Уголок поэзии. Памяти Владимира Пучкова и Дмитрия Креминя

Жизнь продолжается в стихах
Светлой памяти Владимира Пучкова

«Штрафная роща – дочь подлеска»
В слезах, как будто бы в росе:
Ушёл поэт, который с блеском
Воспел красоты её все.

Смерть забрала его в забвенье,
Предав тоскующей земле,
Когда святое вдохновенье
Ещё не скрылось на челе:

Пылало им большое сердце
Поэта русского в груди —
В предел иной переселенцем
Он не желал в тот миг идти.

Слова стихов незавершённых
Стекали с кончика пера —
Поэт трудился отрешённо,
Как будто знал: близка пора,

В которой солнца луч не греет
И не бывает светлых дней…
А смерть точила всё острее
Кривую сталь косы своей.

Но не по силам ей страницы
С красой пленительною строк:
Дано им с вечностью сродниться,
О, временной им чужд порог!

Роняют наземь слёзы люди.
Чудесной музыкой их край
Звучать в стихах поэта будет.
Их душам мил «Вечерний чай».

В грядущей смене поколений
Всё больше будет тех сердец,
Что ощутят: им близок гений
Носивший лавровый венец.

Поэт в бессмертие уходит
Светлой памяти Дмитрия Креминя

Люд Николаева скорбит,
В душе печаль, как ночи темень,
Ведь мир покинул наш пиит –
Непревзойдённый Дмитрий Креминь.

Отчизны сын, наперсник муз,
Отец духовный для народа.
Стихи его – волшебный блюз,
Что в унисон звучит с природой.

Народ его боготворил
За совершенство благозвучий.
Привнёс красу он, мощь ветрил
В язык наш сладостно-певучий,

И эхо горное Карпат
Смог описать и ветра свисты,
А в Буг, в Мигейский водопад
Вкрапил палитру пейзажиста.

Обогащая рифмой речь,
Поднял её на высь Парнаса,
Веля язык родной беречь
От сора, бед, дурного глаза.

Господь к себе призвал творца,
Иным отдав юдоль земную,
Но тень лаврового венца
Оставил гений нам былую.

В тени приятно этой нам
Внимать стихам великолепным,
И открывать сердца словам
Крылатым, чувственным, заветным.

Шедеврам гения дано
Стать достоянием Отчизны.
Всевышним всё предрешено:
Поэт идёт в бессмертье с тризны!
Александр Поляков,
член ЛитО «Стапель».