Дикий Cад не перестает удивлять. Археологический полевой сезон на городище Дикий Сад продолжается

Археологический полевой сезон на городище Дикий Сад продолжается. Благо – погода позволяет копать аж до конца октября. Однако не только в погоде дело. Главное, что уже третий год подряд исследования в Диком Саду финансируются из городского бюджета. Спасибо городу — он выделяет на это деньги. Ибо в прежние времена раскопки велись от силы две недели в году — «на общественных началах», в рамках студенческой практики.
За эти три «финансируемых» года выполнен большой объем работ: расчищена территория памятника, в результате чего он приобрел «экспозиционный вид», интенсивно открываются для исследований всё новые и новые объекты. В летне-осенний сезон 2019-го планировалось изучить почти 200 кв. метров площади, и уже раскопано больше половины.
— И посмотрите, какая ирония судьбы: археологу Юрию Гребенникову, который копал здесь в 1994 году, не хватило буквально двух метров пройти в горизонте, чтобы попасть на очень интересный комплекс, который мы открыли в нынешнем году — то есть, спустя 25 лет, — рассказал бессменный руководитель археологической экспедиции «Дикий Сад», старший преподаватель ННУ им. В.А. Сухомлинского Кирилл Горбенко. — О чем это говорит? Наличие дорожной техники, рабочей силы, регулярность и увеличение сроков работы (теперь мы копаем на протяжении нескольких месяцев) позволяют нам «не засыпаться отвалами» — есть такой термин в археологии, когда под землей, отброшенной с расчищенной территории, оказываются погребенными другие объекты.
Нынешним летом исследованы три объекта: две площадки с хозяйственными ямами разной функциональности и еще одно помещение с остатками кладок.
— Предварительно считаем, что это самые ранние помещения на территории городища, так как они «выпадают из общего контекста» застройки: расположены перпендикулярно реке, хотя все остальные помещения — более поздние — идут параллельно Ингулу… То есть, пришли люди, чтобы на наших берегах поселиться, и первым делом построили для себя жилье, а потом начали строить город. Окончательные выводы будут сделаны после лабораторных исследований, — рассказал Кирилл Горбенко.
Открытые ямы представляют собой интересные объекты. Есть неглубокие «столбовые» (30 см в глубину) для крепления столбов с крышами-навесами, и есть очень глубокие – хозяйственные и хозяйственно-ритуальные – уходящие в землю на метр с лишним.
В хозяйственных хранили продукты – об этом свидетельствуют найденные кости рыб и животных, черепки битой керамической посуды.
Но вот загадка: что означает яма, закрытая антропоморфной стелой — известняковым камнем с подработанными краями, который напоминает контуры человеческого тела? Стенки ямы представляют собой горелый, хорошо прокаленный грунт, а на самом дне, на глубине метр десять, – керамическое пряслице.
Возможно — подношение богам со стороны ремесленницы-пряхи, чтобы ее дело было успешным. Возможно – форма ритуального погребения без тела. Неизвестно, где сгинул человек, а «похоронили» — принадлежавший ему предмет, чтобы было куда приходить и совершать поминальные обряды.
В одном из помещений также нашли несколько антропоморфных предметов – каменные грузила с тремя пропиленными по окружности (посередине и по краям) бороздками-перехватами. Это могли быть якоря, использовавшиеся для оттяжки сетей, установленных для ловли рыбы, а могли быть (одновременно) и культовые, сакральные предметы. Река, рыбная ловля играли огромную роль в жизни жителей Дикого Сада, которые жили в гармоническом обществе, в единстве и согласии с природой, боготворили ее, благодарили божества за дары лесов и рек. Сегодня археологи находят в хозяйственных ямах рыбьи кости карпов, осетров и сомов… достигавших 6 метров в длину!
Две находки, считает Кирилл Горбенко, однозначно можно назвать сенсационными. Первая — трехдырчатый псалий (элемент конской узды) нетрадиционного для этого памятника «образца», хотя псалиев находили в Диком Саду не один десяток.
Вторая – кремниевый серп, орудие из кремня характерно для более позднего времени археологических культур Крыма. О чем это говорит? Возможно, после гибели Дикого Сада часть населения примкнула к военным образованиям, которые стали позже известны как киммерийцы, а другая часть — отступила через Крымский перешеек и «пустила корни» в Крыму.
За последние три года городские власти, управление культуры, отдел охраны памятников во главе с начальником Ириной Бондаренко, николаевские археологи сделали немало для того, чтобы «раскрутить» новый николаевский бренд «Дикий Сад». Нет больше такого прецедента в Украине – чтобы, идя по улице современного города, попасть… в бронзовый век. Теперь ежегодно — масштабно и интересно — здесь отмечается День археолога, а теперь проходят и другие мероприятия – например, «Летний коловорот» (21 июня в день летнего солнцестояния) или выступления клубов исторической реконструкции.
В нынешнем году, благодаря голосованию горожан, которым небезразлична судьба Дикого Сада, малый проект «Дикий Сад» стал одним из победителей в городском проекте «Громадський бюджет». Выделенные средства пойдут на то, чтобы облагородить прилегающую к городищу территорию, разместить на раскопах более фундаментальные информационные блоки (тогда можно прийти и без экскурсовода получить информацию, ведь из 50 исследованных на городище объектов более половины сегодня открыты глазу экскурсанта). Также археологи планируют сделать здесь лапидарий – перевезти и разместить антропоморфные стелы различных эпох.
Будут установлены новые информационные щиты, рассказывающие о Диком Саде, о найденных здесь интересных артефактах — фотографии предметов однозначно будут стимулировать поход горожан в краеведческий музей, желание увидеть «живьем» эти предметы. Кстати говоря, 50% артефактов, находящихся в экспозиции зала первобытной археологии, — именно из Дикого Сада.
— У меня в этом году – юбилейный, 25-й сезон раскопок на городище. Думал, что за 25 лет я уже перестану удивляться находкам Дикого Сада, но нет – археологический памятник продолжает удивлять. Сегодня мы можем говорить однозначно: городище продолжается во дворах домов, стоящих на Набережной, продолжается и за смотровой площадкой, где теперь проходят праздники. Мы видим на большой площади всю картину города целиком. Он наверняка больше, чем 4-5 гектаров. Надеемся, что когда-нибудь найдем и некрополь, — такими словами завершает нашу беседу Кирилл Горбенко.
…Ну а раскопки продолжаются. И это значит – в любой момент можно ожидать новых сенсаций от Дикого Сада.
Наталья Христова.
Фото из архива.