Тайны партийного дома. Ретро-публикация

13:57

Откройте «Вечерний Николаев» в Google News и  Телеграм-канале

В подъезд левого крыла этого здания мы заходим каждый день. Здесь размещается редакция нашей газеты. И не только. Помимо «Вечерки», тут же расположены «Южная правда», «Родной причал», «Николаевские новости», «Вестник Прибужья», «Щотижня». Центральный подъезд описываемого здания охраняет милиция. Тут трудятся муниципальные чиновники. Наверняка, уважаемые читатели, вы уже начинаете догадываться, что речь идет о здании горисполкома, который расположен на площади Ленина. И уж точно все знают, что еще семь лет назад здесь был обком Коммунистической партии Украины.
В правой части фасада центрального подъезда прикреплена бронзовая табличка, сообщающая о том, что здание построено в 1951-54 гг. строительным трестом №44 по проекту архитектора К.С.Косенко. Между тем это здание имеет собственную историю, насчитывающую уже более пяти десятилетий.
На самом деле проектирование обкома партии было начато еще в 1946 г. главным архитектором области М.М. Бабаяном. Разработкой проектной документации занялся николаевский облпроект, известный сегодня как АО «Николаевский Гипроград». Располагался облпроект в доме на углу Советской и Потемкинской, где сегодня находится магазин «Смак-свiт». В начале 50-х проектная организация переехала в новое, ею же спроектированное здание на углу Советской и Адмиральской. Сейчас здесь располагается мебельный магазин «Наш дом».
М.Бабаян, которому тогда было чуть за сорок, слыл известным в Николаеве человеком. По его проекту построили ряд сооружений. Для наглядности приведем лишь один пример – дом на углу Адмиральской и Декабристов, на первом этаже которого находится горздравотдел.
Итак, первый вариант будущего обкома появился в 1946 г. Здание планировали возвести в западной части Советской площади (бывшей Соборной, ныне площади Ленина) на месте двухэтажной конторы над портом, построенной ещё в XIX веке и разрушенной во время войны. В первом варианте задуманное здание мало чем напоминало ныне существующее: пять этажей, вытянутый вдоль площади фасад, два крыла, далеко выступающие за линию фасада и растянутые вдоль Адмиральской и Набережной до улицы Декабристов, совершенно плоская крыша, отсутствие колонн на подъездах правого и левого крыла, цепь балконов на пятом этаже. Входы в оба крыла были боковыми, т.е. не со стороны площади, шпиль над центральным подъездом отсутствовал. Зато архитектурные украшения фасада планировались своеобразные: несколько десятков фигур рабочих и колхозниц, сталеваров и корабелов, революционных матросов и солдат, пионеров и девушек-физкультурниц, дружно марширующих в направлении барельефа с изображениями Ленина и Сталина на фоне многочисленных знамен.
Видимо, первый проект М.Бабаяна был отвергнут местной партийной элитой. Дело заглохло, но ненадолго. В 1950 г. Бабаян на этот раз уже со вторым архитектором – Косенко – вновь берутся за дело. К их творческому тандему присоединяется архитектор Пейсахис – большой специалист по отделочным работам, архитектурным формам, лепнине (позднее Пейсахис разработал проект реконструкции ул. Набережной и Флотского бульвара).
По воспоминаниям очевидцев, бригада архитекторов трудилась и в выходные, и в праздничные дни. Это чувствуется и по датировкам чертежей, находящихся в архиве Гипрограда. Например, 1 января 1951 г. вся страна празднует Новый год, а бригада проектировщиков трудится без сна и отдыха над высоким заданием партии.
Параллельно с проектированием начались и строительные работы. Возводило здание строительно-монтажное управление N11 треста «Николаевстрой» (ныне СМУ-7). Эта мощная строительная организация знаменита сооружением таких объектов, как Дворец культуры ЧСЗ, 4-я горбольница (известная в народа как «обкомовская»), новый корпус НКИ в Соляных, новый корпус пединститута, новое здание КГБ на ул. Декабристов, Дворец культуры з-да им.61 коммунара (к сожалению, так и не достроенный из-за финансового кризиса).
С началом строительства возникли и первые проблемы. Во время закладки фундамента под здание обкома в 1951 г. были обнаружены насыпные грунты в некоторых местах – до 5-8 м от поверхности. Кто, когда и зачем перелопатил эту землю, сказать не беремся. Но в результате фундамент здесь пришлось углублять. Прежде всего речь идет о крыле, где нынче расположен сессионный зал горсовета. Обнаружились и заброшенные катакомбы, которые были надежно забетонированы строителями.
Строительство велось под жестким контролем партийных органов и госбезопасности. Доступ к документации ограничивался, особенно в части, касающейся подземных сооружений. Оказывается, помимо пяти надземных этажей, здание уходит на два этажа под землю. Здесь располагались бомбоубежище для партийцев, топочная, угольный и другие склады, подсобные помещения, инженерные коммуникации. Дисциплина на строительстве была суровой. Поговаривают, что после укладки штукатурки в большом зале на 4-м этаже часть её обвалилась с потолка. В ту же ночь был арестован виновник происшествия и уже на следующий день осужден на несколько лет лагерей. Есть также версия, согласно которой в возведении здания обкома участвовали пленные немцы. Однако документально она не подтверждена. Хотя, кто знает…
