Японец из Голты. Часть вторая

МАЛОИЗВЕСТНЫЕ ФАКТЫ ИЗ ЖИЗНИ КОРОЛЯ ВОРОВ И НАЛЕТЧИКОВ ЮЖНОЙ ПАЛЬМИРЫ

9:13

Откройте «Вечерний Николаев» в Google News и  Телеграм-канале

ОШИБКА, СТОИВШАЯ ЖИЗНИ
Неизвестно, как бы в дальнейшем сложилась лихая доля Япончика. Но в пылу головокружения от успехов и всенародной славы он допустил ошибку, которая впоследствии стоила ему жизни. А все оттого, что вмешался в политику. Ранее Михаил дружил с эсерами и анархистами, а затем видя, что сила не на их стороне, примкнул к большевикам. И в начале 1919 года те сумели убедить его, что пришли к власти навсегда. После чего тут же предложили ему определиться: он с ними или нет? А если Винницкий откажется сотрудничать с властью и его боевики продолжат грабежи и разбои, тогда с ними поступят по законам военного времени. Ведь у большинства из них руки замараны кровью ни в чем не повинных людей. И Япончик понял: чекисты с ним церемониться не будут. К тому же, откупиться от них, как от прежних властей, ему не удастся.
Дав ему некоторое время на раздумье, большевистское руководство предложило вариант: смыть кровь со своих рук на полях боев с контрреволюцией. Ведь на Одессу нацелились войска атамана Петлюры. Части Красной Армии в это время вели затяжные бои с деникинцами в центральных областях Украины. Поэтому имелась реальная угроза прорыва войск Петлюры к Одессе. Дабы не допустить этого, большевистское командование в лице командира корпуса Ионы Якира предложило Японцу организовать из его «орлов» стрелковый полк. И выехать с ним на фронт с целью не допустить прорыва войск Петлюры. Хотя бы до подхода одной из регулярных частей Красной Армии. Японцу деваться было некуда, и он вынужденно согласился. Вскоре это формирование, громко нареченное 54-м советским украинским стрелковым полком, одетое, обутое и хорошо вооруженное за счет воровского «общака», с большой помпой, под звуки духового оркестра и при большом стечении народа убыло на фронт в район станции Помощная. Но, верное своим воровским замашкам, войско Япончика по дороге останавливалось на каждой станции, где, угрожая оружием, грабило местное население. С горем пополам оно прибыло на место. Здесь Японцу была дана команда: занять оборону, ибо утром они могут быть атакованы одним из куреней Петлюры. Но Японец не стал ждать утра. Согласно данным разведки, сечевики расположились на ночлег в соседнем селе дабы утром начать оттуда свое наступление. Однако верный бандитской тактике совершать налеты по ночам, Японец решил не дожидаться утра. Темной ночью его орлы совершили набег на село, занятое петлюровцами. Те, застигнутые врасплох, после некоторого сопротивления оставили село. Войску Японца достались богатые трофеи. Но больше всего они обрадовались нескольким баклагам спирта. И на радостях орлы Японца перепились до невменяемости. Всякие попытки командира навести хотя бы элементарный порядок результатов не дали. А утром их ждал сюрприз: пользуясь туманом, налетели сечевики и принялись рубить пьяных бандитов. В панике те разбежались кто куда. Многие полегли там ни за цапову душу. Лишь немногим бойцам удалось прибежать на станцию Помошная. Они захватили паровоз и, погрузившись в вагоны, спешно отправились в сторону Одессы. Наивно рассчитывая воспользоваться царившей там неразберихой и скрыться в катакомбах, откуда бы их не смогли выкурить никакие войска.
В тот опасный момент положение на фронте спасли бойцы кавалерийской бригады под руководством Григория Котовского, находившейся в резерве комкора Якира. После того, как ими была отбита атака петлюровцев, разъяренные предательством орлов Япончика, бросивших фронт, кавалеристы бригады кинулись вылавливать их в полях и рубить с плеча. Вскоре окрестности были густо политы кровью беглецов.
СМЕРТЬ ПОД ВОЗНЕСЕНСКОМ
А тем временем информация о том, что бойцы полка Япончика оголили фронт, стала известна командованию данного боевого участка. И вот уже по телеграфу полетело сообщение такого содержания: «Одесскому окружному комиссару по военным делам: 4 августа 1919 года я получил распоряжение со станции Помошная… задержать до особого распоряжения прибывающего с эшелоном командира 54-го стрелкового советского полка Митьку Японца (так большевики называли Михаила Винницкого). И во исполнение этого поручения я тотчас же отправился на станцию Вознесенск с отрядом кавалеристов Вознесенского отдельного кавалерийского дивизиона и его командиром Урсуловым. На месте тот занялся расстановкой кавалеристов в указанных местах и стал ожидать прибытия эшелона, который был остановлен за семафором. Я потребовал явки ко мне Японца. По прибытии я объявил его арестованным и потребовал сдать оружие, но тот отказался. После чего я приказал отобрать оружие силой. Тогда Японец попытался бежать, при этом оказал сопротивление. Ввиду чего был застрелен из револьвера военкомом Урсуловым. После этого отряд Японца в количества 116 человек был арестован и отправлен под конвоем на работу в огородную организацию… (Скорее всего, они были расстреляны). Уездвоенком М. Синюков».
МАХНО – ЖЕРТВА БОЛЬШЕВИКОВ
