Коллекционер Вадим Юрлов: «А свою любовь я пытаюсь передать людям»

«Коллекционеры –
счастливые люди»
И. Гёте

Возможно, кто-то не согласится с тем, что статей, рассказывающих о коллекционерах и их коллекциях, – до обидного мало. И причина – это не некая закрытость темы, не скромность героя публикации, а отсутствие у автора специальной подготовки для серьезного разговора с коллекционером, умения, я бы сказал, таланта того, кто пишет, «залезть в шкуру» собирателя, суметь поиграть на сокровенных струнах его души.
В этом плане мне, наверное, было немного легче, ведь с раннего возраста я что-то собирал, изучал, менял и т. д.
С Вадимом Анатольевичем Юрловым я познакомился в конце ХХ века и узнал о широком круге его увлечений, которые близки и мне. Одним словом, мы были одного поля ягода: вошли в воду этой страсти с самого детства, и в ней остаемся до сего времени.
Вадим Анатольевич 10 февраля прошлого (2018) года отмечал свои первые 60 лет. Он коренной николаевец.
– Коллекционирование у меня в крови, – рассказывает Юрлов. – Сегодня я предприниматель, а когда-то работал в «газовом» министерстве. Но коллекционирование – оно с детства. Все коллекционеры – немножко чокнутые люди. Сначала собирал фантики, потом – марки, книги.
Меня поразило большое количество книг в его доме. Не у каждого столько имеется в домашней библиотеке.
– Книги, не помню уже с какого времени, стали для меня смыслом жизни, – делится мыслями Вадим Анатольевич. – Это мои дети. У меня сейчас около десяти тысяч томов. Я начал читать с четырех лет и читаю до сих пор, правда, уже в очках. В течение десяти лет был председателем Николаевского клуба книголюбов. Книги у меня везде – дома, на даче, на работе. Без книги я себя не мыслю. Вкусы в книжном мире меняются, сейчас больше читаю публицистическую литературу, книги о ведении бизнеса. Тем не менее, мне нравится стиль фэнтези. Классику люблю умную. Я в первую очередь имею в виду произведения Николая Васильевича Гоголя и Антона Павловича Чехова. Для меня это – настольные книги. Не перечитывать рассказы Чехова невозможно. А каждую фразу Гоголя – как Ильфа и Петрова, можно цитировать.
Среди коллекционеров встречаются стяжатели. Однако это абсолютно не про Юрлова. Вадим Анатольевич всегда с радостью делится новинками, дает подержать новое приобретение в руках, а что-то может и подарить. Несколько таких подарков есть и в моей библиотеке.
Если всем объектам его коллекционирования присвоить номера, то следующим, под цифрой 2, будет филокартия (коллекционирование иллюстрированных почтовых карточек (открыток), – прим. авт.). Кстати, международные общества и клубы филокартистов возникли еще в конце ХIХ века.
Филокартист Юрлов с солидным стажем, собравший завидную коллекцию. В свое время он с головой окунулся в омут филокартии, познакомился с известными филокартистами ближнего и дальнего зарубежья, участвовал в торгах на крупных аукционах. И при этом постоянно изучал все тонкости существующих в мире открыток.
– Сначала собирал открытки о родном Николаеве. Когда в коллекцию легла последняя открытка, закрывшая эту тему, начались поиски других интересных и раритетных почтовых миниатюр, – вспоминает Вадим Анатольевич. – Иногда приходилось покупать в других городах большую коллекцию, которую продавали целиком, не хотели, как говорится, выдергивать изюм из батона. Изюм я потом сам выдергивал, и оставалась коллекция живописи, коллекции другой тематики, других городов. Так стал собирать несколько серий, кроме николаевской.
Что сподобило Вадима Юрлова на филокартию? Опять же книга – выдающегося советского филокартиста Николая Спиридоновича Тагрина (19.01.1907 – 19.05.1981) «Весь мир в открытке». Н.С. Тагрин собрал около 600 тысяч открыток.
