«Залповые» дожди, мало снега: Николаевщина первой в Украине может столкнуться с дефицитом питьевой воды

0:42

Откройте «Вечерний Николаев» в Google News и  Телеграм-канале

Тилигульский лиман, Тилигул, Koblevo Freedom Fest, Коблево, фестиваль, пляж, море в Николаеве, Николаевская область, туристический магнит (с) Фото - А. Рубанская, Вечерний Николаев

Про глобальное потепление мы знаем из новостей, а понятие «дефицит воды» у нас ассоциируется с пустынями Африки, и уж точно — не с богатой природой и щедрыми полями «житницы Европы», Украины. Тем не менее, климатические изменения уже формируют новую реальность, которая сегодня касается нас напрямую. Украина уже перешла в категорию стран, мало обеспеченных питьевой водой. Николаевщина по показателям доступности качественной воды — на первых местах с конца.

Состояние и водность рек, дефицит пресной воды, ситуацию вокруг Александровского водохранилища, повторит ли Тилигульский лиман судьбу Куяльника, исчезнет ли курорт Коблево — все эти проблемы обсудили 8 декабря в Николаеве ученые, эко-активисты, представители областной власти на панельной дискуссии «Экология водных ресурсов Николаевщины». Встречу организовал «Украинский кризисный медиа-центр», сообщает корреспондент «ВН».

Как объяснил начальник отдела техногенно-экологический безопасности Регионального офиса водных ресурсов Николаевской области Руслан Туз, река Южный Буг с 2017 года пребывает в маловодной фазе, а виной этому — изменения климата края и плачевное состояние малых рек. «63% притоков, питающих Южный Буг — речушки длиной до 10 км с временным водотоком. Соответственно, для сохранения водности Южного Буга и Ингула необходима расчистка малых рек и ручьев. Также нужны меры по адаптации к изменениям климата. Потому что мы видим, что климатические факторы, отсутствие осадков, весеннего половодья, влияют на отсутствие формирования достаточного стока Южного Буга», — сказал он.

Также чиновник отметил, что в течение последних 11 лет средства на очистку русел малых рек бюджетом не предусмотрены — эти работы государство оплатит только в качестве защиты от затопления населенных пунктов и хозяйств.

В свою очередь, доцент ЧНУ им. П. Могилы Лариса Патрушева привела данные о состоянии водных ресурсов Николаевской области в сравнении со средней картиной по Украине.

По Украине прогнозные ресурсы добычи подземных вод на 1 человека составляют 1,7 тыс. куб.м. в год, в Николаевской области — 0,38 тыс. куб.м. Меньше нас — только у Одесской области. В Херсонской области эти прогнозные ресурсы существенно повышены, так как у них есть Днепр. Что касается показателей водозабора на 1 человека на сегодняшний день, в целом по Украине этот показатель — 0,16 тыс. куб.м. в год, а в Николаевской области этот показатель вчетверо меньше —  0,4 тыс. куб.м. в год.

Справка: По определению ООН, государство, водные ресурсы которого не превышают 1,5 тыс. м3 на одного человека, считается необеспеченным водой. В Украине на одного жителя приходится менее 2 тыс. м3 в год, что является одним из наименьших показателей в Европе (прим. ред.)

«Можно сказать, что Николаевская область недостаточно обеспечена ресурсами подземных вод, и перспектив для улучшения этой ситуации нет. Подземные воды — это стратегический ресурс национального значения. Нужно с вниманием относиться с добыче подземных вод и рассматривать их как запас на случай больших проблем в будущем. Если смотреть на обеспечение водными ресурсами южных областей Украины, среди них показатели Николаевской области — самые низкие. По речному стоку средний показатель по Украине — 4,8 тыс. куб.м. в год на 1 человека. Специфика всего юга в том, что мы занимаем прибрежное положение, и соответственно, у нас идет понизье всех рек. Наш Южный Буг по водности несравним с крупными реками соседних областей — Днепром и Дунаем. Это приводит к тому, что наши показатели обеспечения водой чрезвычайно низкие. В сумме выходит так, что на одного человека в Николаевской области — самый низкий показатель по Украине, 3,575 тыс. куб.м. в год», — объяснила николаевский ученый.

По ее словам, ситуацию усугубляют особенности осадков, на которые мы повлиять не можем: «Самая «полезная» погода — это медленный дождик, который идет на протяжении суток, дает максимальную фильтрацию влаги и пополнение подземных горизонтов. Наши реки попадают в зону преимущественно снежного пополнения, поэтому для наших краев характерно весеннее половодье. В последний раз это явление наблюдалось на Южном Буге в 2003 году. И здесь придется вспомнить, сколько лет у нас не было настоящего снега. Чтобы пополнять водные запасы земли, снежный покров должен лежать на протяжении всей зимы, и этот снег должен выпасть до замерзания почвы, чтобы весной он ушел в землю, пополнил грунтовые и подземные воды. А именно этот процесс у нас уже долгое время не происходит. Вместо этого у нас происходит активный поверхностный сток по причине ливней. Из-за изменений климата мы наблюдаем изменение характера осадков: за полчаса выпадает месячная норма дождя! Почти 100% этой воды сходит моментально, попадает в реки, смывая с собой грунт, мусор, минеральные удобрения. Все это увеличивает уровень воды лишь на короткое время, но очень способствует зарастанию и заиливанию реки».

