Юрий Жирадков: один под парусом

Основано на реальных событиях

18:00

Откройте «Вечерний Николаев» в Google News и  Телеграм-канале

Юрий Жирадков, яхты, спорт, парус, плаванье, путешествия, регаты, Борис Немиров, Икар, Аверс

Николаев полон интересных людей. Один из них – Юрий Борисович Жирадков. Подполковник в отставке, яхтенный капитан, участник Международной трансатлантической парусной регаты «TALL SHIP — 2000», во время которой старшим помощником ходил на яхте «Икар» вместе с капитаном Борисом Немировым.

17 июля 2008 года. Интервью перед походом по Дунаю в Белград.

А еще Юрий Борисович — любитель одиночного дальнего плавания. «Индивидуальных» путешествий в его жизни было несколько. Первое – на остров Змеиный, 362 мили по Черному морю – почти 600 км под парусом и только под парусом — никаких моторов, никаких GPS, никаких мобильных телефонов. На кону — маленькое суденышко «Аверс» и умение яхтсмена с ним управляться в штиль, в шторм, в непроглядной черноте ночи. Ночной сон – прерывистый, 20-30 минут, иначе есть опасность встретиться с большим судном, которое тебя на своем пути сметет и даже не заметит.

Змеиный – это был его удачный «дебют» в 1998 году. А потом яхтенный капитан начал ставить перед собой все более сложные задачи: морской поход в Севастополь, «вояж» по периметру Черного моря (1330 морских миль, или 2500 км), плавание по Дунаю в сербский город Белград (3000 км), путешествие по Днепру из Николаева в Киев (2000 км) через «Пять морей» (Пять морей – это водохранилища Днепра, которые местные жители называют морями: Каховское, Днепровское, Кременчугское, Каневское, Киевское). И наконец – Средиземное море. Мечтал о кругосветке, но лодочка была слишком старой, маленькой и хрупкой для океанских волн, да и спонсоров для обеспечения такого большого странствия не нашлось.

Эти шесть походов так бы и остались просто строкой в биографии Юрия Жирадкова, если бы не яхтенный журнал и дневники, которые он вел в пути. На их основе в 2004 году начал писать путевые заметки. Сегодня они собраны в книгу «Один среди волн» — в 2021-м она вышла из печати в николаевском издательстве «Илион».

 *     *     *

Юрий Борисович оказался интересным рассказчиком. Точное описание действий, составлявших его жизнь на яхте, соседствует в документальном повествовании с лирическими отступлениями – это небольшие зарисовки природы, мысли и ощущения затерянной в море бродяжьей души, углубление в историю и географию мест, мимо которых лежал его путь.

Иному читателю может показаться, что описания бытовых или «профессиональных» подробностей – излишни и скучны (все эти гика-шкоты, стаксели, рангоуты, шкотовые лебедки, бейдевинды и прочее). Но на деле это не так. Человеку, далекому от приключений путешественника под парусом, чрезвычайно интересно окунуться в детали, которые позволяют живо представить сотни ежедневных «будничных шагов» смельчака в маленькой лодке, большую часть пути прикованного к яхте во избежание такой неприятности, как в одну минуту быть смытым волной за борт. Однажды такое случилось — и ему повезло: благоприятное стечение обстоятельств позволило взобраться обратно на палубу. А ведь уже прощался с жизнью.

— Включая эти подробности в книгу, прежде всего думал о тех яхтсменах, которые, возможно, однажды отправятся в подобное путешествие. Я поделился с ними опытом и предостерег от ошибок, — отмечает Юрий Жирадков.

Сколько раз за время морских походов он был на волосок от смерти! Сколько раз, расставаясь на берегу с женой Ниной и сыном Славой, задавал себе вопрос: увижу ли я их снова? Не зря свои путевые заметки яхтенный капитан посвятил Нине. Поддержать опасное увлечение мужа и ждать на берегу – трудное женское искусство. Тем более что первые походы были без мобильной связи.

