Святая Гора Афон – ковчег Православия

Путешествие на Святую Гору – целая эпоха в жизни верующего человека. Восточный полуостров региона Халкидики в Греции, с его густыми лесами, крутыми склонами, монастырями составляет обитель Пресвятой Богородицы. Нигде более на таком малом клочке земли, по которой когда-то ступали ноги Матери воплотившегося Бога, ежедневно не возносится к небу столько молитв.

ЗЕМЛЯ, ОСВЯЩЕННАЯ БОЖЬЕЙ БЛАГОДАТЬЮ
Молитвы святогорских монахов освятили здесь и воду, и камни, и воздух. Каждый паломник может оставить свои записки о здравии или о поминовении с именами родных и близких. За них монахи будут молиться месяц, полгода… год – какой срок вы укажете.

В храме Протат (Х век)

На Афоне, начиная с IV века, не прекращается монашеская жизнь и молитва. Участок суши всего лишь 60 километров в длину, а сколько на нем сосредоточено святынь, сколько в каждом монастыре, в каждом ските – чудотворных икон и мощей православных святых! Но еще больше здесь мощей безвестных афонских монахов, посвятивших Богу и Божьей Матери всю свою жизнь до последних своих дней. За эти века их было сотни тысяч. Только в ХI веке в 180 афонских монастырях подвизалось более 50 тысяч монахов. Шестнадцать веков на этой земле трудились, молились, жили и умирали совершенно особые люди.
Время суток для монаха распределено следующим образом: 8 часов – на молитвы, 8 – на труд и 8 часов – личное время, включая прием пищи.
Через послушание, смирение и молитву происходило перерождение человека, его переход в новое качество. Это было и есть истинное духовное рождение свыше Духом Святым. Перерождалась душа. Их тела и при жизни, и после смерти были и оставались источниками «воды живой» (Ин. 7, 38), источающими благодатные энергии Святого Духа.
Вот почему даже сухие кости умерших праведников способны исцелять и передавать исцеляющую благодать не только людям, которые к ним прикасаются, но и всему окружающему пространству.
Да разве только мощи? А чудотворные иконы! К ним за тысячи километров, преодолевая моря и океаны, едут паломники с просьбой о помощи личной, родным и близким. И помощь приходит – отступают болезни и невзгоды. За что люди искренне благодарят эти божественные образы.
На Святой Горе хранятся вещи, принадлежавшие святым, они тоже исцеляют недуги и воскрешают души болящих. Но не только мощи, иконы и вещи, но и сама земля, по которой ходили с молитвой эти люди, – тоже освящалась. Побывав на этой земле хоть один раз, вы ощутите на себе Божью благодать, и поверьте, такой уголок на земле-матушке найти очень трудно. Этой земле нет аналогов на белом свете!

О ТРУДЕ И НЕ ТОЛЬКО
На первый взгляд, для вступивших на эту землю впервые, видишь в ней некие элементы рая: плодоносящие цитрусовые и фруктовые деревья, участки земли, на которых выращивают овощи, ухоженные газоны, вечнозеленые кустарники, радующие глаз цветники, убранные мощенные камнем дорожки, лестницы возле храмов и жилищ, ухоженные покрытия крыш. Все окружающее – на фоне радостного пения птиц.
Это все не упало с неба. Как я сказал выше, – это результат ежедневного восьмичасового труда каждого монаха.
Послушание монахам выбирается индивидуально. Как только молодой инок попадает в монастырь, – игумен обители и братия присматриваются к нему и, исходя из его таланта к тому или иному роду деятельности, определяют, к чему ему надо приложить усилия. Умеет кулинарить – определяют на кухню, физически развит – его послушанием будет расчистка земельного участка от камней или заготовка дров. Интересно: послушание имеет и игумен монастыря. Совместная работа – основа общежительного уклада обители.
Причем вкалывают монахи до седьмого пота не покладая рук. Иначе не будет вяленых и соленых маслин к зимнему столу, оливкового масла, меда, лимонов и многого другого. Даже соль они выпаривают из морской воды. И трудятся не только ради жилища и монастыря. Хотя, представьте себе, как обустроить келью на отвесной скале над ревущими волнами часто неспокойного моря, без современных подъемных механизмов.
Но физический труд помогает им и в другом. Он помогает монахам преодолеть накатывающую на них бурю помыслов, видений, насылаемых рогатыми.
Очень часто, как рассказывают монахи, благодаря тяжелому труду, удается побороть манящее сильное воздействие демонов на человеческую плоть. Ведь они все такие же люди, как и мы. Одной молитвы тут явно недостаточно. Поэтому заставляют они трудиться не только душу, но и свое тело, так как коварному нападению духовного врага одновременно подвергаются и тело, и душа человека.
Монахи ежечасно, ежедневно на Святой Горе находятся в смертельной схватке с коварным и очень сильным противником, от исхода которой зависит не просто жизнь, а Вечная жизнь! Об этом они очень хорошо помнят.