То, что впечатлило Вадима Анатольевича из этой книги, задело за душу и меня.
– Автор, – говорит Вадим Юрлов, – привел один уникальный исторический факт, когда открытка спасла десятки тысяч жизней. В конце 1943 года английская разведка доложила главнокомандованию английских войск о том, что они не могут открыть Второй фронт, потому что немецкая разведка поработала очень щепетильно и дотошно. Были уничтожены все карты, архивы, фотографии возможных мест, где могла бы произойти высадка десанта. Уничтожили даже подобие того, по чему можно было узнать, где лучше всего высаживаться. Тогда разведчики дали объявление в лондонской газете о том, что королевское общество по спасению редких видов сельди просит людей выслать фотографии, на которых запечатлены места их отдыха – на севере Франции или в Англии. За каждую фотографию обещали какие-то небольшие деньги. Огромный поток фотографий и открыток хлынул по указанному адресу. Их перебирали десятки сотрудников разведки, загримированных под работников службы, занимающихся миграцией сельди. Где-то на второй неделе молодой английский офицер говорит: «Это то, что нам нужно». На фотографической открытке в левом верхнем углу изображена церковь, а это для специалиста – мгновенная привязка к местности. Море. В море до колен стоит мальчик, чуть дальше стоит мама, дальше – папа и еще дальше – дедушка садится в лодку. И это не что иное как промеры глубины, великолепная бухта для высадки десанта. Эта открытка сегодня находится в английском королевском музее. Она спасла десятки тысяч американских и английских солдат. Это пример того, как простая открытка может передавать не только красоту пейзажа, но и информацию.
– Когда я об этом узнал, – вспоминает Вадим Анатольевич, – то понял, что в этих картонных прямоугольниках может содержаться огромная историческая база знаний о том, чего мы еще не знаем. Иногда к открытке как таковой мы относимся скептически. А ведь конкретный пример говорит об обратном.
В подтверждение того, что филокартия – не праздное времяпрепровождение, Вадим Анатольевич привел еще один пример.
– Одесский коллекционер Дроздовский, великолепный филокартист, благодаря открытке, помог родному городу. Как-то делали ремонт дороги и случайно завалили акведук входа в парк Шевченко со стороны Аркадии. Тогдашний мэр города Гурвиц дал команду немедленно восстановить. Но ни фотографий, ни рисунков того, что завалили, нигде не было. Обратились к Дроздовскому, и он нашел открытку с изображением акведука начала ХХ века. По этой открытке восстановили элемент старой Одессы. Разве это не великолепно? Восстановление исторических памятников по старым видам – это малая толика того, что может дать открытка.
С особой гордостью Вадим Анатольевич рассказал:
– Мы выпустили репринты открыток, посвященных Николаеву. На основе моей коллекции выпускается огромное количество печатной продукции. Я организовал выставку-симбиоз: картины художников, которые изображают Николаев, и николаевские открытки. Знаете, какой огромный интерес у николаевцев был к этой выставке? Посетило ее около десяти тысяч человек. Предложил художникам писать большие полотна с открыток, и художник Семенов занимается этим.
Для Вадима Анатольевича не так важно купить открытку. Главное – что дальше с ней делать. Он убежден, что она не должна томиться в альбоме, её должен увидеть зритель. Иначе грош цена тогда такой находке или коллекции, считает Юрлов.
– Огромный интерес сегодня, – говорит он, – представляет Николаев, который еще помнят, – 60-е годы, забытый Николаев – 30-40-е годы. И даже годы оккупации Николаева врагами в 1941-1944 гг. У меня есть открытки оккупации города немецко-австрийскими войсками в 1918 году. Интерес к этим страницам истории города не ослабевает.
В.А. Юрлов уверяет, что на старых фотографических открытках мусора нет. Не сорили тогда. Что не скажешь о современных видах городов, на фото которых без спецретуши смотреть невозможно.
