Тайна исчезнувшего памятника

памятник
Брицман
Игорь Гаврилов, Светлана и Вячеслав Крыщенко

16 ноября в библиотеке им. Марка Кропивницкого состоялась любопытная встреча николаевских историков и краеведов, любителей старины. Пригласили горожан на эту интригующую встречу активный участник краеведческого сайта «Николаевский базарЪ» и ОО «Форум «Скамейка» Светлана Крыщенко и старший научный сотрудник нашего краеведческого музея Игорь Гаврилов. Оказалось, неугомонным «форумчанам-скамеечникам» удалось заполнить еще одно белое пятно николаевской истории. А загадок в этом «пятне» было спрятано предостаточно.

Началось всё со старых карт конца XIX – начала XX веков, на которых есть отметка «Памятник генералу Брицману». Находился он на территории так называемых Дальних Лесков и был разрушен, по некоторым данным, в 1938 году. Современным исследователям удалось изучить на экране компьютера фотокопию памятника и вычитать плохо сохранившуюся надпись: «Здесь господин казацкий генерал Брицман». Странноватая фамилия (то ли немецкая, то ли еврейская) для казачьего генерала! Стали листать архивные списки генералов, офицеров, общие морские списки… не было в них никакого Брицмана!
– Существовавшая ранее вольность в написании фамилий «как слышишь – так и пишешь» привела к этой загадке. И если бы не записи в метрических книгах начала XIX века, нам бы никогда не удалось установить истину. В те далекие времена не существовало паспортов или других документов, удостоверявших личность, поэтому священники записи вели со слов брачующихся, родителей, свидетелей, восприемников (крестных родителей) и других родственников, – рассказал Игорь Гаврилов.
Дотошные «скамеечники» заглянули в выписки из метрических книг Адмиралтейского собора, Старокупеческой и Госпитальной церквей начала XIX века. В нескольких выписках упоминается: 1) контр-адмирал гребного флота Иоанн Прицман (1800 г.); 2) вице-адмирал гребного флота Брицман (1804 и 1807 гг.); 3) вице-адмирал Бристан (1815 г.)…
– После этих «находок» установить личность одного из самых знаменитых английских офицеров, несших службу на Черноморском флоте, было не трудно. Не казацкий генерал Брицман, а вице-адмирал John Thomas Priestman! Мы нашли в архивах восемь (!) вариантов написания его фамилии: Престман, Пристман, Присман, Прицман, Бристан, Фрицман, Грицман! – рассказала Светлана Крыщенко.
ДЖОН ТОМАС, А ПО-НАШЕМУ – ИВАН ИВАНОВИЧ
Итак, John Thomas Priestman родился в Англии в середине XVIII века. О пребывании морского офицера Престмана в английском флоте почти ничего не известно. Биография его начинает прослеживаться с 1 сентября 1786 года: в этот день Джон Престман, поступивший на российскую службу, был принят капитаном 2-го ранга с назначением в Черноморский флот. Здесь у него была возможность сделать хорошую карьеру. По тогдашней традиции иностранец берет себе «русское имя», отныне именуясь – Иван Иванович Престман.
Работая с документами в архивах Николаева, Херсона, Одессы (по просьбе николаевцев поисками занимались также историки в архивах Санкт-Петербурга), николаевские исследователи собрали немало интересной информации, связанной с личностью Джона Пристмана.
Вот воспоминания Франсиско де Миранда, революционера, борца за независимость испанских колоний в Южной Америке, которому довелось близко познакомиться с Джоном Томасом в Херсоне: «2 января 1787 года. …Направился к г-ну Пристману (второму по старшинству из здешних морских офицеров), и он рассказал мне о придуманном им приспособлении, крайне полезном для обслуживания артиллерии. Оно состоит из прибора наподобие квадранта, позволяющего, как я полагаю, измерять угол между каким-либо предметом, уровнем моря и наземной батареей. Таким образом, сразу определив (при помощи таблиц, составленных с абсолютной точностью) дистанцию, можно быстро и уверенно открыть огонь. Это устройство автор изобрел во время осады Гибралтара (где нес службу)… Он показал мне еще одно свое произведение – несколько писем в стихах, написанных по-английски отличным стилем»…
Об уверенном восхождении морского офицера по карьерной лестнице свидетельствуют документы.
1788 год. Иван Престман служит на 66-пушечном корабле «Преображение Господне» (построен на Херсонской верфи, спущен на воду под названием «Слава Екатерины»), участвует в сражении с турецкими кораблями у острова Фидониси.
1789 год. Произведен в капитаны 1-го ранга и назначен командиром построенного на Херсонской верфи 80-пушечного корабля «Иосиф II», участвует в сражениях с турецкими кораблями у Керченского пролива и у острова Тендра.
1790 год. Командует фрегатом «Евангелист Лука», несет службу на севастопольском рейде. Через год там же ему поручают командование 20-пушечным брандвахтенным фрегатом «Никита Мученик».
С 1793 по 1797 годы Иван Престман командует 66-пушечным кораблем «Святая Троица» (построен на Херсонской верфи, спущен на воду под именем «Сошествие Святого духа»). В 1796-м его производят в капитаны бригадирского ранга.
1 января 1798 года получает звание контр-адмирала, и с 1799 года – назначен командовать второй эскадрой Черноморского гребного флота. А уже в 1802-м принимает командование всем Черноморским гребным флотом.

