Жизнь за границей. Власти совершенно забыли о простом человеке

Мы много и часто по делу ругаем нашу власть, и нередко можно услышать фразу: «В России людям живется намного лучше». Что ж, в Москве действительно хорошо: и зарплаты большие, и возможности. А как живет провинция? Читатели уральского издания Znak рассказали, как им приходится выживать в условиях реального падения доходов, что их волнует больше всего и готовы ли они выходить на масштабные акции протеста.

«Голосовал за Путина. И теперь очень жалею об этом» (Дмитрий Кабетов, город Сургут)
Мне 41 год, я монтажник технологических трубопроводов. Зарабатываю около 85 тыс. рублей в месяц. На эти деньги мы живем с супругой и двумя детьми. Ипотеки и кредитов нет. Коммуналка обходится примерно в 5-6 тыс. ежемесячно. Основная часть средств уходит на еду.
На что-то откладывать, копить не получается. Хоть зарплата и неплохая, но цены стали очень высокими. С трудом понимаю, как люди выживают в Центральной России на гораздо меньшую заработную плату.
Много средств уходит на одежду для детей. Но больше всего тревожит растущая стоимость продуктов питания. Если раньше на тысячу рублей можно было набрать в магазине большую сумку с продуктами, то теперь для этого надо 2-2,5 тыс. рублей. Конечно, приходится отказываться от каких-то товаров.
Встал вопрос о покупке машины. Но даже если говорить о бюджетном классе, в нынешних условиях без кредита это сделать практически невозможно. Если брать кредит на пять лет, придется платить около 20 тыс. ежемесячно. Это существенная сумма.
В прошлом году я получил шестой разряд по своей специальности, и зарплата значительно выросла. С этой точки зрения в 2018 году мое финансовое положение улучшилось, стало несколько легче дышать. Если бы заработная плата не увеличилась, было бы сейчас гораздо сложней.
Я, кстати, раньше если и ходил на выборы, то не голосовал, а портил бюллетени. Но в 2018 году целенаправленно пошел и проголосовал за Путина. И теперь очень жалею об этом. Ему народ доверился, столько людей отдали за него голоса. И что мы видим? Проблем в социальной сфере прибавилось. Налоги растут, пенсионный возраст повысили. Такое ощущение, что мы живем, как в барские времена. Ты работаешь на барина, он платит тебе по своему усмотрению какие-то гроши. Народ для нынешних политиков никто. Конечно, людей такое положение дел не устраивает.
Сургут в принципе благополучный город. Здесь мало кто думает о митингах. Наверное, у нас люди выйдут на улицы, только если будет общероссийская акция протеста – против повышения цен, к примеру. А так люди заняты своими обыденными делами, нужно свои семьи кормить. Если такая полномасштабная акция протеста против политики властей будет, то, вероятно, я поучаствую в ней.
Хотелось бы, чтобы ситуация в стране изменилась к лучшему. Но, скорее всего, все станет только хуже. Кого я виню в этом? Как говорится, рыба гниет с головы. Так что в нынешней ситуации виновны правительство России и лично президент РФ.

«Сырники стали почти праздничным блюдом» (Валерий Фокин, город Киров)
Я пенсионер, мне 70 лет. Писатель, журналист, член Союза писателей России. Поскольку я инвалид третьей группы, то с доплатой к пенсии в месяц получаю 15823 рубля. Пенсия, конечно, маленькая. Приходится все планировать: плату за коммуналку, траты на постоянные лекарства, на продукты. Лишней копеечки не остается.
Самое страшное – это рост коммунальных платежей. Если раньше я за свою двухкомнатную квартиру платил пять тысяч рублей, то сейчас доходит до семи тысяч. Платим за какой-то капремонт, который капитально никто не делает. Коммуналка растет так, что индексация пенсий пожирается мгновенно. И недовольство народа по этому поводу понятно.
Заметно и подорожание продуктов. Из-за этого от многого пришлось отказаться. Реже теперь едим фрукты, мясо, покупную рыбу, творог. Сырники стали почти праздничным блюдом. Приходится постоянно следить за скидками в магазинах и брать впрок какие-нибудь консервы, крупы. Нынешняя экономическая ситуация, когда все дорожает на глазах, рождает творчество масс. Многие не только пытаются найти продукты подешевле, но и проявляют чудеса изобретательности в домашней кулинарии, особенно в заготовках на зиму.
Вызвало удивление неожиданное подорожание пшенки. Стоила 26 рублей, сейчас – 46. Более того, ссылаясь на неурожай, продают какие-то пятилетние запасы. Дефицит на рынке. Мы привыкли, что овощи сезонно дорожают. Или водка. Но чтобы пшенка!
Как прожить и прокормиться при постоянном росте цен на продукты? Мы весной с женой уезжаем в деревню и живем там до начала октября. Там у нас огород. Я хожу на речку, ловлю рыбу, она в холодильнике у нас до Нового года. Опять же, своя картошка, капуста, морковка, свекла. За счет своего огорода и летнего пребывания в деревне мы экономим на питании и на коммунальных расходах.
Что касается ситуации в целом, то без стабилизации цен бессмысленно повышение пенсий. Их индексация не успевает за удорожанием продуктов и, особенно, коммуналки.
Приработка у меня сейчас почти никакого нет. Так получается, что публиковаться официально мне невыгодно. Напечатал вот журнал подборку моих стихов, начислил гонорар в 3,5 тыс. рублей. И говорит мне секретарь издания – пишите «отказную». Если я получу эти деньги, то для властей стану работающим пенсионером, и индексацию пенсии прекратят. Фактически за год я потеряю больше, чем этот гонорар. Поэтому приходится либо отказываться от выплат, либо получать их в конверте.
Но ведь писательство – это не работа у станка за зарплату. Ты можешь творить в трамвае, что-то придумывать в очереди в магазине. Считаю, что для писателей-пенсионеров, особенно в глубинке, которые получают скромные гонорары за эпизодические публикации, нужно сделать исключение: не нужно их считать работающими пенсионерами и приостанавливать им индексацию пенсий.
Обидно за нашу Кировскую область. Вятка никогда не была богатой. Но «варяги»-губернаторы и главы администрации областного центра могут сделать ее нищей. Своими новыми «оптимизациями» они отнимают у людей последнее. Привозят «в обозе» своих помощников, назначают их министрами, внедряют на «хлебные места». Пермских чиновников сменили московские и казанские. Чужаки отжимают наиболее прибыльный бизнес у местных предпринимателей. А еще вводят новые поборы с населения, например, в виде «мусорного налога».

