История летчика-истребителя

Об одном из редчайших случаев принудительной посадки вражеского самолета, в которой принимал участие С.П. Калугин, среди летчиков во время Великой Отечественной войны ходили легенды.
Во время войны в Корее, в которой официально СССР не принимал участие, он передавал боевой опыт китайским летчикам. Подготовил десятки высококлассных пилотов. Но об этом стало известно лишь в начале ХХI века…

Биография Серафима Калугина типична для юношей того времени. Родился 1 января 1919 года в с. Уразово Курской области в рабочей семье. После смерти матери в 1927 году остался круглым сиротой.
В 30-е годы Серафим Павлович Калугин проживал в селе Доброе Баштанского района Николаевской области. Занимаясь в Запорожском аэроклубе, был призван в Красную Армию. Любовь к небу, увлечение самолетами привели к тому, что с 27 февраля 1939 года курсант Калугин осваивал азы летного дела в Качинской военно-авиационной школе имени Мясникова, которую окончил в мае 1940 года. Летал на И-5 и И-15-бис. Вместе с ним учился и Василий Сталин.
После получения диплома летчика-истребителя молодого специалиста направили в 60-й летно-истребительный полк, который дислоцировался в Хабаровском крае. С началом Великой Отечественной войны полк был переброшен на границу с Японией.
Окончив в марте 1943 года Офицерскую высшую школу воздушного боя в Липецке, молодой офицер поступает в распоряжение Северо-Кавказского фронта, освобождавшего Кубань. Позже в составе 4-го, 1-го Украинского, 3-го Белорусского фронтов принимал участие в освобождении Донецкой, Запорожской, Херсонской областей и Крыма. Довелось Серафиму Павловичу внести свою лепту и в освобождение Белоруссии, Литвы, Латвии, Эстонии, взятие Берлина. Закончил военные действия в составе 1-го Украинского фронта в освобожденной Праге.
За период с 7 марта 1943 года по 9 мая 1945 года произвел 225 боевых вылетов, провел 41 воздушный бой и 33 штурмовки по войсках противника. В воздушных боях Серафим Павлович лично сбил 15 самолетов: 7 – Ме-109, 4 – Ю-87, 1 – Хе-111, 1 – ФВ-190, 1 – Ю-52. Еще один самолет врага – Ю-88 – был сбит им в группе. Символично, что свой последний самолет – ВЧ-190 – он сбил в небе Германии 18 апреля 1945 года южнее г. Коттбуса.
Все победы Калугина перечислены в книге М.Ю. Быкова «Асы Великой Отечественной. Самые результативные летчики 1941-1945 гг.» (2007).
Об одном из редчайших случаев принудительной посадки вражеского самолета, в которой принимал участие С.П. Калугин, рассказал в своей книге «В небе Украины. Ведомые дракона» Герой Советского Союза, генерал-майор И.В. Федоров, а также в журнале «Огонек» № 33 за 1978 год маршал авиации, дважды Герой Советского Союза Е.Я.Савицкий.
Об этом эпизоде войны мне лично рассказывал С.П. Калугин. А дело было так. После выполнения задания по прикрытию наземных войск капитан Тарасов и лейтенант Калугин возвращались на своих самолетах домой. Недалеко от взятого ими курса группа «ЯКов» дралась с «мессершмиттами». Наши летчики имели явное превосходство. Тарасов заметил, что один фашистский самолет Ме-109 находится ниже и справа от дерущихся, и вспомнил, как однажды его, раненого, на подбитом самолете немецкие летчики, зажав в «клещи», пытались посадить на свой аэродром – пленить.
— Сима, — предложил Калугину Тарасов, — давай-ка этого одиночку отведем на наш аэродром.
— Не понял, командир!
— Возьмем в «клещи» и не выпустим, пока фашист не приземлится, — пояснил капитан. – Подойди поближе и следи за мной!