Директор регионально-ландшафтного парка «Тилигульский» Олег Деркач объяснил, что происходит с южными реками и лиманами, на примере своего природоохранного объекта — Тилигульского лимана и впадающей в него реки Тилигул. Уникальная соленость Тилигульского лимана, подходящая для заморских устриц и креветок, на самом деле, является следствием деградации водоема: еще немного — и его соленость станет «мертвой», говорит известный николаевский эколог.

«Тилигул» в переводе с тюркского —  это «буйная река». Когда-то это была действительно бурная река, ее глубина по фарватеру достигала 21 м. В последнее десятилетие Тилигул начал пересыхать, а лиман начал сильно засаливаться. Соседний Куяльницкий лиман на глазах одного поколения вообще исчез, и чтобы спасти курорт национального значения, одесситы начали накачивать туда воду из моря. Таким образом, лиман поддерживается, но соленость его растет. Следующим после Куяльника может стать Тилигульский лиман, в который не хотят вкладывать такое количество денег. В студенческие годы в 1983 году я приезжал на практику на Тилигульский лиман, его соленость составляла 5-10 промилле. Это был скорее пресный водоем, где водился судак, карпы, щуки и другая речная рыба. В 2003 году соленость была уже 17 промилле — такая, как в Черном море. Сейчас соленость лимана — почти 30 промилле, это уровень Мирового океана. Соленость будет продолжать расти. Более 40 промилле — там ничего не выживет. Когда начали изучать ситуацию, выяснилось, что сток реки Тилигул практически нулевой. Снежного и ледяного покрова тоже практически нет. Я не помню, когда в последний раз лиман замерзал. Снег по пояс и по шею больше не выпадает. Испарение с поверхности лимана — в жаркий день оно составляет 200 тыс. куб.м. воды в сутки. Сформировался дефицит пресного стока в лиман — 30 млн куб.м. Если ничего не делать, то через 15-20 лет мы потеряем водоем, он превратится в соленое болото. Поэтому мы применили единственный способ спасти Тилигул — соединить его с морем. Это частичное решение проблемы, так как воды добавилось, но «рассолить» лиман все равно не получается», — объясняет Деркач.

По его словам, водность больших рек формируют преимущественно малые реки, длиной от 10 до 100 км с постоянным водотоком, площадь бассейна — 50-2000 кв.км, расход воды — до 5 куб.м. Именно их человек губит активнее всего: каждое село, через которое протекает маленькая речка, хочет себе сделать «ставок», таким образом, река превращается в систему запруд, реки как таковой уже нет. Мы практически потеряли малые реки, теряем средние реки и водоемы закрытого типа (лиманы). Проблема скоро затронет большие водоемы, включая Днепр, проблемы которого Николаев уже ощутил по качеству воды из крана.

«Когда Украина перестала давать воду в Северокрымский канал, мы думали, что сразу улучшится экологическое состояние Днепро-Бугского лимана, Кинбурнской косы, которая со стороны лимана давно уже утратила свою привлекательность. Казалось, что промывка днепровской водой, которая не пошла на Крым, улучшит ситуацию. Ничего подобного не произошло, потому что, оказывается, водность Днепра резко упала», — говорит Олег Деркач.

Чтобы не превратиться окончательно в пустыню, говорит эколог, Николаевщине придется уменьшать сельскохозяйственную деятельность. По его данным, в США распаханность составляет 16% территорий, в Европе — 20-30%, в Украине — 56%. В Николаевской области распахано 69% территории. При этом, эколог объясняет, почему уже не поможет даже расчистка русел рек без устранения причин их зарастания и заиливания. Все эти меры ранее предлагались экологическим сообществом при распределении земельных паев, однако были проигнорированы законотворцами. Депутатов, в частности, просили не отдавать в частную собственность земли деградировавшие, сильно загрязненные, смытые, их нужно оставить в государственном фонде и проводить на них программы рекультивации. Поступало также предложение ввести контурное мелиоративное земледелие, однозначно поддержанное научным сообществом: согласно этой концепции, разрешение на фермерскую деятельность должно зависеть от наклона конкретного участка. На территории с уклоном более 7 градусов заниматься сельским хозяйством нельзя. Только после решения этих проблем, объясняет Деркач, есть смысл углублять и расчищать русла рек.

Анна Рубанская

Фото автора

Видеозапись круглого стола — НикВести: