«Женихи»: в спектакле только… девушки

В первый день месяца в Николаевском академическом украинском театре драмы и музыкальной комедии открыли новый сезон. И открытие удалось на славу: в зале не было ни одного зрителя, который не вытирал бы слёзы от хохота.
На открытии впервые показали гоголевских «Женихов». Возможно, именно так Николай Васильевич видел свою знаменитую пьесу. Фирменный юмор классика не поддался никаким идейным искажениям или современным интерпретациям.
Занавес открывается, и зритель видит запущенную комнату холостяка с выцветшими и отклеившимися по углам обоями. На диване – Подколёсин (актриса Ирина Тубальцева). Да, да – в постановке Линаса Мариюса Зайкаускаса (Литва) все роли исполняют… женщины! Такая задумка, по мнению режиссёра, позволит взглянуть на пьесу свежим взглядом. Гротескные гоголевские персонажи, смешные своими мелкими пороками, стали ещё смешнее и гротескнее в исполнении женщин. Накладные бёдра, длиннющие усы, высоко вскинутые в постоянном изумлении брови – добавили их героям милой комичности. Художник-постановщик Маргарита Мисюкова (Литва) придумала для актеров спектакля уморительно смешные костюмы и образы. В оформлении спектакля использованы видеопроекции с фрагментами живописи современного колумбийского художника Фернандо Ботеро, визитной карточкой которого являются так называемые «толстушки». Когда Подколёсин мечтает о невесте, проекция плюшевого ковра с оленями, хорошо знакомого многим из нас по советским временам, сменяется изображением этих пышнотелых девиц.
Улыбками зрители встретили появление на сцене Степана – слуги Подколёсина, в котором не все сразу узнали заслуженную артистку Украины Светлану Никитасенко! Она мастерски изобразила дряхлого, глуховатого старичка, который вместе с тоскливым жужжанием мух и облезлыми обоями составляет холостяцкий антураж Подколёсина. Музыка, напоминающая монотонную шарманку, дополняла общее впечатление (кипрский композитор Васос Аргиридис).
Всё меняется, когда в дом Подколёсина врывается его друг Кочкарёв (актриса Оксана Арнаут-Руденко). Это, несомненно, один из самых блестящих образов спектакля – в чёрных усах и плутовской ухмылке. Сваху Фёклу Григорьевну сыграла актриса Наталия Рыжкова – в её исполнении это потрёпанная худощавая старушка с подбитым глазом и отсутствующим передним зубом.
Очень атмосферна сцена первого появления в спектакле невесты Агафьи Тихоновны (актриса Виктория Свистун), её тётки Арины Пантелеймоновны (актриса Татьяна Сайи Пируз) и прислуги Дуняшки (актриса Инна Чернега). Накладные груди и зады, нарисованные прямо на веках ресницы, брови ниточкой – вот такие колоритные женщины получились в спектакле Зайкаускаса.
Экзекутор Яичница (актриса Татьяна Винник) – один из самых живописных образов в спектакле. Актриса абсолютно неузнаваема с необъятным накладным животом, который делает её персонажа похожим на шар. На голове – ярко-жёлтый, как желток в яичнице, парик с проплешинами, в тон ему – нелепые оранжевые штаны.
Вообще с того момента, как к невесте по очереди стали наведываться женихи, зритель уже не умолкал, а непрестанно смеялся. Гоголевский текст так органично сплетался с тем, что мы видели на сцене! Вот пришёл субтильный, с тоненьким голоском застенчивый офицер Анучкин (актриса Инна Леонтьева) – нелепая рыжая копна кудрявых волос и такие же рыжие усы. Её персонаж непрестанно конфузится, прямо-таки обмирая от ужаса и волнения за происходящее. Очень смешной вышла сцена, когда все женихи пытаются усесться на диван и из-за толстенного Яичницы – кто-то да не вмещается! Впрочем, конечно, этот «кто-то» – непременно недотёпа Анучкин, который в отчаянии бросается всем своим хлипким тельцем в малейшую щёлочку между женихами.
Ну, а про моряка Жевакина (актриса Светлана Лубенец) вообще стоит сказать отдельно. Забавный, аккуратненький животик, залихватские чёрные усы, поразительно скопированная актрисой мужская походка фатоватого, вечно пьяненького моряка – всё это порождало какого-то невероятно смешного и в то же время трогательного человечка. Образ вышел настолько «выпуклым», что режиссёр даже позволил себе выстроить ради него сцену, выбивающуюся за рамки гротескной комедии. Когда Жевакин понимает, что его «отшили», что ему не стать в очередной раз законным мужем Агафьи, он выходит на авансцену, трогательно сжигает домик из спичек – символ мечтаний о семейном гнёздышке – и при приглушённом свете читает душещипательный монолог о том, как тяжело переживать отказ в какой уж раз.
Финал предваряет сцена объяснения между женихом и Агафьей Тихоновной. Невеста в алом платье эротичным баском «гудит и млеет» от любви к Ивану Кузьмичу. Подколёсин, сгорая от неловкости, вертя задом и вздымая брови, находится в нерешительности. И уже готов сбежать от столь непривычной ситуации. Но в последний момент его буквально за ноги притаскивает к невесте настырный сват. И вот уже жених в предсвадебной эйфории, в мечтах видит себя мужем, перед ним появляется стол с бокалами и праздничными бутылками шампанского. Но вдруг Подколёсина, как с ног, сбивает мысль о том, что это ведь «на всю жизнь, на весь век, как бы то ни было, связать себя, и уж после ни отговорки, ни раскаянья, ничего, ничего – всё кончено, всё сделано». Разве нельзя попятиться? А ведь можно! Так решает знаменитый гоголевский персонаж.
– Уберите ноги, сейчас буду прыгать! – говорит Подколёсин зрителям первого ряда, с облегчённым сердцем «сигает» со сцены в зал и убегает. А на столе, в полутьме остаётся праздничный стол с шампанским. И вдруг, при полной тишине бутылки сами откупориваются и взрываются вверх блестящими пробками. Очень эффектный приём, который усиливает гротеск всего происходящего. Это финал – при пустой сцене, пустом свадебном столе, с бессмысленно открывшимся шампанским…
Но разгневанная невеста в белом пышном платье своё возьмет – уже на поклоне: с яростью изловив-таки несостоявшегося жениха, закидывает его, как добычу, на плечо. А зрители смеются и хлопают, и с восторгом видят, как срывают парики прекрасные актрисы украинского театра, как встряхивают своими красивыми длинными волосами…
Как ранее сказал Николай Берсон, украинский театр «ищет пульс николаевского зрителя, постоянно экспериментирует с жанрами и стилями». Эксперимент с «Женихами» удался. Этот спектакль хочется посмотреть несколько раз. Необычные костюмы, чудесная музыка, замечательная хореография, блистательная игра актёров и, конечно, главный герой пьесы – знаменитый Гоголевский стиль и смех, который никого не оставит равнодушным.
Игорь Ермолаев
фото автора.