«Вероятно, народ скоро возьмется за вилы» (Евгения Набиуллина, город Пермь)
Мне 29 лет. Я руковожу организацией, которая занимается строительством и розничной торговлей. Мой муж работает в этой же компании. На двоих мы зарабатываем около 50 тыс. рублей в месяц. Из них 28 тыс. уходят на ипотеку, около 6 тыс. – на коммуналку. Оставшиеся средства тратим на продукты. Что-то откладывать не получается. Более того, из-за нехватки средств в прошлом году нам пришлось взять кредит. У нас был как-то день, когда даже на хлеб не было денег.
Из-за подорожания продуктов мы в принципе отказались от кофе, майонеза, куриных яиц. Если раньше брали мясо премиум-класса, то сейчас максимум – сосиски по акции или тушенку. В основном покупаем крупы, гречку, макароны. Чай берем самый дешевый. У родителей есть огород, что привезут из овощей, то и едим. В этот раз даже на Новый год алкоголь особо не покупали. Только одна бутылка шампанского была, нам хватило.
Кроме того, мы перестали покупать одежду, ходить в кино, салоны красоты. Если раньше я делала маникюр стабильно раз в месяц у мастера, то сейчас делаю его сама. Ограничиваем себя в покупках автомобильных товаров.
В обществе витают революционные настроения. Я думаю, и в этом со мной солидарны друзья и коллеги, скоро нас ждут различные забастовки и митинги. У народа уже заканчивается терпение, люди злые, и поэтому все возможно.
Российские власти не решают насущные внутренние проблемы. О них не говорят с экранов телевизоров – там, в основном, Сирия, Украина, западные санкции. Но лично я на себе санкции никак не ощущаю – они больше касаются наших миллиардеров и политиков. Да и про Украину нам врут. У меня знакомые недавно созванивались с родственниками на Украине, и они заявили, что у них там все хорошо.
Богатые богатеют, бедные беднеют, власти пишут законы под себя, из-за которых растет злоба в обществе. На выборы заманивают билетами в кино и лотереями. Премьер-министр говорит: «денег нет, но вы держитесь», пенсионный возраст повышается, налоги растут. Нет ничего позитивного! Так что, вероятно, народ скоро возьмется за вилы. Если масштабные акции протеста будут, я, скорее всего, на них пойду.

«Власти совершенно забыли о простом человеке» (Татьяна Козловских, село Загарье Кировской области)
Я всю жизнь проработала библиотекарем. Сейчас мне 62 года, я ветеран труда на пенсии. Получаю 9 тыс. рублей с копейками, у мужа пенсия 10900. Очень много денег уходит на коммуналку – почти 5 тыс. рублей. И это мы еще счетчики поставили, до этого выходило около 6,5 тыс. рублей.
Приходится экономить или отказывать себе в чем-то. Например, я бы хотела покупать литературу, выписывать журналы. Хотелось бы больше жертвовать на храм, ездить в паломнические поездки, покупать больше рыбы, фруктов. Спасибо детям, они нам их иногда привозят.
Мы держим свой огород. Раньше была корова, всегда было молоко, сметана. Но сейчас остались только куры. Держать скотину стало накладно, корм дорожает. Тот же поросенок, он, как копилочка – в него надо вкладывать и вкладывать. На это нужно время и немалые средства.
Жить стало гораздо сложнее. Все дорожает – и продукты, и коммуналка. Откладывать ничего не получается. Правда, мы ввязались в накопительное страхование. Это когда платишь пять лет по 2100 в месяц, и в конце тебе выдают 130 тыс. рублей. Но сейчас нам эта затея с мужем уже не кажется такой прибыльной. Не исключено, что инфляция все съест. Лучше бы эти 2100 на руках были.
Деревни всегда кормили города. А что сейчас? Деревни исчезают, поля зарастают. Население почти не растет. В нашем селе раньше невозможно было купить квартиру, все было занято. А сейчас продают и квартиры, и частные дома. Потому что нет работы. Молодежь уезжает в города. Раньше у нас был очень хороший колхоз. А остались только пилорамы, но и они простаивают.
Что касается пенсионной реформы. Для государства это экономия бюджетных средств. Но власти совершенно забыли о простом человеке. Как он будет жить? Мужчинам физически сложно дожить до 65 лет. Они кое-как до 60 дотягивают и при этом ждут не дождутся этой пенсии. Да и женщинам тяжело. У меня стаж 40 лет. Я, когда вышла на пенсию, как будто белый свет увидела, хотя очень любила свою работу. Но приходит время, когда нужно отдыхать. Я очень счастлива, что вышла на пенсию, появилось много свободного времени.
Если бы сейчас те, кто воевал против фашистов в Великую Отечественную войну, посмотрели на то, что происходит в стране, они бы ужаснулись! И как только государство не понимает, что своей политикой рубит сук, на котором сидит?