Они прибавили обороты и начали сближаться в направлении «мессершмитта». Немецкий летчик пока их не замечал, находился в развороте, хорошо было видно тонкое голубовато-желтое брюхо Ме-109. Наши летчики зашли ему в хвост с двух сторон. Фашистский летчик их заметил, но слева и справа увидел предупреждающие огненные трассы. Несколько раз он пытался уйти, оторваться от Тарасова и Калугина энергичным маневрированием, но на его пути каждый раз появлялись угрожающие трассы огня пулеметов наших истребителей. Капитан Тарасов, учитывая свой горький опыт в прошлом, всевозможные варианты каждого маневра притовника, осторожно приблизился к фашистскому летчику, чтобы тот увидел его, и показал жестом руки вниз влево – куда лететь, при этом для полной ясности провел рукой по горлу и дал еще раз предупредительную очередь. Очевидно, немец понял, чем ему грозит неповиновение, и покорился судьбе. Направление, куда следует снижаться «мессершмитту», Тарасов указывал разворотами своего ЯКа. Так и посадили Ме-109, где захотели.
Немец не выпустил шасси, и самолет плюхнулся на брюхо, подпортив немного машину.
Трофейный истребитель быстро отремонтировали, и как подарок к майскому празднику передали генералу Е.Я. Савицкому. Он успел полетать на этом самолете, провел с летчиками несколько учебно-показательных боев, с учетом уже нового опыта и возможностей модифицированного самолета. Выполнял на нем и другие полеты, пока «мессершмитт» летом 1943 года не забрали на выставку трофейного оружия в парке культуры и отдыха имени М.Горького в Москве.
Показания немецкого летчика оказались весьма полезными.
Унтер-офицер Герберт Майслер был из истребительной эскадры «Удет». На борту его Ме-109Г была сделана надпись: «Рука Мефистофеля». Один из немногих, кто воевал в Испании, под Сталинградом. Награжден Рыцарским крестом. Сначала он хвастливо говорил, что в составе флота есть истребительная эскадра, почти все летчики которой имеют высшую награду – бриллиантовые подвески к Рыцарскому кресту. Эти кресты и подвески они получили за бои в небе над странами Европы. Но потом, вздохнув, добавил: «Сейчас у нас ценятся летчики с русским опытом».
До этого боя дважды на Кубани Майслера сбивали советские истребители, и оба раза он отделывался, как говорят, легким испугом.
Рассказал пленный и о том, что несколько дней назад они, немецкие летчики, были буквально ошарашены огромным количеством русских истребителей, появившихся над плацдармом. Потом им сообщили, что это прибыло отборное соединение советских ВВС.
Что ж, похвала противника приятна. Тем более что «отборные» полки корпуса не только учились воевать, но и довольно успешно били летчиков и из «Удет», и из «Мельдерс», и тех самых – с бриллиантовыми подвесками к Рыцарским крестам.
К сожалению, боевой товарищ Калугина Герой Советского Союза (13.04.1944) майор Тарасов Павел Тимофеевич погиб 29 июля 1944 года. Он сбил лично 30 вражеских самолетов.
Мужество и героизм отважного летчика С.П. Калугина в годы войны были отмечены орденами: Красного Знамени, Отечественной войны I степени, двумя орденами Красной Звезды, многими медалями. Его грудь должна была украшать Золотая Звезда Героя, но не судилось.
Отмечая с друзьями очередную победу, он не сдержался на замечания замполита и съездил ему по физиономии. Вместо трибунала наградной лист о представлении Калугина к званию Героя Советского Союза разорвали перед строем личного состава полка.
После войны, в 1947 году, Серафим Павлович был переведен в 139-й гвардейский истребительный авиаполк для освоения реактивного самолета ЯК-15, первого в СССР.
В 1948 году был участником военного парада в Москве, посвященного Дню авиации.
А через год С.П. Калугину поручили осваивать новые летательные машины МиГ-9 и МиГ-15.
На 5 октября 1949 года С.П.Калугин имел общий налет 738 часов, в т.ч. на реактивных самолетах – 45 часов 20 минут. Эти цифры подтверждают большой летный опыт пилота.
В июне 1950 года 139-й истребительный полк был перебазирован в город Вышний Волочек Калининградской области. В одну из летних ночей 1950 года в полку была объявлена тревога.
Личный состав еще не знал, что 25 июня 1950 года с внезапного нападения Северной Кореи (КНДР) на Южную (Республику Корея) началась война.
Прибывший на аэродром заместитель командующего авиацией округа зачитал приказ о командировании личного состава 139-го полка в Китайскую Народную Республику для оказания интернациональной помощи.
Родным запрещалось говорить про Китай, тем более Корею. Отправлен служить на Дальний Восток – вот что можно было только передать.
«Нас отправили на транспортном самолете, а самолеты – на открытых платформах под брезентом по железной дороге», — вспоминал С.П. Калугин.
