Там, за горизонтом… Уникальное инженерное сооружение – комплекс загоризонтной радиолокации

антенна
Калиновская антенна

Эту огромную конструкцию у села Калиновка было видно с многокилометрового расстояния, говорят, даже с верхних этажей высоток на окраине Николаева, в Промзоне. Там же, на Баштанском шоссе, располагались Николаевский филиал НИИ дальней радиосвязи (НИИДАР) и Южное производственно-промышленное предприятие (ЮПТП), занимавшиеся созданием  сложных радиотехнических систем оборонной промышленности СССР. В числе таких систем был комплекс загоризонтной радиолокации у села Калиновка. Объект находился на территории эксплуатировавшей его воинской части ПВО. Она была создана полвека назад — в ноябре 1969 г., когда своим постановлением Совет Министров СССР сформировал группу для строительства объекта экспериментального узла обнаружения баллистических целей, командиром которого назначили майора В.Соковых.
Уникальное инженерное сооружение – комплекс загоризонтной радиолокации – запустили в строй к очередной годовщине «Великого Октября» — 7 ноября 1971 г. Он просуществовал неполные тридцать лет. Последняя секция огромной калиновской антенны была демонтирована 26 мая 2001 г.

антенна
Группа офицеров части

ЭФФЕКТ КАБАНОВА
Судьба воинской части, которая в ноябре уходящего года могла бы отметить полувековой юбилей, если б не была расформирована, неразрывно связана с т.н. «эффектом Кабанова».
Идея использовать эффект отражения радиоволн от ионосферы для загоризонтного обнаружения целей была впервые в мире выдвинута ученым Николаем Кабановым. Он же еще в конце 40-х гг. прошлого века создал экспериментальный макет установки загоризонтной радиолокации и смог уловить отражение луча от ионосферы. Так появилась его работа «Исследование коротковолнового радиолокационного зондирования за пределами геометрической видимости 1000-3000 км и более – ионосферная радиолокация». Эффект Кабанова позволял с любой точки Земли заглянуть на тысячи километров за горизонт. И когда появились баллистические межконтинентальные ракеты с ядерными боеголовками, советские ученые решили использовать его для создания системы раннего оповещения о ракетном нападении противника.
К началу 60-х гг. существовавшие на тот момент радиолокационные станции могли обнаружить ракеты лишь при появлении их над горизонтом, т.е. на конечном участке траектории полета. А это не давало СССР времени на ответный ядерный удар. Во-первых, подлет вражеских ракет нужно было подтвердить, проинформировать руководство страны, оно, в свою очередь, должно было принять решение об ответном ракетном ударе. А поскольку основная часть советских межконтинентальных баллистических ракет работала на жидком топливе, на приведение их в состояние полной боеготовности и сам запуск тоже требовалось время. Таким образом, неожиданным массированным ракетно-ядерным ударом американцы могли нанести СССР катастрофические потери, разрушить инфраструктуру ракетных войск стратегического назначения и избежать удара возмездия.
В годы Холодной войны, особенно после Карибского кризиса 1962 г., когда чуть не разразилась Третья мировая война, «слепота» в вопросе обнаружения запуска американских ракет была неприемлема. Для раннего обнаружения старта ракет за тысячи километров от советской территории было решено использовать эффект Кабанова, когда ионосфера выполняет роль огромного отражателя. С помощью мощнейших и ультрасовременных на то время радаров военные смогли, в прямом смысле слова, заглянуть за горизонт. Одновременно шла разработка космических средств раннего предупреждения о ракетном ударе противника.
ПЛАНОВ ГРОМАДЬЕ
Опытный образец станции загоризонтного обнаружения стартов баллистических ракет на дальности до 10 тыс. км разработали ученые НИИДАР. Её-то под шифром «Дуга» и начали строить неподалеку от Николаева. Здоровенная передающая станция комплекса загоризонтной радиолокации находилась в поселке Луч возле херсонской трассы, на границе Николаевской и Херсонской областей. Её высота составляла 85 м, ширина 210 м. Приемная станция располагалась под Калиновкой и была еще внушительнее: 140 м в высоту и 330 – в длину. Стационарный комплекс включал 26 передатчиков, каждый размером с двухэтажный дом. Изготовление, монтаж и ввод передатчиков в эксплуатацию осуществлял Днепропетровский машиностроительный завод. А затем специалисты примерно в течение года настраивали все системы, заставляя радар видеть цели.
Наша станция обеспечивала охват воздушного пространства Китая – не только Америка и Западная Европа были для СССР источниками потенциальной угрозы. К проекту были привлечены тысячи человек – ученых, военных, строителей, представителей радиоэлектронной промышленности. Но в целом все замыкалось на в/ч 02427 в Калиновке с филиалом в поселке Луч. В этой воинской части в разные годы служили до 800 человек, в том числе от 100 до 200 офицеров. За прошедшие годы командирами части были полковники С.Прасолов, Б.Ворона, И.Колмар, В.Веселов, А.Иванов, В.Манзюк, В.Солнцев.
Впоследствии РЛС «Дуга» были также построены под Чернобылем и в Комсомольске-на-Амуре. Они контролировали ракетные базы США.
ЗАГОРИЗОНТНЫЕ БАЙКИ
Радиолокационная антенна, появившаяся на окраине Калиновки под завесой строгой секретности, обросла множеством слухов. Одни говорили, что комплекс используется для закрытой правительственной радиосвязи, другие связывали её деятельность с глушением вражеских «голосов» – передач «тлетворных» для советского человека радиостанций западного мира «Голос Америки», «Свобода», «Свободная Европа», «Би-Би-Си», «Немецкая волна», «Голос Израиля», «Радио Ватикана», а также раскалывающих коммунистический лагерь китайских «гегемонистов» в лице «Радио Пекина» и их албанских подпевал из «Радио Тираны».

