«Стапель» — ярких талантов первооткрыватель

стапель

В прошлом году вышла из печати книга «Поэтическое слово «Стапеля», посвященная 90-летию этого литературного объединения, 230-летию Николаева и 120-летию ЧСЗ. За эти годы был издан не один коллективный сборник из произведений его членов. Что касается «крайнего» — тройной праздник достойно отразился на его страницах. Наряду с ветеранами объединения, чьи 120 произведений были опубликованы в разделе «Огонь прожитых лет», не осталась в стороне и талантливая молодежь, поэты и прозаики, творчество которых представлено в разделе «Крылатая стезя».

В их числе – два имени, и с ними наших читателей сегодня знакомит Алла Царенко, в прошлом – библиограф научно-технической библиотеки ЧСЗ.
Это Елена Гринько, известная в Сети как Елена Зарлин, которая родилась и выросла в Николаеве, окончила НКИ, работала в проектных институтах и компаниях Николаева и Киева. Ее талант проявился не только в поэзии – Елена Гринько создает энергетические картины, декоративные панно, подарки-талисманы.
Ирина Грунская, напротив, появилась на свет в Мелитополе, окончила филиал Киевского художественного училища в Енакиево по специальности «художник-оформитель». Работала в Центральной детской библиотеке им. Ш. Кобера и В. Хоменко, где руководила литературно-художественной студией «Пестрый городок». Ирина пишет замечательные детские сказки. «Наша Астрид» – так называют ее ребята. В 2008 году Ирина Грунская стала победителем областного конкурса «Лучшая николаевская книга» в номинации «Лучшее издание для детей и юношества». В рамках областной Программы поддержки отечественного книгоиздания и книгораспространения в 2012 году был издан ее сборник «Сказки летнего сада», в 2018 году – книга «День рождения в Николаеве», в прошлом году – «Однажды в Николаеве» и «Сказки чайной ложки».

Елена Гринько (Зарлин)стапель

СИЗИФ
Пот глаза режет сотнями лезвий,
Позвоночник горит и орет:
«Стой, безумец! Тащить бесполезно.
Снова камень с горы упадет».
Грохот, лязг стапелей и заводов
Сменит шорох грызущихся крыс.
Лишь увидишь небесные своды —
И стремительно скатишься вниз.
Но опять и опять поднимаясь,
Камни в гору Сизифы несут.
Шаг за шагом трудом постигая
Этой жизни соленую суть.
Запах краски и сварки в подъезде.
За стеной перфоратор ревет
И визжит. Жизнь то шутит скабрезно,
То накроет. То вдруг вознесет…
Но над каждой моею победой
Снова стаей кружит воронье…
Камень – якорь мой! Крест исповедный.
Смысл и совесть. Распятье мое…

АРХИМЕДЫ
Сколько яблок на головы падало,
Выливалось из ванны воды…
Крикнуть: «Эврика!» надо бы!
Надо бы… Ну, а вдруг доведет до беды?!
Сколько планов отличных задумано!
Как же здорово зажили б мы!
«Кто со мной?» –
даже крикнуть подумывал,
Только вот не люблю я толпы…
Сколько раз нам на головы гадили,
Отнимали последний кусок.
«Хватит вам! Что ж вы, сволочи?!
Хватит вам!». Но надеемся – кто-то спасет.
Сколько раз мы смолчали! Профукали…
Не посмели – вот и не смогли.
Архимеды, герои, спасатели,
Где же вы? Где же вы? Где же вы?
Архимеды, герои, спасатели…
…Это мы, это мы, это – мы!

СЕКРЕТ СЧАСТЬЯ
Мне никто ничего не должен.
Ну, и я никому не должна.
Из иллюзий мой домик был сложен.
А теперь же вокруг – тишина.
Старый сад зарастает крапивой,
А в сирени поет соловей…
Я уже не стремлюсь «стать счастливой»,
Не ломлюсь я в закрытую дверь.
За любовь не желаю бороться.
Солнцу из-под руки подмигнув,
Набираю воды из колодца.
И, расправивши плечи, иду.
Вся пронизана утра прохладой,
С каждым шагом смелей и сильней…
И, когда ничего мне не надо,
Счастья луч прорастает во мне.