По прибытии переодели советских летчиков в форму Китайской народно-освободительной армии с иероглифами на кармане кителя.
В Китае была поставлена задача охранять границы КНР и КНДР. Летчикам 139-го истребительного полка приходилось вести боевые действия с авиацией США, Японии.
Удостоверения личности в полет не брали. Инструктировали летчиков – в воздухе говорить по-корейски, даже специальные тексты подготовили. Советским летчикам категорически запрещалось перелетать линию фронта, чтобы, не дай Бог, не попасть в плен. Ведь официально СССР непосредственного участия в войне не принимал.
Первым аэродромом, где разместился истребительный полк, был Мукден. Кроме того, советские истребители базировались в Ляо-Яне, Циндао и Шанхае. В дальнейшем полк был подчинен 28-й истребительной авиационной дивизии, которой командовал дважды Герой Советского Союза А.В. Алелюхин.
Китайская армия не имела своих летчиков-истребителей, поэтому Серафима Павловича как отличного пилотажника и методиста назначили командиром группы по обучению молодых китайских летчиков истребительному искусству в городе Шанхае. Много пришлось сил и умения приложить, чтобы летчики Китая сумели стать высококвалифицированными специалистами. Лично С.П. Калугиным были обучены 16 летчиков для полетов на самолетах ЯК-17, МиГ-15, с боевым применением на боевых участках военных действий.
В одной из служебных характеристик на С.П.Калугина удалось узнать интересный факт, что, кроме подготовки китайских летчиков, «…под руководством Калугина и силами инструкторского состава была подготовлена эскадрилья советских летчиков в составе 10 человек к самостоятельному вылету на самолетах МиГ-15, эти летчики ранее летали на самолетах МиГ-9». Переучивать летчиков летать на новых самолетах приходилось прямо в боевых условиях.
Одновременно с обучением Калугин нес постоянное боевое дежурство по обороне г. Шанхая, охране границ КНР.
После обучения китайского полка летчиков в Шанхае группу советских инструкторов направили в город Циндао для продолжения обучения китайских летчиков на самолетах МиГ-15. За время пребывания и оказания помощи в 1950-1951 годах 222 советских летчика обучили 3 китайских дивизии полетам на истребителях МиГ-15. Это был единственный советский полк, готовивший китайских летчиков-истребителей.
За время нахождения полка в Китае летчики сбили 62 самолета США, Японии, потеряв лишь три.
Как вспоминал Калугин, в составе ВВС США воевали бывшие летчики Люфтваффе, Японии, получившие боевой опыт во Второй мировой войне.
Китайские летчики в память о своем наставнике Серафиме Павловиче оставили ему теплые пожелания на своих фотографиях. За успехи в переучивании китайских летчиков на самолеты МиГ-15, ЯК-17 Серафим Павлович был представлен к награде – ордену Отечественной войны I степени. Наградной лист 19 января 1951 года подписал командир 139-го гвардейского ИАП гвардии подполковник Толкачев. Но этот орден отважный летчик не получил.
С начала июня 1951 года (еще до заключения 27 июля 1953 года перемирия в местечке Паньмыньчжоне) 139-й гв. ИАП покинул Китай и передислоцировался на аэродром Кизыл-Арват в пустыне Каракумы в Туркменской ССР. Это было сделано якобы для того, чтобы никто из летчиков не перелетел границу и не рассказал об участии советских военнослужащих в боевых действиях на стороне Северной Кореи против Ли Сын Мана.
Существовала такая присказка по поводу этого аэродрома, вспоминал Калугин: «На земле Бог создал ад и назвал Кизыл-Арват».
Принятые меры не были случайными. Американцы сбрасывали листовки с призывом к нашим летчикам дезертировать и «освободиться от коммунистического ига». Перебежчикам давалась полная гарантия, что их имена останутся в тайне. «Помимо этого, каждый летчик, который благополучно посадит на нашей территории современный реактивный самолет в боевой готовности, получит в награду 50 000 американских долларов» — было напечатано в одной из листовок.
С 1 декабря 1952 года по 19 октября 1953 года С.П. Калугин был слушателем Краснодарской Высшей офицерской школы штурманов ВВС.