антенна
Во время учебных стрельб

На самом же деле обеспечением дальней радиосвязи, ретрансляцией программ иновещания «Московского радио» на Северную, Южную Америку, Ближний Восток, глушением радиостанций недружественных стран, вещавших на русском языке (и, кстати, на украинском – тоже) занимался так называемый СУР-5 (Союзный узел радиовещания и радиосвязи №5), располагавшийся в Луче – там же, где и передающая антенна загоризонтной РЛС. Но к СУР-5 калиновская РЛС прямого отношения не имела, за исключением разве что территориального соседства.
Ширина луча станции зависела от размеров антенны – чем она выше и длиннее, тем луч обеспечит большую точность обнаружения летящих целей. Поэтому фазированная антенная решетка станции была такой громоздкой и энергоемкой. Ходили разговоры о том, что комплекс дает чудовищное электромагнитное излучение и плохо влияет на окружающую среду. Среди баек о «чудодейственных» свойствах военных антенн в Калиновке и Луче – рассказы о лампочках, которые под воздействием излучения горят сами по себе и их невозможно потушить, о дверных звонках, которые работали как приемники и, подобно динамикам, воспроизводили радиопередачи. Говорили даже о том, что если воткнуть в арбуз медную проволоку, он тоже «заработает» словно радиоприемник.
Изо всех этих «чудес» офицеры, служившие в воинской части, подтверждают только эффект «говорящих» дверных звонков, но при этом утверждают, что это не их вина, а следствие работы СУР-5. И еще. Когда в скудные 90-е гг. СУР остался без госфинансирования, и его сотрудникам нечем было платить зарплату, их начали наделять участками земли под огороды вблизи антенных полей. Говорят, картошка там вырастала невероятных размеров.
На Западе «Дугу» прозвали «Русский дятел». С 70-х гг. по всему миру стали обнаруживать странный радиосигнал-помеху, по звуку похожий то ли на стук дятла по дереву, то ли на летящий вертолет. Особенно «дятел» досаждал радиолюбителям. Эксперты НАТО в результате сложных расчетов связали этот сигнал с работой советских загоризонтных РЛС. Официальные власти СССР никогда не подтверждали предположений вероятного противника, но к 1990 г. эфирный «дятел» «стучать» перестал. И с тех пор больше никак себя не проявлял.
ДЕМИЛИТАРИЗАЦИЯ
ПО-КАЛИНОВСКИ
За время существования калиновской «Дуги» была проведена колоссальная научно-экспериментальная работа. Здесь апробировались новая техника, оборудование, алгоритмы работы, которые потом вводились и на других загоризонтных РЛС. Но в итоге еще в советское время тема «Дуга» была закрыта. Причин тому много, вплоть до подковерной борьбы между разными центрами принятия решений в НИИДАРе и Министерстве радиопромышленности СССР.
К концу 80-х гг., когда станция была доработана, у неё появились новые возможности. Помимо обнаружения и распознавания одиночных и групповых запусков ракет на сверхдальних расстояниях, РЛС в Калиновке могла идентифицировать и отслеживать практически все типы летательных аппаратов – от сверхзвуковых стратегических бомбардировщиков до малоразмерных низколетящих целей, включая вертолеты.
Одна Калиновка способна была заменить с десяток РЛС ПВО, огромная круговая антенна с поворотом на 360 градусов могла отследить любой летящий объект на дальности до 2,5 тыс. км. Её можно было использовать для исследований ионосферы и мирового океана, предупреждения цунами, обеспечения радиосвязи на дальних расстояниях, например с самолетами и кораблями.