Где все это находит коллекционер? На аукционах, у людей, в комиссионных магазинах, слетах коллекционеров.
– Сегодня вы выбросите спичечный коробок, а если через десять лет поднимете, то увидите, что на нем написано. А представьте, – продолжает Юрлов, – что у вас тысяча спичечных коробков, которым 50 лет. Микроплакатики агитационные, изображенные на них, – это уже история страны. А если у вас их 10 тысяч, и они систематизированы: например, «Лениниана», «Политика» и другое, – это уже коллекция. И есть люди, которые это любят.
А вот какая интересная история произошла с Юрловым на аукционе в Санкт-Петербурге в 2006 году.
– Валентина Матвиенко, будучи губернатором Ленинградской области, через своих дилеров захотела купить коллекцию Елизаветы Меркурьевны Бём. Я же – не петербуржец, и мне по барабану, что Матвиенко – высокопоставленная чиновница. Мне эти открытки тоже были нужны. Дело в том, что у Бём есть очень редкий вид открыток – силуэты. Я их собирал, и нескольких не хватало. Среди них есть самый редкий силуэт – Льва Толстого. Когда он попадается на аукционах – глаза горят. И вот все уже отступили, дали дорогу Матвиенко, а я перебил ей этот лот. Ну и что? Высказали мне все, что обо мне думают. Я робко промолчал. Но коллекционер – он же сумасшедший. Если тебе что-то нужно, ты любой ценой этого будешь добиваться. Правда, в рамках закона.
В коллекционировании без купли-продажи обойтись невозможно. Ведь все равно приходится что-то покупать, а для этого нужны деньги. Но пусть у читателей не сложится мнение, что он продает свои коллекции. Например, коллекцию открыток, посвященных живописи, Вадим Анатольевич передал в дар Николаевской центральной городской библиотеке имени М.Л. Кропивницкого. Подарил более двух тысяч открыток от чистого сердца. Десятки открыток из его коллекции я использовал в качестве иллюстраций для своих книг.
Достигнув определенных вершин в филокартии, Вадим Анатольевич перешел к номеру 3 в своём хобби. Где-то лет 20 тому назад у него родилась идея собирать произведения николаевских художников. Со временем к ним приросла огромная коллекция картин украинской живописи, выполненных мастерами из других городов Украины.
Тогда, в самом начале собирания картин, он поведал мне о своей новой страсти. Я ненавязчиво стал его отговаривать: мол, ниша уже давно занята. Живопись – это, в первую очередь – знания, а они просто так не даются, надо много читать, изучать. На что он мне ответил, что никакие трудности не остановят его на пути познания и этого жанра в искусстве. И действительно, в кратчайшее время Юрлов стал приличным знатоком современной украинской живописи.
Современные художники коммерциализировались. Неохотно идут на организацию персональных выставок. Многие, к сожалению, переоценивают свое творчество. И это присуще художникам всех регионов нашей страны. Поэтому В.А.Юрлов пошел непростым путем. Он решил вернуть зрителям забытые имена мастеров кисти 50-60-х годов прошлого века, каких как В.М.Доброжанский (1907-1964), В.В.Адамкевич (1915-1973), В.С. Тарасенко (1938-2002) и других. Молодое поколение о них вообще мало что знает. Их картины в продаже – большая редкость, так как они давно осели в заграничных галереях и коллекциях.
– Получается, – говорит В.А. Юрлов, – я возрождаю некоторых художников. Например, наш художник Александр Семенов, ныне покойный. Я купил часть работ у его племянника. Он пришел и сказал, что ему надо освободить гараж. Работы находились в ужаснейшем состоянии. А уровень – великолепный! И я их восстанавливал. Обращаюсь ко всем: ребята, ничего не выбрасывайте! Все надо сохранять для будущих поколений, чтобы они могли любить это, чтобы донесли эту любовь до своих детей.