Не анализировать содержание, а дать слово самому автору и его книге – это правильно. Только так читатель сможет почувствовать всю неординарность этого повествования.

25 августа 2008 года. В честь возвращения «Аверса» — салют из пушки

Полночь и шторм: «Крутой бейдевинд, ветер встречный, как говорится, полный «вмордувинд». Лодка летит как на крыльях… Иду курсом 310. Кошмар, что творится на море. Лодка просто рвется в бой. Здорово! Что-то кричу от восторга. Вот ради этого стоит ходить в моря. Такое нужно испытать, чтобы почувствовать всю силу разбушевавшейся стихии. Вот так напор!». И этот текст — не художественный вымысел. Как пишут в титрах фильмов: «основано на реальных событиях».

И снова шторм: «Прошел один блин черной тучи, следом надо мной нависла косматая медуза другой. Но видя, что лодка ведет себя хорошо, я немного успокоился. Хотя поначалу думал, что всё – приехали. Короче говоря, заглянул за ЧЕРТУ. И себя корил – зачем полез бес знает куда. Неужели на этом моя жизнь, моё существование в этом таком хорошем мире для меня закончится и меня больше не будет? И зачем мне это всё нужно?».

Кстати говоря, только за время путешествия по периметру Черного моря яхтенному капитану довелось пережить 5 серьезных штормов. По статистике, половина яхтсменов, отправляющихся в плаванье в одиночку, с моря не возвращаются.

Обычная ситуация — опасность встречи с большим кораблем: «…ветер прижимает меня к этой серой стальной громадине, своим хищным стальным носом способной расчленить мою лодчонку и даже не заметить. Что делать – не знаю. Повернул вправо, потом – влево, пока не решил пройти у него по корме… Прохожу под кормой, румынские военные моряки столпились на корме, машут руками… без сомнения, они хорошо видели мой украинский флаг на ахтерштаге. Не только они способны бороздить бескрайние просторы морей. Пусть знают наших – Украина тоже является морской державой».

В Средиземном море: «Под вечер штиль закончился и задуло – да как! Встречный штормовой ветер яхту кладет парусами на воду. Пришлось зарифить грот, стаксель оставил большой, на одном галсе несет на юг, на другом – на север. Несколько часов пытался пробиться вперед, но не продвинулся ни на йоту. Огромные волны стальными серыми валами обрушиваются на маленькую беззащитную лодчонку, осмелившуюся бросить вызов бушующей стихии. Яхту швыряет, как пушинку. Если идти на север – через 10 миль упрусь в Пелопонесский полуостров. Если на юг – миль через 70 свалюсь на остров Крит».

Один в Эгейском море. 2012 год

80% похода – это дикая усталость, стресс, измотанность, неимоверное напряжение сил: «Сильно хочу спать. Лодка идет с большим креном. Сижу на палубе и ногами упираюсь в противоположную стенку кокпита. Когда накатывает сон – почти падаю в него, так и норовя улететь к противоположному лееру, а может быть, и за борт. И хотя всегда имею на себе страховочные ремни, прикрепленные к яхте, дополнительно привязываю себя к шкотовой лебедке и утке, и теперь, не соскальзывая вниз, повисаю на них, когда в очередной раз закрываю глаза».

А бывают в море — встречи с чудесами природы, которые не дано увидеть «сухопутному» человеку: «Светает. Вокруг всё серое, как будто в какой-то безликой субстанции находишься, где нет ни верха, ни низа, и ты вроде бы как не существуешь. Грань между водой и воздухом неразличима. И ты замираешь в состоянии безразличия и апатии ко всему происходящему. Так бы и оставался в этом состоянии ничегонеделания. О вечном подумать можно. Наверное, эти ощущения приходят из той, другой, жизни».

 *     *     *

Особенно интересны путевые заметки тем, что путь яхты «Аверс» в Черном море лежал через мыс Аджигол, Очаков, острова Березань и Майский, Кинбурн, Тендру, – а это всё наши родные места, которые автор описывает с большой любовью.

