АННА РУБАНСКАЯ: Ответственный видеосъемщик

10:23
Анна Рубанская Блог ВН

Мы с коллегами с удовольствием просмотрели новое видео интересного и деятельного николаевца Андрея Шинкаренко, о чьих проектах «Вечерка» регулярно пишет. К несчастью, во время подготовки этого видео в детском городке «Сказка» у съемочной группы случился конфликт с охраной городка — дескать, снимать тут нельзя. 

На фоне той истории я захотела порассуждать о действующем законодательстве Украины, и сразу оговорюсь: ни капли не сомневаюсь в том, что Шинкаренко никакого законодательства не нарушал. Прогулка по «Сказке», несмотря на неожиданный «детективный» подтекст, удалась на славу.

Могу лишь дополнить эту показательную историю акцентами, не освещенными в данном видео: а что именно могло так насторожить охранника «Сказки»? «Безопасники» — народ простой, служивый и не больно изысканный в общении, но не стоит отрицать: в безопасности они кое-что понимают.

Лично я в его речи расслышала целых два серьезных аргумента: «пропаганда» и «съемка детей».

«Ай, Моська, знать, она сильна…»

Притчей во языцех в Украине стали «сенсации» в СМИ, в соцсетях, у всевозможных блогеров и лидеров мнений, которые вертят видеоматериалами, трактуя картинку на свой лад и подогревая у зрителя веру в собственные идеи. Главным образом, политические. А действительно, какой комментарий мог присовокупить неизвестный, снимая потрепанные замки и домики, грустный кораблик-недострой?.. Какого идеологического слона можно раздуть из этой нехитрой мухи?

В Украине за фейки уже есть ответственность, и даже, вроде бы, удалось привлечь отдельных распространителей. Конкретно — в начале «коронавирусной лихорадки» СБУ и Нацполиция отрапортовали, что наловили аж 5 (пять!) человек за вранье о коронавирусе. За что их привлекли, и как наказали, правоохранители скромно умалчивают. Или тихо отпустили, или до сих пор придумывают, что с ними делать.

Что касается конкретно политической пропаганды, в начале этого года (на шестом году войны) Минкульт представил проект закона об ответственности за дезинформацию. Согласно ему, СМИ за распространение фейковых новостей может «попасть» примерно на 10 млн гривен. За «дезу» в соцсетях можно и сесть в тюрьму от 2 до 5 лет. К сожалению или к счастью, проект завис на стадии комитетских доработок.

В России подобный закон уже есть. Огромный, непуганый Майданами государственный «слон» без долгих разговоров блокирует сайты, уличенные в дезинформации, а заодно приравнивает к ней и «неуважение к власти». Нечаянно наступить на хвост свободе слова он не боится. И в этом смысле Украина — не Россия. Крайне сложно привлечь  гражданина за уличную съемку, которую потенциально можно использовать для политического фейка в особо злостных размерах. Наша свобода слова еще способна залаять на «слона».

Спросите родителей!

Даже не знаю, под каким углом нужно снимать «Сказку», чтобы в кадр точно не попали дети. А уж если они туда попадают, мы автоматически попадаем под действие законодательства, которое и давно существует, и даже работает.

Любой профессионал точно знает, кого он имеет право снимать и где. Для начала, есть «журналистская» статья 34 Конституции (каждый имеет право свободно собирать, хранить и распространять информацию на собственное усмотрение), но есть еще и ст. 307 Гражданского кодекса Украины «О защите интересов физического лица при проведении фото-­, кино-­, теле-­ и видеосъемок». Она гласит, что любого взрослого человека можно безнаказанно снимать в любом общественном месте или на общественном мероприятии (является ли таким местом «Сказка»? Да, является). Для справки: за определением понятия «общественное место» мы, украинцы, по-прежнему ходим в «антитабачный» закон.

По факту же практика нашей страны такова, что фотограф (видеооператор) позволяет себе снимать вообще всех, кто специально не просил этого не делать. Но уж если выразили несогласие — придется послушаться.

В случае с несовершеннолетними — имеется в виду согласие-несогласие их законных представителей. Как правило, это родители. Опять же, жизненная практика несколько отличаются от «написанного пером». Взять хотя бы многочисленных школьных и детсадовских фотографов, которые слыхом не слыхивали о том, чтобы спросить предварительного разрешения на съемку детей. Они просто договариваются с руководством или напрямую с воспитателем, в назначенный день проводят съемку, чувствуя себя при этом, «как дома», и уж затем ставят родителей перед фактом: ваше чадушко вот тут засветилось, извольте приобрести.

Не купить у него фото, конечно, можно (да и нужно, если, к примеру, семье не хватает на хлеб). Но в век цифровой аппаратуры и интернета никак невозможно проконтролировать, куда дяденька потом захочет «слить» материалы, и как еще на них сможет заработать. А способов множество: от коммерческого использования фото в рекламе, на упаковках, в прессе (оплата для фотомодели? Нет, не слышали) до вполне себе криминальной продажи детских изображений совсем-совсем другим дяденькам.

Примечательная история случилась недавно в Запорожье, где фотограф в «творческом порыве» решил сделать детсадовцам не просто портреты на выпускной, а снять целый альбом об их жизни в садике. Для этого он получил доступ во все помещения группы, включая детскую спальню в момент переодевания ко сну. Вот в этом месте все пошло не по плану: мамочки устроили допрос с пристрастием, что именно маэстро имел в виду? Вызвали полицию. К счастью для паренька, полиция не нашла в снимках полуголых детей ничего предосудительного. А к несчастью — история разошлась в соцсетях, и «маэстро» стал известен на весь маленький город Запорожье. Вот какое тонкое это дело — грань между правом на информацию и защитой чьей-то приватности.

*

Меняются времена, меняется любимая «Сказка». Мои дети не видели подземных игровых автоматов, да и «Буян» всю их сознательную жизнь стоит на ремонте — их сандалики ни разу не топали по гулкому мостику. Как и я когда-то, мои отпрыски с радостью лезут на старый добрый паровоз, но и не меньше обожают новомодный пластиковый кошмар «Рыбалка». Вне конкуренции, конечно, электромобили, на которые не хватит никаких родительских нервов и кошельков.

Если достаточно близко к нам оказываются люди, ведущие съемку — я, мама, не стесняюсь спросить: кто такие? Что снимают в детском городке? Не правда ли, они спросят моего согласия, если захотят снять лица моих детей?

Если за меня это сделает охрана, корректно и с соблюдением инструкции — буду только благодарна.

Не бойтесь дискуссии — в ней рождается истина! Приглашаем высказать свое мнение или поделиться своей историей по этому вопросу в нашем Facebook.