Однако прекращение холодной войны, с одной стороны, и появление менее затратных технологий обнаружения и сопровождения объектов на дальних расстояниях, с другой, поставили существование станции под вопрос. Чтобы сберечь энергозатратную станцию, её даже хотели оснастить ветроагрегатами, которые могли бы обеспечить не только её, но и весь Жовтневый (Витовский) район. Но в итоге руководство Украины в 1998 г. приняло решение о ликвидации РЛС.
– После развала СССР мы переквалифицировались на отслеживание самолетов, могли отслеживать полеты в Турции, Иране, Ираке, – вспоминает председатель совета ветеранов калиновской части подполковник запаса Валерий Трокай. – Наши достижения и возможности в виде презентационного ролика были продемонстрированы на международной выставке в Абу-Даби. Высокие чины Минобороны Ирана, приехавшие на эту выставку в Объединенные Арабские Эмираты, заинтересовались увиденным и заявили о готовности платить деньги за отслеживание полетов авиации с помощью нашей РЛС. Но к тому времени демонтаж станции уже начался, и остановить его было невозможно.
Антенны комплекса полностью демонтировали и в Калиновке, и в Луче. Демонтаж последней калиновской секции в мае 2001 г. обставили, словно торжественное мероприятие, свезли большое количество сотрудников и ветеранов части, бывшего николаевского НИИДАРа (на его базе создан Украинский радиотехнический институт), ЮПТП. Звучали речи и тосты, обнимались люди, до этого много лет не видевшие друг друга. А огромная секция, подрезанная снизу автогенами, рухнула оземь и раскололась.
Не лучше сложилась судьба других советских загоризонтных РЛС. Станцию в Чернобыле вывели из эксплуатации после аварии на ЧАЭС, а станцию в Комсомольске-на-Амуре сняли с боевого дежурства в 1989 г. «в связи с изменением международной обстановки» и позднее тоже демонтировали. Огромная чернобыльская «Дуга» до сих пор возвышается над лесистой местностью, но за 33 года после остановки пришла в полный упадок и эксплуатировать её невозможно. Тем более что никому это и не нужно.
А что стало с военным городком в Калиновке? Судьба оказалась к нему неблагосклонна. К моменту демонтажа циклопических размеров станции там осталась масса зданий и сооружений, казармы, жилые дома, столовые, баня, клуб, стрельбище. Всё это находилось в порядке, сюда, при необходимости, можно было бы поселить армейскую бригаду. Но, как и масса других военных городков, он был полностью разрушен до фундаментов зданий, как и филиал части в Луче. Все, что возможно, местные жители растащили на металлолом и стройматериалы.
Теперь на месте циклопических размеров радиолокационного комплекса – огромный пустырь, превращенный в стихийную свалку, куда, как говорят, свозят мусор даже из Николаева. Здесь же устроили нелегальный скотомогильник, скорее всего, «по-тихому» вывозят внутренности и останки животных с боен (так у нас идет «борьба» с африканской чумой свиней). Довершает апокалиптическую картину полного упадка и уныния расположенное неподалеку сельское кладбище.
Территорию разгромленного военного городка в Калиновке несколько лет назад николаевские власти рассматривали как место для открытия городского кладбища. Но что-то не срослось. Да и эксплуатация такого кладбища была бы затруднительна, учитывая, сколько бетона и остатков коммуникаций находится здесь на земле и под землей.
Так закончилась история грандиозного объекта, в который в свое время вложили сотни миллионов полновесных советских рублей.
Станислав Козлов.