После этого Серафим Павлович служил в истребительной авиации в войсках ПВО. Однажды ночью на учениях его подняли на перехват условной воздушной цели. Не обращая внимания на доклад летчика о минимальном остатке топлива, команды на посадку не последовали. Калугин выполнил задачу – перехватил учебную цель. Но стал двигатель, обесточились приборы. Серафиму Павловичу пришлось катапультироваться.
Зимой, ночью он приземлился на лед озера. Стоял густой туман. Летчик не смог обозначить себя, и его в промокшей, обледеневшей одежде нашли спустя сутки. Долго лечился в Центральном научно-исследовательском авиационном госпитале в Москве.
В феврале 1957 года майор С.П. Калугин был уволен из кадров Вооруженных Сил по состоянию здоровья. После демобилизации Серафим Павлович трудился на предприятиях и в организациях г. Николаева, активно занимался военно-патриотической и общественной работой, участвовал в патриотическом воспитании молодежи.
На протяжении десятилетий пребывание советских летчиков в КНР упорно замалчивалось. Возможно, этому способствовало ухудшение советско-китайских отношений. СССР не хотел разглашать свое участие в обучении китайских летчиков, не хотел, чтобы стало известно о воздушной войне летчиков СССР с летчиками США и Японии после Второй мировой войны. Поэтому ежегодно Серафим Павлович подписывал в КГБ бумаги никому не рассказывать о своем участии в обучении летчиков в Китае. Впервые этот факт был признан во время горбачевской перестройки.
За мужество и воинскую доблесть, проявленные при выполнении интернационального долга, Указом от 28 декабря 1988 года Калугин Серафим Павлович награжден Грамотой Президиума Верховного Совета СССР.
Лишь в годы независимости Украины ко Дню Победы 9 мая 2004 года на городском митинге у мемориала ольшанцев С.П.Калугину был вручен орден Богдана Хмельницкого II степени. Этим орденом отмечен его ратный труд в Корейской войне.
Умер отважный летчик 23 августа 2005 года в г. Николаеве. До последнего дня своей жизни он хотел узнать о судьбе своих китайских воспитанников: живы ли те, кому он подарил «крылья» для полета?
С.П. Калугин рассказывал о колоссальных жертвах в этой войне среди мирного населения и военных с обеих сторон.
Вот какие сведения приводятся в книге А.С. Орлова, В.А. Гаврилова «Тайны корейской войны»: «…По далеко не полным данным, американская авиация только за первый год войны сбросила в Корее свыше 15 млн различных авиабомб, массированно использовала напалм, превращая в пепел населенные пункты. …В Пхеньяне не уцелело ни одного здания. Некогда оживленный город превратился в развалины. По оценке экспертов, за годы войны американские ВВС сбросили на территорию Кореи практически столько бомб, сколько за все время Второй мировой войны они сбросили на Германию и Японию».
Потери США, Северной и Южной Кореи, КНР, войск других государств, сражавшихся под флагом ООН, известны: в открытых источниках указывается, что в 1950-1953 гг. в Корее погибли от 2 до 9 миллионов корейцев, 1 миллион китайцев. Среди погибших был старший сын Мао Цзэдуна – Мао Аньин. Ранее он лейтенантом советских танковых войск под именем Сергей Мао участвовал в Великой Отечественной войне.
Потери США составили 54246 убитыми и 103284 ранеными…
Только недавно стали известны потери СССР в Корее: 315 человек были убиты, умерли от ран и болезней, в т. ч. 168 офицеров. 64-й истребительный авиакорпус потерял за 2,5 года участия в боевых действиях 335 истребителей МиГ-15 и свыше 100 летчиков, сбив тысячи самолетов противника. За мужество и героизм 3504 военнослужащих авиакорпуса награждены орденами и медалями, а 22 летчика удостоены звания Героя Советского Союза.
Эта война стала преступной авантюрой не меньше, чем война в Афганистане, она была оплачена жизнями миллионов людей.
Люди должны знать правду. Тем самым мы будем достойно вспоминать героев и павших той ненужной войны.
Эрнест Хемингуэй в предисловии к книге «Прощай, оружие» написал: «Я считаю, что все, кто наживается на войне и кто способствует ее разжиганию, должны быть расстреляны в первый же день военных действий доверенными представителями честных граждан своей страны, которых они посылают сражаться».
Кто с этим не согласен?
Евгений Горбуров,
кандидат исторических
наук, доцент ННУ
им. В.А. Сухомлинского.