Ирина Грунскаястапель

Сказки-карамельки

МАЛЕНЬКОЕ МОРЕ
После дождя большая синяя Лужа простиралась посреди двора.
– Ну чем я не море, – думала она, – глубока и широка. Вчера по мне ходили корабли, правда, бумажные, но ведь – корабли! А еще купался воробей.
– Добрый день, – прервал ее мысли кто-то.
– День добрый, – улыбнулась Лужа блестящим краешком.
– Как водичка? – спросил Голубь, трогая клювом гладь воды.
– Отличная, – шепнула Лужа.
– Ну, тогда я пошел купаться, – сказал Голубь и зашагал в центр Лужи.
Вскоре к нему присоединились и другие. Они плескались в воде, хлопали по ней крыльями, а самые смелые даже пробовали нырять, правда, у них это не совсем получалось. А потом один взобрался на серый камень, лежащий в центре Лужи, и необитаемый «остров» сразу же стал обитаемым.
– Да! Я, несомненно, море, – радовалась Лужа, – и пусть люди говорят все, что угодно!

КАК ВОРОНА ДЕРЕВЬЯ САЖАЛА
Желтый Листок с самого утра бегал по двору и не знал, чем бы ему заняться. Вначале он немного посидел с бабушками на лавочке, потом соскочил с нее и побежал к ребятам в песочницу. Хотел было покататься на игрушечном самосвале, но тот был гружен песком и никуда не ехал. Тогда Листок обежал два раза вокруг столбика, покатался на качелях и даже немного устал.
Вдруг он заметил знакомую Ворону, она часто прилетала на дерево, где он родился.
– Привет, – крикнул Листок и поторопился к ней. – Что ты делаешь?
– Вот ореховую аллею сажаю, – сказала Ворона, выцарапывая клювом ямку в земле.стапель
– А можно тебе помочь?
– Помоги, – ответила Ворона и, подняв клювом золотистый орех, бережно опустила его в ямку, прикрыв пучком сухой травы.
– Теперь бы поохранять его, чтобы другие вороны не стащили. Сегодня день такой – все ореховые аллеи сажают, – сказала Ворона и посмотрела с опаской по сторонам.
– Я постерегу его! – радостно ответил Листок. – А ты лети, у тебя еще много дел.
Ворона улетела, а он остался.
Крепко ухватился за травинки, заслонив собой орешек.
– Бежим с нами! – звали его пролетавшие мимо листочки.
– Бегите, бегите, – отмахивался Листок. – У меня есть дело поважнее.
И согревала его одна чудесная мысль: он оберегал жизнь пока еще не родившегося, но в будущем – большого и красивого дерева.

КАЖДОМУ СВОЕ
Орхидея и Акация были соседями, только Орхидея росла в доме на подоконнике, в цветочном горшке, а Акация – за окном, на улице.
Каждое утро дерево с любопытством заглядывало в окно и, покачивая зелеными листочками, приветствовало цветок.
Однажды весной Орхидея зацвела: будто белый парусник раскрылся на зеленом стебле, а внизу под ним – широкие, длинные, изогнувшиеся дугой листья, словно застывшие волны.
– Как Вы прекрасны! – восхищенно проговорила Акация.
– Вы тоже, – ответила Орхидея.
– Ну что Вы! Разве могут сравниться мои цветки с Вашими? – качнув белыми кудрями, сказала Акация. – Мои цветки невзрачные, мелкие, и только их аромат привлекает ко мне внимание. «Вы слышите, кажется, Акация зацвела!», – говорят люди, принюхиваясь, и лишь тогда замечают меня.
– Каждому свое. У кого-то – яркая внешность, а у кого-то – приятный характер, – заметил Ветерок, случайно услышавший их разговор. – Все, как у людей. Да, все, как у людей…