«Партийный дом» в стиле традиционного сталинского псевдоклассицизма был сдан к октябрьским праздникам в 1954 г. Три верхних этажа здания облицевали инкерманским камнем, специально привезенным из-под Севастополя, два нижних – гранитом из Новоданиловки. Цоколь, в свою очередь, был облицован гранитом с точечной фактурой. Для этого гранитные плиты зачищались, а потом на них зубилом делались насечки, придававшие камню своеобразный вид.
Помимо этого, здание отличалось богатством лепнины и прочих архитектурных деталей, добротной столяркой и высоким качеством исполнения работ. На этажах были оборудованы многочисленные служебные помещения. На третьем этаже расположились приемные и кабинеты первого и второго секретарей обкома, оснащенные отдельными комнатами для отдыха. Из этих «кулис», оказывается, есть и отдельные запасные выходы. Должно быть, на случай внезапного и незаметного исчезновения. В частности, из кабинета первого секретаря через такой ход можно попасть на третий этаж левого крыла здания, где находится редакция «Южной правды». Так, во всяком случае, указано в проекте. Для более полной осведомленности читателя добавим, что нынче апартаменты первого секретаря занимает городской голова, а второго – секретарь городского совета.
Недалеко от кабинета «первого» находился и узел спецсвязи (сегодня здесь квартирует отдел экологии). Тут можно было переговорить «по прямому» с самим Генеральным секретарем, членами Политбюро и ЦК. Тут же принимали шифрограммы из столицы.
На каждом этаже в центральной части здания находились женский и мужской туалеты. Здесь же располагались буфеты. Позже необходимость в них отпала. В середине 80-х во дворе была построена столовая, где, кроме собственно столовой и пищеблока, соорудили буфет и два небольших зала для начальства. Видимо, дабы рядовые чиновники и посетители своим соседством не портили аппетит руководству…
На этом мажорная часть нашего повествования, пожалуй, и закончилась. Сегодня огромное здание бывшего обкома медленно, но уверенно приходит в упадок. Еще в 1981 г. в его центральной части появились первые трещины. Они стали множиться. С трещинами боролись путем косметического ремонта. Не помогло. Стала отслаиваться штукатурка. Дошло до того, что в прошлом году рухнул потолок в машбюро. Одну из сотрудниц травмировало. Потолок спешно заделали, но это не устранило проблемы.
Дело в том, что перекрытия в здании сделаны из мелкоразмерных плит, которые опираются на бетонные балки. Те, в свою очередь, положены на четыре продольные стены здания: две наружные и две внутренние. Деформация несущих стен в результате просадки грунтов может привести к смещению балок и, как следствие, обрушению перекрытий. Грунты же проседают из-за подтопления вследствие утечек водонесущих коммуникаций. Это и не удивительно, поскольку зданию уже почти 45 лет, и срок эксплуатации значительной части оборудования давно вышел.
К столь серьезным проблемам, как угроза деформации несущих конструкций, обрушения лепнины, штукатурки и самих перекрытий, добавляются «мелкие» неприятности в виде бесконечно текущей крыши, регулярно выходящих из строя лифтов, давно отработавших положенный срок, повреждений системы отопления и многого другого, вплоть до крыс, плодящихся в последние годы с невероятной быстротой.
Поэтому, дорогие читатели, не пугайтесь, если когда-нибудь, посетив горисполком, вы увидите чиновников в касках и с индивидуальными пакетами для оказания медицинской помощи. Это не война и не осадное положение. Просто здание окончательно может стать аварийным.
А между тем бывший обком партии распоряжением главы облгосадминистрации N155-р от 20.03.1997 г. признан памятником архитектуры местного значения, хотя и числится в госреестре памятников почему-то по адресу: Адмиральская, 20 (почтовый адрес горисполкома, как известно, пл. Ленина, 1).
Конечно, несовпадение адресов – мелкая несуразица. Куда сложнее проблема нынешнего состояния здания – ему необходим очень серьезный ремонт. Если, конечно, в обозримом будущем мы не хотим получить еще одну, пожалуй, самую грандиозную руину в центре города, охраняемую государством и занесенную в реестр памятников. Не такой участи желали своему детищу архитекторы Косенко, Бабаян и Пейсахис. Как нам кажется, не порадует такая «веселенькая» перспектива и десятки тысяч николаевцев, для которых здание на площади Ленина стало столь же привычным символом города, как аркасовские львы, лестница на Флотском бульваре и бар «Ассоль».
Интересно, а что думают по этому поводу городские власти?
Станислав Козлов.
(«ВН», 2 июня 1998 года).

