Участницы протестов в Беларуси говорят об изнасилованиях в СИЗО. СК «не получал заявлений»

8:37

Откройте «Вечерний Николаев» в Google News и  Телеграм-канале

Протесты в Беларуси, Тихановская, Лукашенко, протесты, забастовка, заводы, новости

Следственный комитет Беларуси заявил в Телеграм, что проверяет информацию про изнасилования задержанных на протестах в спецприемниках и других местах содержания. Однако, как утверждает ведомство, на данный момент у него «не имеется» заявлений на эту тему.

СК заявляет, что о сексуальном насилии на условиях анонимности сообщили врачи-гинекологи в Гродно. Однако «зарегистрированных сообщений либо заявлений по указанным в СМИ обстоятельствам в следственных подразделениях не имеется», подчеркивают в ведомстве.

«От граждан, опрошенных в связи с событиями 9-12 августа, подобной информации получено не было, ни в одном из предоставленных медицинскими учреждениями документов такая информация также не содержится», – утверждает ведомство.

Об угрозах изнасилования журналистам рассказали минимум две задержанные на протестах девушки.

«Мне говорили, что я не человек, что я недостойна жизни. Что таких, как я, нужно убивать, насиловать, сажать, а лучше не рожать, а делать аборты, – рассказала двадцатилетняя Александра, которую сотрудники ОМОНа задержали 10 августа по дороге домой и сильно избили. – А когда он (омоновец) увидел (в телефоне) группу «Чай з малинавым варэннем» – наподобие этих всех групп в Telegram, он достал вазелин из кармана и сказал: «Ты знаешь, что мы сейчас с тобой сделаем? Мы тебя просто изнасилуем». И эти были угрозы на протяжении всего пути – минут 15. Мне говорили, что меня изнасилуют, что меня прикопают где-то в лесу. И действительно, был момент, когда они остановились возле леса и такие: «Ну что, готовься».

Алина Буськина, которую также задержали в ночь на 10 августа, передает следующие слова сотрудника спецприемника, куда ее привезли: «Что ты тут мне читаешь? Я тебя сейчас вы**у и посажу на 20 суток, если ты не подпишешь (протокол)».

В ночь на 14 августа из центра изоляции правонарушителей (ЦИП) на Окрестина в Минске начали выпускать задержанных 9-12 августа участников митингов и случайных людей, которых силовики забирали со дворов, городских лавочек и даже из собственных машин. На свободу вышли десятки людей, у большей части из них на теле следы побоев: гематомы, синяки и кровоподтеки. Люди, которые вышли из изоляторов, рассказывают о жестоких избиениях и издевательствах над задержанными.

Татьяна ЛОКШИНА | Международное Молодежное Правозащитное ДвижениеЗамдиректора по Европе и Центральной Азии международной правозащитной организации Human Rights Watch Татьяна Локшина рассказала в интервью «Настоящее время», что задержанных женщин избивали меньше, чем мужчин, но оказывали моральное давление, отказывали им в медицинской помощи. В частности, силовики принуждали женщин смотреть, как избивают мужчин, – называли это профилактической работой.

«Я побеседовала с женщиной, которую в пять часов утра отпустили из того самого ЦИПа – Центра изоляции правонарушителей по улице Окрестина в Минске – и она рассказывала, какие там условия задержания. Два дня без еды, без питьевой воды. Сначала в ее камере, рассчитанной на четырех человек, было с ней больше 20 женщин. Они умудрялись прилечь на стол, на пол, посидеть немножко. Но потом к ним в ту же самую камеру втиснули еще тридцать с чем-то женщин, и их стало всего за 50. Когда их стало за 50, они не могли уже прилечь или присесть – они уже «стояли, как столбики», это прямая цитата.

Среди женщин у одной был тяжелый диабет – она инсулинозависимая – она очень долго умоляла охранников, чтобы ей принести ее же инсулин – вещи-то у них отобрали. Долго не приносили, но потом все-таки поняли, видимо, что человек умрет, и принесли. А женщина, с которой я говорила, Катя, ее когда задерживали, она сильно получила по голове, потом ее долго держали в автобусе, страшно на нее орали. И, видимо, от стресса, от удара по голове, ужасной духоты, тесноты, отсутствия еды и воды у нее стала сильно кружиться голова, она плохо себя чувствовала. Она стала добиваться того, чтобы ей позвали врача. Добивалась долго, просила, кричала, но охранник ей предложил выглянуть в щель в камере, подняв заслонку. Она посмотрела, как ей было предложено, ей в эту щель показали черную дубинку и сообщили, куда именно она должна ее себе засунуть. Вот так обращаются с задержанными женщинами.

И задержанных женщин там, на Окрестина, в Центре изоляции, заставляют в рамках, как выражаются сотрудники, профилактической работы смотреть, как избивают мужчин, включая абсолютно голых мужчин, которых заставляют встать на локти и на колени, бьют дубинками, бьют ногами. Пол залит кровью, все это ужасно страшно. Во дворе, впрочем, тоже бьют. Сначала бьют во дворе, а потом уже бьют в помещении.

Это уже не обычное, к сожалению, для Беларуси нарушение права на свободу собраний, это не обычное для Беларуси задержание протестующих и даже избиение. Это именно масштабная чудовищная карательная операция. Поэтому здесь нужны специальные меры реагирования».