Цитокиновый шторм при коронавирусе: когда иммунитет убивает

10:25
вспышка коронавируса, новости, Николаев, пандемия, коронавирус, COVID-19, здоровье, карантин, Николаевэлектротранс, Зоря Машпроект, Николаевводоканал

Пандемия СOVID-19 набирает обороты, и многие страны фиксируют рекордное количество новых случаев ежедневно, в том числе США — более 80 тысяч, Франция — более 50 тысяч. За эти месяцы в наш повседневный лексикон вошли странные словосочетания, такие как, например, цитокиновый шторм, вызывающий тревогу, как только мы его слышим. Уже известно и не медикам: цитокиновый шторм — это чрезмерно мощная реакция иммунной системы человека, когда организм так сильно борется с инфекцией, что начинает уничтожать сам себя. Так что: «слишком много» иммунитета — это плохо при СOVID-19? И можно ли как-то предотвратить это «шторм», зная об особенностях иммунной системы?

С этими вопросами Укринформ обратился к кандидату биологических наук, врачу-иммунологу Борису Донскому.

О цитокиновом шторме известно уже 100 лет, или Почему здоровая иммунная система может иногда навредить?

Собственно, цитокиновый шторм — явление не новое. Его уже фиксировали во время пандемии свиного гриппа и при «наступлении» предшественников SARS-CoV-2 — SARS и MERS (2002 и 2014 годы соответственно) и даже во времена «испанки» столетней давности (в 1918-1920 годах). Кстати, «испанка» приводила к высокой смертности именно среди молодых людей. И одно из объяснений, которые приводят ученые, заключается в том, что испанский грипп запускал цитокиновый шторм — его вызывал сильный иммунный ответ молодых людей. Поэтому и при нынешней пандемии напрашивается вопрос о связи между силой иммунной системы человека и возможностью возникновения цитокинового шторма. И можно ли предположить его возникновения до того, как состояние человека начало ухудшаться? Борис Донский убежден: предсказать это явление нельзя.

«Это действительно как шторм. Мы его можем видеть, только когда он надвигается. А предсказать его перспективы и прогнозировать, каким он будет, практически невозможно. Это обусловлено своеобразной свойством иммунной системы — она ​​словно «чувствует», что ее, так сказать, прижимают к стене, когда ситуация уже достаточно тяжелая, и тогда — включает «турборежим», который, возможно, позволит ситуацию переломить. Эти механизмы такие мощные, что самому организму это трудно выдержать», — говорит Донской. Врач объясняет, что условно это состояние можно сравнить с тем, когда организм получает большую физическую нагрузку. «Вы требуете от сердца «обслужить» дополнительную нагрузку? Оно будет пытаться выполнить ваше требование, запустив «режим» высокого пульса в 200 ударов в минуту и ​​высокого давления. Но не каждое сердце может это выдержать и на определенном этапе функционирования в таком режиме оно само себя и убьет. Примерно то же происходит и при цитокиновом шторме», — объясняет иммунолог.

Борис Донськой
Борис Донской

Он подтверждает, что некоторые люди с очень сильной иммунной системой действительно могут быть более склонны к возникновению цитокинового шторма. Почему? Потому что их иммунная система настолько защищала организм, что он не привык болеть, а иммунная система в свою очередь не привыкла правильно реагировать на болезнь. «Организм настолько привык, что он надежно защищен от возбудителей, что иммунная система может просто не идентифицировать границу, за которую не стоит заходить, когда заражение уже произошло. Люди, имеющие собственный опыт переноса инфекционных болезней, часто впадают в цитокиновый шторм, потому что их иммунная система имеет много стоп-сигналов. Таким образом те, кто условно был здоров, становятся наиболее подверженны этой реакции. Они не умеют «унять» собственную иммунную систему», — резюмирует Донской.

Цитокиновый шторм останавливают угнетением иммунитета. Так же, как аллергию…

Итак, главной задачей врачей остается вовремя распознать уже приближающийся цитокиновый шторм. Как объясняла екс-глава министерства здравоохранения Ульяна Супрун, на угрозу пациенту уже не со стороны вируса, а со стороны собственной иммунной системы может указать существенное повышение ферритина (резерв железа в организме. — Ред.) в крови. В целом, у пациентов с цитокиновым штормом при COVID-19 повышен цитокины (это сигнальные молекулы, которые создаются иммунными клетками, одна из функций которых — сигнализировать иммунной системе о наличии и месте локализации инфекции. — Ред).

Чтобы помочь летальности от цитокинового шторма, используют иммуносупрессию, то есть препараты, которые подавляют иммунитет. Это примерно та же терапия, которую получают люди с пересаженными «чужими» органами. То есть, это могут были лекарства, блокирующие интерлейкины — белки-медиаторы клеточных взаимодействий, которые регулируют развитие и движение клеток во время иммунного ответа. Например, Tocilizumab.

Или кортикостероиды — препараты, которые борются с воспалением и приостанавливают иммунный ответ, например, дексаметазон, а также нестероидные противовоспалительные препараты, например, нимесулид. То же применяется и для лечения аллергии.

Но следует ли назначать такие препараты, то же дексаметазон, всем пациентам с коронавирусной инфекцией? Как пишет научно-популярное издание «Куншт», этого делать не стоит, так как это может замедлить преодоление вируса организмом. А это, соответственно, приводит к усложнению (риску присоединения вторичной бактериальной инфекции) и повышенному риску передачи COVID-19 дальше. То есть, такие лекарства рекомендуют применять только когда пациент получает кислород.

И главное — все назначения должен делать только врач. Пациенту в коем случае нельзя «назначать» себе лекарства самостоятельно, а тем более, с целью «профилактики». Ведь иммунная система человека — это довольно тонкая материя.

«Иммунную систему нельзя и не стоит выключать. Это так же пагубно, как и цитокиновый шторм. Иммунная система ведет организм к выздоровлению, а подавление должно быть таким, чтобы предотвращать на определенных этапах болезни ее негативном развитии», — отмечает Борис Донской.

Почему нельзя подавлять иммунитет до заражения

Стоит понимать, что иммунная система в принципе призвана действовать на опережение — чтобы не произошло, собственно, инфицирования человека. И ослабить иммунитет, чтобы не навредить организму, невозможно, говорит Донской. «Иммунная система человека не универсальна. Возможно, лучше долго и тяжело болеть, чем быстро поправляться. Для каждого патогена какая-то одна реакция иммунитета, будет лучше, чем другая. Но мы не знаем этого заранее. Недаром у людей различные типы иммунной системы — именно для того, чтобы как можно больше представителей человечества могли выжить», — добавляет иммунолог.

На то, что подавление иммунной системы не сработает для опережения цитокинового шторма, указывает и недавно опубликованное исследование ученых из Университета Дьюка, которые вырастили в лаборатории модель легких («24 канал»). Это позволило исследователям наблюдать, как размножается коронавирусная инфекция в легких. Также ученые наблюдали за интерферонами (класс белков, выделяемых клетками организма в ответ на вторжение возбудителя). Когда еще до инфицирования SARS-CoV-2 выращенный орган обработали низкими дозами интерферонов, это замедлило вирусное копирования. В свою очередь подавление активности интерферона к заражению привело к увеличению репликации вирусов. Это значит, что стратегия ослабления иммунного ответа в предотвращении осложнений не сработала.

Гарантированно избежать осложнения коронавирусной инфекции, которое называется цитокиновым штормом, можно только одним путем — сделать все для того, чтобы не заразиться.