***

От автора: Интересно перечитать собственный материал, опубликованный 22 года назад. Иных предприятий и учреждений, упоминаемых в тексте, давно нет. Канул в Лету некогда популярный «Смак-свiт», остались разве что воспоминания от «Николаевского гипрограда», а центральный подъезд мэрии уже не охраняет милиция (полиция).
Недострой ДК завода им. 61 коммунара через три года после публикации был продан турецкой компании «Асена» и впоследствии превратился в яркий и шумный «Сити-Центр», а сам завод в рамках декоммунизации переименовали. Правда, если в 1998 г. он еще работал, достраивая последние рефрижераторы для греческих заказчиков, то ныне давно и безнадежно простаивает, два его стапеля заросли уже даже не травой – молодыми деревьями.
Из кабинета первого секретаря обкома (сейчас – кабинет мэра) давно нет тайного выхода в первый подъезд здания, кабинет второго секретаря обкома (позднее – секретаря горсовета) перепрофилировали для проведения пресс-конференций и заседаний депутатских комиссий.
Запомнилось, что после выхода публикации редакция получила разгромное письмо от знаменитого николаевского строителя Александра Растворова (он умер 20 февраля 2019 г. на 99-м году жизни), который утверждал, что никакие пленные немцы здание обкома не строили. Но такие рассказы я слышал от старых архитекторов, когда изучал архивы «Гипрограда» – и о немцах, и даже о зеках, долбивших гранит для облицовки будущего обкома. Насколько они правдивы? Кто знает…
Самое удивительное, что «ВН» получила несколько писем и от архитектора Михаила Бабаяна, который тоже прочел публикацию. Оказалось, 88-летний М.Бабаян жил в Одессе. Он поведал много интересного о восстановлении послевоенного Николаева, о грандиозных архитектурно-градостроительных планах по его развитию, которым так и не суждено было сбыться.
Но, как говорится, это уже совсем другая история…