брицман
Старая карта

В 1804 году в российском флоте начинается реорганизация управления и вводится понятие флотских начальников, подчиняющихся главному командиру соответствующего порта. И.И. Престман не только командует гребным флотом, но и управляет флотскими командами в Николаеве. Теперь в его подчинении: корабельные команды, команды фрегатов, бомбардирских кораблей и корветов, команды катеров. Он ответственен за состояние казарм и размещение в них людей, своевременное получение подчиненными жалованья, провианта и прочего довольствия и т.д.
В 1806 году вице-адмирал Престман подает прошение об отставке. В 1807-м отправлен в бессрочный отпуск по болезни, выходит в отставку с награждением пенсией и предоставлением права ношения мундира. Умер Иван Иванович Престман в 1811 году в Николаеве. Значит, и похоронен где-то на старом некрополе.
«НЕВIДОМОМУ БРIЦМАНУ – ЗА НЕВIДОМI ЗАСЛУГИ»
– В Николаеве он владел участком в Дальних Лесках. На его земле и был установлен памятник. Сегодня это закрытая пустынная территория между Черноморским судостроительным заводом и речным портом. После смерти владельца получилось так, что наследовать участок было некому, и 28 лет он стоял, «не принося никакой пользы», – местные жители выпасали там скот. А посему в 1840 году командующий ЧФ Михаил Лазарев ходатайствовал о присоединении территории к землям Николаевского Адмиралтейства. Учитывая заслуги вице-адмирала Престмана и его личностные качества, не удивительно, что со временем ему был установлен памятник, – говорит Светлана.
Подробное описание памятника и его чертеж хранятся в Государственном архиве Николаевской области. Дело в том, что в 1901 году в Министерстве внутренних дел Российской империи решили собрать сведения обо всех существующих в государстве древних зданиях и памятниках старины, а также о памятниках новейшего времени. Отвечая на запрос Министерства, городской голова Алексей Соковнин сообщил, что памятник-колонна генералу Брицману, поставленный Морским ведомством, этим же ведомством и содержится.
Есть описание 1902 года: «Памятник сложен из простого камня, представляет собой кубический пьедестал, на котором возвышается колонна, имеющая скромную надпись: «Здесь господин казацкий генерал Брицман». Кем и когда сооружен этот памятник, неизвестно. Камень настолько выветрился, что памятник в недалеком будущем времени должен разрушиться, почему и требует ремонта».
В документах сохранились и размеры памятника: высота составляла примерно 3,24 м, ширина основания – 1,78 м.
Есть несколько более поздних упоминаний об этом памятнике в прессе. Особенно умиляет заметка в газете «Більшовицький шлях» за ноябрь 1940 года. Некая Н. Цеханович, научный сотрудник архива, в своей статье отмечает: «…Можна також нагадати про пам’ятник-колону в Далеких Лісках, поставлену морським відомством невідомому полковнику Бріцману за невідомі заслуги». Вот как коротка бывает людская память.
И все-таки загадка – когда и кем он был установлен?