БЛАГОДАТНЫЕ СТРУИ МОЛИТВЫ
Божественной благодати совершенно не важно – монах ты или паломник, украинец или грек, молишься или погруженный в свои мысли стоишь в своей стасидии (специальное деревянное кресло в храме с откидным сидением, высокой спинкой и подлокотниками. В стасидии можно стоять, опираясь на подлокотники, полусидеть и сидеть, – прим. авт.) – благодатные струи пронизывают тебя насквозь, даже если звучит молитва на греческом языке. Поверьте, нет в этом никакого лукавства. Здесь можно, прикрыв глаза, вздремнуть – и в то же время почувствовать, что находишься под этими благодатными струями. Они как бы омывают и очищают душу, вносят в нее какое-то умиротворение и радость, и ты чувствуешь, по описанию тех, кто пережил невесомость, аналогичные ощущения. Но для этого нужен индивидуальный настрой.
И если под конец бдения становилось трудно стоять, то после окончания службы, на выходе из храма место усталости заполняет необыкновенная энергия, заряжающая тебя как бы эликсиром бодрости.

Митрополит Питирим возле деревянного била, 2015 г.

Афонский быт монахов на Святой Горе подчиняется традициям, которые сложились на протяжении не одного столетия. На Афоне действует византийское времяисчисление. Новый день на Святой Горе начинается с закатом. Как только солнце скрывается за горизонтом, стрелки часов в монастырях переводят за полночь. Это и есть начало нового дня. В это время иноки и паломники собираются в храмах и совершают службу, которая идет около часа. Монахи молятся, когда весь мир спит и грешит. И эта еженощная молитва не прекращается уже 16 веков (1600 лет) подряд!
После службы монахи расходятся по своим кельям и спят по 4-5 часов. Ночью стук в деревянное било будит всю братию на келейную молитву, состоящую из определенного количества Иисусовых молитв. Это молитвенное делание длится около 3-4 часов и определяется каждому монаху духовным наставником обители. В зависимости от количества четок, которые благословил «протянуть» духовный отец: 10, 20 или 30. Если учесть, что монастырские четки состоят из 100 узелков, то соответственно, и молитв получается 1000, 2000 и 3000.
Вслед за этим, уже около двух часов ночи по европейскому времени, раздается звон железного клепала, похожего на громадную подкову. В него бьют стальным молоточком. Этот звон призывает монахов окончить келейное правило и поспешить в церковь на полунощную. За ней следует утреня, часы и литургия. После литургии монашеская братия выстраивается в очередь ко причастию. Впереди – монахи с очень большим житейским и духовным опытом. Они помогают любому молодому послушнику или монаху найти ответы на интересующие их вопросы.
После причастия монахи отправляются на трапезу. Но монастырская трапеза существенно отличается от мирской. Это своеобразное продолжение молитвы, поэтому даже во время еды одним из монахов читается молитва, а остальные продолжают молиться в своем сердце. Трапеза длится не более 10-15 минут. Когда игумен поднимается из-за стола, прием пищи прекращается, и все встают со своих мест.
В меню святогорцев нет мяса, только овощи, фрукты, фасолевый суп, оливки, мед, орехи, хлеб, иногда яйца и рыба. После трапезы монахи в одном из храмов прикладываются к мощам и отправляются в свои кельи, где могут отдохнуть, не более двух часов. После чего каждый из них выходит на свое послушание. Но и днем, замешивая тесто для просфор, собирая маслины, овощи и виноград или расчищая от камней участки, копая огород, монахи постоянно творят Иисусову молитву, консультируясь по всем вопросам этого непростого молитвенного делания с духовником и старейшими братьями.

СЕКРЕТЫ АФОНСКОЙ ВОДЫ
В приемной любого монастыря на Афоне гостинник угостит паломников чашечкой горячего кофе, поставит на стол тарелку с рахат-лукумом и по стакану чистой холодной воды. Примечательно, что рахат-лукум делается на Святой Горе из сгущенного виноградного сока, иногда добавляют в него орешки. Кофе и сладостями гостей не удивишь, чего не скажешь о воде.