Есть николаевский художник Бандалиев, который написал «Портрет дедушки. Мастер-класс». На ней изображен ребенок, который рисует портрет своего деда. Я вам гарантирую: как только вы на нее посмотрите – вы тут же улыбнетесь. Ни один человек не уходил без улыбки. Значит, энергетика картин работает. И когда за день картина получит десять тысяч улыбок, можете себе представить обратную энергетику? Она работает, как молитва.
Есть картина Виктора Доброжанского, которая лечит. Я не хочу кощунствовать и призывать смотреть на нее, как на икону, но можно смотреть на нее со своей болью. Просто отдайте ей свою боль. А она вам даст позитивную энергетику. Это уже проверено. Картина-доктор.
Вадим Анатольевич, как понял читатель, не остается один на один со своим собранием картин. Он дарит их красоту, энергию, краски, настроение – зрителю. С 2012 года и до сего дня он организовал около ста выставок картин в нашем городе: во Дворце культуры и искусств, музеях имени В.В. Верещагина, судостроения и флота, областном краеведческом, в областном Дворце культуры, Детском городке «Сказка», областной и Центральной городской библиотеках и др. Юрлов организовал и провел выставки в городах: Киеве, Одессе, Кропивницком… Совсем недавно, 12 сентября 2019 года, в нашем областном центре прошла выставка, посвященная 230-летию г. Николаева.
Но не только в выставках Вадим Анатольевич видит популяризацию художников и их работ. Он взял на себя с помощью спонсоров-единомышленников проведение пленеров. Уже третий год подряд наша гостеприимная земля, благодаря В.А. Юрлову, принимает украинских художников – участников пленера «Золотой Буг».
Третий год проводится также детский пленер «Золотой Буг», где юные художники делают первые шаги к своим главным картинам в жизни.
Десять картин украинских художников меценат Юрлов подарил Николаевскому областному художественному музею имени В.В.Верещагина, и это не последний его широкий жест доброты.
Мне понравились вот такие высказывания Юрлова: «Глядя на живопись, хочется творить добро. Хочется, чтобы было тепло, была мама, светило солнце, и никто не воевал. И картины, которые я показываю, учат этому. Если я смогу что-то из этого донести, значит, я свою миссию на земле выполнил. Это не красивые слова, это смысл жизни шестидесятилетнего человека. Я живу в той красоте, которую художники дарят людям. И мне такая жизнь нравится. Мне нравится участвовать в выставках, нравится рекламировать то, что я люблю».
Но и картины – это не последняя грань увлечений Юрлова.
– Я собираю все, что касается украиники. Это юбилейные украинские монеты, у меня есть все украинские марки, все украинские конверты первого дня. Если захотят мои внуки заниматься коллекционированием – будут продолжать. Не захотят – это перейдет в какой-нибудь музей, в какую-то частную галерею, салон.
Более 35 лет по жизни рядом с Вадимом Анатольевичем – его супруга и единомышленница Наталья Владимировна. Вместе они вырастили и воспитали детей Дмитрия (1979 г.р.) и Ольгу (1980 г.р.). Радуются первым успехам внуков.
Известный советский писатель и литературовед Ираклий Андроников как-то заметил: «Коллекционер – труженик. И энтузиаст. И знаток, который может поспорить с ученым-специалистом. А часто – и сам ученый-специалист. Он сохраняет ценности от распыления и гибели». Добавлю: что и дает возможность исследователям с этими коллекциями работать и их изучать. Будто это сказано о В.А. Юрлове.
Свой очерк хочу закончить словами моего героя:
– Сегодня и открытка, и картина для меня – предмет коллекционирования, предмет изучения, предмет любви. А свою любовь я пытаюсь передать людям.
В этом, наверное, – смысл жизни Вадима Анатольевича Юрлова.
Евгений Горбуров,
кандидат исторических наук, доцент Николаевского национального университета им. В.А. Сухомлинского.

Фото с сайта «Новости Н»