– Мы предполагаем, что памятник установили уже после окончания Крымской войны, то есть после 1856 года. До передачи земель умершего вице-адмирала Престмана в Морское ведомство (а это 1840 год) никто не имел юридического права «хозяйничать» на этой территории, – считают краеведы Игорь Гаврилов и Светлана Крыщенко. – Еще одна загадка – надпись на памятнике. Для того чтобы получить разрешение на установку памятника, инициаторы должны были предоставить прошение с указанием – кому и за какие заслуги. В делах по Морскому ведомству вице-адмирал всегда упоминался как Пристман или Престман. Искажение фамилии – «казацкий генерал Брицман» – может свидетельствовать о том, что инициаторами памятника были простые моряки, черноморские казаки, служившие под его началом в гребном флоте. Для казаков сухопутный генеральский чин был привычнее, а фамилию они написали, как слышали. Надпись «Памятник генералу Брицману» есть на всех старых картах Николаева, в том числе – и на навигационных, составленных после 1860 года. Морские офицеры – коллеги Джона Престмана – не допустили бы такой ошибки, что также подтверждает догадку о времени создания памятника: на момент установки их уже не было в живых.
ПАМЯТНИК НАДО ЗАСЛУЖИТЬ
– Просто так памятники не ставят, тем более – спустя много лет после смерти человека. Для этого особые заслуги нужны. В нашем городе до революции 1917 года было всего три именных памятника: шотландцу – адмиралу Алексею Самуиловичу Грейгу, украинцу – матросу Игнатию Владимировичу Шевченко и Джону Томасу Престману – английскому офицеру, участнику осады Гибралтара, изобретателю, поэту, талантливому мореплавателю, вице-адмиралу, командующему Черноморским гребным флотом и флотскими командами в Николаеве, – отметила, завершая встречу, Светлана Крыщенко.
К сожалению, формат статьи не позволил нам привести еще массу интереснейших фактов, воспоминаний, фрагментов из архивных документов, которые удалось найти исследователям в процессе поисков.
Однако эти материалы в полном объеме, с фотографиями и картами, можно найти на сайте «Николаевский базарЪ». Статья называется «Не генерал Брицман, а вице-адмирал Иван Иванович Престман (John Thomas Priestman)». Из нее вы узнаете о дружбе Джона Престмана с Джоном Говардом, известным британским юристом и филантропом. В статье приводится отрывок из книги «1769-1822: Travels in Russia, Tartary and Turkey» знаменитого английского путешественника Эдварда Даниэля Кларка, который в 1800 году в Херсоне много общался с Джоном Престманом. Кларк был покорен «прямой искренностью его характера, открытостью и благосклонностью в его сердце».
В своем выступлении Светлана Крыщенко выразила благодарность николаевцам Александру Саломахину и Марине Тарасовой – за архивный поиск, а также Вячеславу Крыщенко – за 3D-реконструкцию памятника и перевод с английского воспоминаний Эдварда Кларка. «Для наглядности» на сцене в библиотечном зале во время встречи форумчане разместили баннер с изображением 3D-картинки памятника Брицману в натуральную величину.
К сожалению, у наших историков нет портрета Джона Томаса Престмана, нет информации о его семье и жизни в Англии. Так что опубликованные исследования вдохновили некоторых николаевских краеведов на новые поиски. И уже есть новые результаты! Но об этом – потом.
Наталья Христова.