соседних стран ЕС. Так, в соседней Румынии киловатт стоит 4,39 грн, в Польше – 4,63.
Стефан Ниммесгерн, житель небольшого немецкого городка Мюнзинг, рассказал газете «Сегодня», сколько он тратит электричества на свое хозяйство – большой дом, бассейн, электроплиту.
«395 евро ежемесячно. Но это потому, что у меня довольно большой дом. Со SPA и бассейном – чтобы этим пользоваться, соответственно, потребляем много электроэнергии. Для домохозяйств типичных, маленьких, так сказать, счета за свет обычно достигают 120 евро максимум, – говорит Стефан. – Все зависит от поставщика электроэнергии. Хотите – поддерживайте экологически чистого производителя, соответственно, платите больше. А хотите платить меньше – выбираете ток от атомных электростанций. Все – через либерализированный рынок электроэнергии. В ЕС за потребителя борются поставщики. Только в Германии их – несколько десятков».
Такой же подход лежит в основе тех реформаторских мер, которые внедряются в Украине. Но может ли рынок в сегодняшнем виде гарантировать нам с вами выбор поставщика электроэнергии? С 1 января мы уже не платим за свет компании «Николаевоблэнерго». Счета потребителям выставляет «Николаевская электроснабжающая компания». Но откуда она взялась? Отпочковалась от материнской компании «Николаевоблэнерго». Там заявляют, что это временная мера, вызванная изменением законодательства. Но закон направлен на рост конкуренции, а как о ней можно говорить, когда поставщик де-факто – монополист? Представьте, приходите вы через полгода в электроснабжающую компанию и заявляете, что хотите работать с другим оператором. «А как вы себе это представляете?» – говорят вам в ответ.
Для того, чтобы наш потребитель смог выбирать, влияя тем самым на ценовую политику, генерация в Украине должна быть демонополизирована. Для начала откройте украинский рынок для иностранных поставщиков электроэнергии. Тех же венгров, предлагающих товар намного дешевле. Но Ахметов, похоже, пока не готов ни с кем делиться доходами. Ему выгодны те условия, которые предлагаются сегодня.
Игорь Данилов.