Важный понтонер. Байки от Ракова

байки
Владимир Раков

В середине 80-х годов ХХ века Южнобугский мост в Николаеве пришлось выводить из эксплуатации и ставить на капитальный ремонт. Важное стратегическое направление на Дарданеллы и Босфор осталось без сообщения, а от города отрезало поселок Варваровку, входящий в Центральный район Николаева.

Руководство города приняло решение восстановить прерванные сообщения: перевозку людей в пределах города обеспечивали речные трамвайчики, а грузовые потоки перенаправили на мосты в районах Вознесенска и Первомайска.
Но проблема полностью не устранилась, и было решено навести временную переправу. Соединить два берега Южного Буга временной переправой рядом с аварийным мостом не удалось из-за большой протяженности в 1,8 км. Ближайшее подходящее место нашли в районе села Гурьевка.
Для ведения переговоров о выделении городу Николаеву комплекта понтонного моста договорились с командованием Одесского военного округа. Командующий округjv назначил нам встречу на 9 часов утра. Мэр Николаева пригласил меня (начальника штаба ГО) к себе, чтобы уточнить нюансы предстоящих переговоров в округе. Проблема состояла в том, что Украина перешла на свое украинское время. Естественно встал вопрос: по какому времени назначена встреча – Московскому или Киевскому?
Я стал логически доходчиво объяснять суть вопроса: на территории округа в Николаевской области базируются соединения стратегических ракет, управление которыми осуществляется из Москвы. Подлетное время с территории вероятного противника к нам составляет 45 минут. Киевское время на 1 час позже московского. И может получиться так, что мы к ним прилетели, а их там уже нет. А они к нам прилетели – мы еще здесь. Нормально обменялись визитами?
Следуя моей логике, отправились на встречу в Одессу по московскому времени. Каково же было мое удивление, когда по прибытию в Одессу нам сообщили, что встреча с командующим состоится по-киевски (т.е. на час позже от моих расчетов).
Время было не очень теплое, и мы сильно продрогли в ожидании на свежем воздухе во внутреннем дворике штаба округа. По этому поводу мэр намекнул, что кое-кому надо бы рассчитаться за навязанное переохлаждение.
Мы сидели на лавочке и созерцали окружающую действительность. В какой-то момент через КПП внутреннего дворика просочилась группа из полутора десятков генералов. Впереди группы шел не по росту крупненький генерал и дирижировал остальными. Ввиду отсутствия у них музыкальных инструментов, генералы что-то усердно записывали в свои блокноты. И тут мэр решил показать себя: «А вы знаете командующего? А я знаю. Вот тот генерал, впереди всех и есть сам командующий».
Зная особенности военной субординации, я категорически возразил: «Генерал, который впереди всех, это член военного совета – начальник политуправления, и это он не дирижирует, а отдает распоряжения. А кто не законспектирует, тот сам виноват и будет строго наказан по партийной линии».
Мою правоту тут же подтвердил пробегавший мимо какой-то одинокий полковник.
Время подошло, и нас пригласили к командующему. К нашему приходу там уже собрались все командующие родами войск и начальники служб. Командующий представил нас и огласил цель совещания. После этого выступили «окружники» со своими предложениями по возникшей ситуации.
В заключение командующий обратился к «какому-то» Владимиру Ивановичу с просьбой сформулировать свое видение решения проблемы. Причем сделал это несколько раз, так как некий В.И. не давал о себе знать. Над уважаемым совещанием повисла тишина. Я почувствовал дискомфорт и стал разглядывать собравшихся в надежде идентифицировать этого В.И. В процессе сканирования я заметил, что все присутствующие одновременно сосредоточили свои взгляды на мне. И тут до меня дошло, что единственный присутствующий здесь В.И. – это именно я.
В конце концов, я взял слово и доложил свои предложения. Несмотря на пылкость речи, мои предложения приняты не были. Кроме того нам отказали в выделении окружного понтонного моста и посоветовали попытать счастья в резерве генерального штаба. В генеральном штабе нашу просьбу удовлетворили и сняли резерв с дальневосточного стратегического направления. Несколько погодя мост с реки Лена прибыл в Николаев, и местный саперный батальон оперативно навел его в районе с. Гурьевка.
В дальнейшем встал вопрос о его круглосуточной эксплуатации в течение продолжительного времени. Решили воспользоваться мобилизационными кадрами военкомата с ВУСом «понтонер». Специальность оказалась дефицитной, и в расставленные военными сети попал главный куратор ремонта Южнобугского моста в чине заместителя председателя горисполкома.
Зампред, по повестке, прибыл в военкомат, несколько задержавшись. Невзрачный на вид «понтонер» вызвал великий гнев у военкоматовца:
«Что это ты там, в косяке застрял. Быстро проходи и докладывай, как положено по Уставу. Ба, да ты, я смотрю, без вещей, ну это уже ни в какие ворота! После такого, ты будешь у меня любить Родину в самых труднодоступных местах».
В расстроенных чувствах «понтонер» вернулся на свое высокое рабочее место и выплеснул все свое негодование на меня: «Что это вы, военные, себе позволяете? Да как это вы ведете учет военнообязанных, что не знаете, с кем имеете честь общаться».
В общем, нужно было разбираться. Облвоенкому было предложено прибыть в горисполком для изучения приписного состава по месту работы и улаживания конфликта.
Облвоенком, как «опытный» военноначальник регионального масштаба, прибыл на разборку не с пустыми руками. Продолжительная, душеспасительная беседа вышла далеко за рамки служебного времени. По окончанию встречи знакомство было по-человечески закреплено, а конфликт окончательно улажен.
В дальнейшем конфликтующие стороны плодотворно и слаженно работали на благо славного города Николаева.
Владимир Раков.