К слову, Япончик оказался не единственным, кто был нагло обманут большевиками. И все из-за их иезуитской тактики: временно использовать в своих интересах всех, кого можно, даже одиозных личностей, в том числе, из числа прожженных уголовников. А когда они становились не нужны, от них избавлялись. Так было с Михаилом Винницким, а позже и с батькой Махно. Последний, поверив обещаниям большевиков, в ноябре 1920 года помог им быстро овладеть Крымом. В то время, как бойцы Инзенской пролетарской дивизии под командованием Блюхера в лоб штурмовали Перекоп, устилая его своими телами (по последним данным, положив там около десяти тысяч человек), махновцы предприняли хитрый обходной маневр. Кавалеристы под командованием одного из командиров армии Махно Каретникова на лошадях форсировали Сиваш и неожиданно ударили в тыл войскам армии Врангеля. Таким образом ускорив ее полный разгром. Ясное дело, что на протяжении десятилетий этот факт упорно замалчивался советской пропагандой. А когда услуги Махно большевикам стали не нужны, они тут же объявили его бандитом. И открыли на батьку настоящую охоту. Ее по неписаным правилам вел командир одной из дивизий Первой конной армии Александр Пархоменко. Не выдержав открытых боев с превосходящими его силами красных, Махно вынужден был спешно бежать в Румынию. А остаток дней доживать во Франции, где перебивался случайными заработками. В возрасте 34 лет он умер в нищете от многочисленных ранений, болезней и был похоронен на одном из парижских кладбищ.
К слову, недавно в СМИ проскользнула информация о том, что в родном городе Махно Гуляй-Поле создана инициативная группа, участники которой обратились к правительству Франции с просьбой выдать им прах земляка.
У батьки Махно хотя бы есть могила и памятник. А вот у Михаила Винницкого – нет. И до сих пор точно не известно, где именно находится его могила. И есть ли она вообще.
ПАМЯТНИК ЯПОНЧИКУ
Говорят, известно только приблизительное место, где якобы был зарыт его труп. Это район Марьина Роща возле железнодорожного вокзала города Вознесенска. И по этому поводу хочу озвучить информацию, услышанную мною от старожилов. Они утверждали, что в наше время накануне дня гибели Мишки Япончика (4 августа 1919 года) сюда приезжает автофургон с одесскими номерами. Из него выгружают гранитный памятник Япончику и устанавливают на место его предполагаемого захоронения. Затем из Одессы, других городов Украины и ближнего зарубежья прибывают воры в законе и преступные авторитеты. Они водружают на памятник венки с надписями, затем поминают своего кумира. Тем самым демонстрируя, что уголовный мир продолжает и далее чтить память короля воров. Милиция в эти события не вмешивалась. Зато после их отъезда якобы происходили следующие события. Поздней ночью это место оцепляла милиция. Затем являлись серьезные ребята из т.н. «конторы глубокого бурения» (аббревиатура КГБ) и, заложив под этот памятник заряд тротила, взрывали его. А остатки вывозили на свалку. И такое, мол, продолжалось не один год. Но за последнее время подобных случаев не наблюдалось. Равно как и желания почитателей Мишки Япончика установить на этом месте стационарный памятник своему кумиру.
ДОЛГАЯ ПАМЯТЬ И ДЛИННЫЕ РУКИ
А вот другие малоизвестные факты, так или иначе связанные с делом Михаила Винницкого. Рассекречены архивные документы, касающиеся напряженных отношений Мишки Япончика и Григория Котовского. Оказывается, считая себя более достойным, чем Японец, носить звание лидера преступного мира юга Украины, Котовский попытался подмять под себя и уголовников Одессы. Но тут на его пути оказался Япончик с его шеститысячной армией вооруженных налетчиков, который не захотел делиться с Григорием курицей, несшей золотые яйца. В связи с чем Котовский затаил на него лютую обиду. И всегда искал повод, чтобы насолить ему.
Ни для кого не секрет, что у бандитов долгая память. В 1924 году Григорий Котовский был застрелен. В ходе тщательного расследования чекисты установили, что убийство совершил некий Майорчик, лучший друг Михаила Винницкого и его телохранитель. Это была запоздалая месть орлов Японца за погубленные кавалеристами Котовского десятки жизней бойцов из полка Япончика и его подлое убийство большевиками. Кстати, незавидна была и дальнейшая судьба военкома Урсулова, застрелившего короля одесских налетчиков. По некоторым данным, он попал под каток сталинских репрессий и был расстрелян…
ПРОДОЛЖЕНИЕ ЛЕГЕНДЫ
Так это или нет, неизвестно. А пока, чтобы подогреть интерес обывателей к личности Япончика, кто-то слил в СМИ «достоверную» информацию. Будто бы в одесских катакомбах имеется тайник, в котором хранятся золото и другие ценности из «общака» банды Япончика. Вскоре на одном из телеканалов были показаны кадры, на которых видно, как некие искатели чужого добра ринулись в катакомбы. Но их ждало разочарование. Вместо золота и драгоценностей они находили лишь проржавевшие до основания трехлинейки, наганы и патроны. Тем не менее, эти поиски не прекращаются. Хотя уже точно доказано, общак Японца был им заранее вывезен с помощью контрабандистов в Турцию, а уже оттуда во Францию, где доживала свой век законная жена Мишки Циля Аверман. Смогла ли она им воспользоваться, неизвестно. В то же время, по сведениям людей, хорошо ее знавших, Циля, будучи замужем уже за другим человеком, владела в Париже несколькими домами. Что дает основания утверждать: кое-какие средства или ценности из общака шайки Япончика вполне могли ей достаться. И это может послужить рождению очередной легенды о знаменитом короле одесских воров и налетчиков, и о судьбе до сих пор не найденных сокровищ.
Владимир Зацеркляный.