Паломники из Николаева у родника

Вода на Афоне просто необыкновенная. В отдельные монастыри она поступает из горных источников по старым каменным акведукам, как, например, в обитель Симона-Петра, или по современным полипропиленовым трубам.
Эту воду пьешь без всякого кипячения, не боясь подхватить инфекцию. Вода кристально чиста, с замечательным вкусом. Напиться такой водой, кажется, невозможно. Не один паломник, имеющий проблемы с ЖКТ, отмечал, что находясь на Горе, не принимал прописанное врачом лекарство – и желудочно-кишечный тракт не давал сбоев. Но по прибытии домой старые болячки напоминали о себе. Это я проверил лично на себе.
Особое свойство афонской воды – это результат освящения её многовековыми молитвами монахов. Но в первую очередь в целебных свойствах воды заслуга особого благословения Божией Матери, – благословениями которой Святая Гора утверждена на века цитаделью Православия. В этом и кроется, наверное, главный секрет афонской воды.

ЧТО МЫ ОСТАВИМ ПОТОМКАМ
Умышленно не рассказываю о чудотворных иконах и дивах, которые они сотворяют с молящимися и просящими у них помощи людьми. Это было, есть и будет. Беспокоит другое.
Не через 10, 20 лет, а через каких-то четыре года на моих глазах меняется вид Святой Горы из-за вторжения рук человеческих. Сам Бог и Божия Матерь смотрят за этой землей. Девственную природу многие века оберегали и монахи, не беря ничего лишнего от леса, родников и недр земли.
Бог создал ландшафт Горы – насыпал землю, образовал горы и холмы. По проложенным в лесной чаще тропинкам пробирались на ослах и мулах или пешим ходом паломники и монахи от монастыря к монастырю. Они тихо произносили вслух или про себя молитву или напевали песни о своей судьбе и жизни. Порой останавливались на краткосрочный отдых, прислушивались к шелесту листвы и щебетанию птиц. С трепетом относились даже к пыли, покрывающей лесные тропки.
В те далекие времена дровосеки валили деревья топором. И то было больно и дереву, и лесорубу. Топор опускался и поднимался с жалостью к дереву. И в большинстве случаев лесорубы как санитары убирали заболевшие или пострадавшие от бурелома и молний деревья.
А что сейчас? Сначала тропинки расширили до широких проселочных дорог, которые были легко проходимы в сухую погоду. Предварительно бензопилой сносили вековые дубы, платаны, каштаны. Шум бензопил заглушал стон унижаемых, падающих деревьев. На остров завезли бульдозеры, катки, бетономешалки, асфальтоукладчики и другую дорожную технику. В руках человека она нанесла неизлечимые, страшные раны хребту старца Афона. Горные подъемы и спуски теряют свою былую привлекательность. Проложенные якобы для нашего удобства дороги, покрытые асфальтом, а в последнее время и бетоном, исказили природный ландшафт Святой Горы.
Уже редко встретишь монаха или паломника, идущего с посохом или едущего верхом на вьючном животном. Прогресс и здесь диктует свои правила. По спускам и склонам, фыркая и пыхтя, едут джипы и грузовики, отравляя воздух Святой Горы выхлопными газами. На Афоне появился еще один признак проникновения цивилизации – вертолетные площадки. Еще в 2015 году мы с сыном прогуливались по полю вертолетной площадки, расположенной справа от ворот Великой Лавры преподобного Афанасия Афонского.
Какой вред принесен экологии Афона, я думаю, специалисты уже подсчитывают. Но от этого не станет радостно на душе. Наоборот, представить страшно, что тропинки, по которым ходили истинные молитвенники, сегодня безжалостно выравнивают бульдозеры для новых дорог, покрывая землю асфальтом и бетоном, нанося прекрасному до этого «телу» Горы смертельные раны.
Еще не поздно. Можно остановиться на том, что уже сотворили. Услышат ли? Очень этого хочется. Помолимся об этом.
В этом очерке изложено далеко не все увиденное и услышанное мною на Святой Горе. Об интересных историях, попавших на страницы моего блокнота, я расскажу в следующих материалах.
Евгений Горбуров, кандидат исторических наук, доцент ННУ имени В.А. Сухомлинского.