Самым сложным, безусловно, было путешествие вдоль берегов Черного моря: с 21 июля по 10 сентября 2008 года Юрий Жирадков прошел по маршруту Очаков — Варна (Болгария) – Синоп (Турция) – Сочи (Россия).

Какие знаменитые места довелось ему увидеть! Вон там, вдалеке, мыс Калиакрия, где адмирал Федор Ушаков в 1791 году разбил турецкий флот. А в водах у врат Босфорского пролива бриг «Меркурий» под командованием 28-летнего капитан-лейтенанта Александра Казарского в 1829 году вступил в неравный бой с двумя мощными турецкими кораблями и одержал блестящую победу. Разгром турецкой эскадры в гавани города Синоп в XIX веке, который учинили корабли Черноморского флота под командованием Павла Нахимова… Вот он – Синоп, совсем рядом – живая история.

«Глубины в этих местах – 200-300 метров. Здесь было Синопское сражение 1853 года, и подо мной нашли свой покой души русских и турецких моряков, сошедшихся полтора столетия назад в смертельной схватке не на жизнь, а насмерть».

В кают-компании яхт-клуба в болгарской Варне. 2005 год.

В яхт-клубах иностранных портов Юрий Жирадков встречался с местными жителями, яхтсменами из разных стран, передал письма-обращения от тогдашнего Николаевского городского головы Владимира Чайки мэрам Варны, Синопа, Сочи. Он выступал на заморских берегах полномочным представителем славного города Николаева.

Юрий Жирадков и его «Аверс»

Экипажи больших и малых судов, богатых «навороченных» яхт, рыбацких корабликов, встречавшихся ему в Черном море, — не могли не подивиться отваге украинского яхтсмена, который рискнул идти в путешествие на таком хрупком суденышке. Длина «Аверса» – всего 5,53 м, ширина – 2 м, площадь парусов – 13 кв. м. Да и возраст тогда у яхты был «почтенный» — 20 лет бессменной службы своему хозяину.

Уже на полпути в этом походе Юрий обнаружил в лодке подтекание. Но на ремонт в чужих краях не было ни времени, ни денег. И он отчаянно пошел дальше – будь что будет.

 *     *     *

А вот его «кадетские» плавания в Белград (2008 год) и Киев (2009 год) были уже снаряжены более основательно. Юрий Борисович Жирадков отправлялся в путь как делегат Николаевской областной организации «Кадетский союз». В первом походе по Дунаю познакомился с представителями кадетских корпусов Сербии, установил контакты и обменялся памятными сувенирами с сербскими кадетами. А во втором, проходившем через днепровские «Пять морей», встретился с кадетами Херсона, Запорожья, Днепра, Кременчуга, Черкасс, Киева. Об этих странствиях, об исторических местах, мимо которых шел под парусом, он также подробно рассказывает в своих мемуарах.

295 страниц текста. Сбор информации во время путешествий и создание книги заняли 16 лет (2004-2020). Специалисты определили ее жанр как «историко-биографическое» издание. Однако в этой книге определенно присутствует синтез разных жанров: элементы технической и документальной литературы, фрагменты мемуаров, путевых очерков, исторические зарисовки и крупицы лирической прозы. Лирика «сквозит» даже в некоторых названиях разделов книги: «Элегия волн», «Зов синевы», «Перипл Понта Эвксинского» (перипл — вид древнегреческой литературы, в котором описываются морские путешествия и морские плавания вдоль берегов).

Увы, эта редкая книга существует всего в… 10 экземплярах. Юрий Жирадков издал ее за собственные средства — на больший тираж денег найти не удалось. И если бы появились меценаты, готовые профинансировать дальнейшее издание, — можно было бы подарить книгу в каждую городскую и школьную библиотеку. Об этом сегодня мечтает автор.

Наталья Христова.