Зачем рашисты убежали с острова Змеиный, — эксперт

10:21

Откройте «Вечерний Николаев» в Google News и  Телеграм-канале

Украина освободила от российских захватчиков остров Змеиный. Внимание украинцев было приковано к нему с первого дня войны, именно там прозвучала фраза «о русском военном корабле», ставшая своего рода девизом этой войны. Спустя месяцы попыток закрепиться на Змеином, потеряв сотни солдат и десятки единиц техники, рашисты приняли решение «отрицательно захватить остров», ведь об отступлении, как известно, им говорить нельзя.

Какую роль играет освобождение Змеиного в дальнейшем развитии событий? Почему массированный обстрел гарнизона на острове мог быть не самым удачным решением? Насколько защищена Одесская область после ухода россиян со Змеиного? Об этом в эфире Апостроф TV рассказал военный эксперт из Одессы Андрей Савченко.

— Действительно ли оккупанты ушли со Змеиного навсегда? Или они могут снова блокировать этот остров?

– Давайте я начну с того, что остров Змеиный у нас выполнял определенную задачу. Он являлся приманкой для кораблей российского флота. В каком плане? На острове Змеиный были размещены средства технической разведки, какой-то маленький гарнизон со средствами ПВО для своей защиты. Они выполняли задачи именно касательно проведения технической разведки.

Первое, что наши войска и вооруженные силы должны были использовать — мы могли через них передавать информацию. То есть мы знаем, на какую глубину ведут разведку, как отражаются у них на экране цели, что для этого надо создать. Мы бы им создавали ложные цели, чтобы ракеты Черноморского флота летели по пустым местам.

Второй момент — Змеиный выполнял роль приманки в том плане, что если бы наши войска нанесли небольшое огневое поражение по острову и уничтожили бы какие-то антенны, машину управления или что-то еще в этом роде, то мы бы знали, что российский флот отправит туда корабли, которые должны привезти оборудование, установить его и продолжать ведение разведки. Мы с этим уже сталкивались. Помните, мы потопили корабль тылового обеспечения, который вез необходимые грузы на этот остров? Так мы могли бы потихоньку уничтожать корабли их вспомогательного флота, боевого флота.

Но было принято иное решение. Я его считаю не совсем верным с точки зрения военной хитрости, потому что война не должна вестись прямиком… Я не сомневаюсь, что когда они оставляли этот остров, они взорвали все, что можно было, и на скоростных катерах его покинули. Они уже больше не вернутся. Это однозначно, потому что этот остров не представляет никакого стратегического, оперативного и даже тактического значения для Черноморского флота россии, который вынужден находиться на удалении свыше 280 км от нашего побережья. Остров находится на удалении 35 км — это к сведению.

Почему? Потому что наши системы противокорабельной обороны — наш комплекс «Нептун» — показал, что мы можем поражать любые корабли. Даже те, которые оснащены современными средствами ПВО. Мы можем поражать их на море на дальностях, на которые летит наша ракета, а это 280 километров. Поэтому мы не видим и не слышим кораблей Черноморского флота.

— Для россиян остров Змеиный был чем-то важен, они очень долго с него не уходили. Можно ли считать, что они испугались того вооружения, которое нам поступает с Запада?

— То, что нам приходит новое вооружение, российские командиры и командующие понимают. Они принимают это во внимание. Они уже поняли, что мы можем этот остров очистить от россиян одним-двумя залпами. Ведь остров составляет в пределах 19 гектаров, а у нас одна машина «Града», которая стреляет на 42 километра, на средних дальностях покрывает сразу 6 гектаров. Если выстрелить четырьмя установками или отправить четыре залпа, то где-то 50% ракет попадет в этот остров. Там будет уничтожено все, что на поверхности — не закопано и не спрятано. То есть понятно уже всем, что с получением новых средств ведения огня — дальнобойных средств — от наших американских союзников там нет целесообразности для россии.

Но с точки зрения военной хитрости я бы не уничтожал этот гарнизон. Я бы просто наносил периодически огневое поражение по средствам ведения технической разведки и вынуждал бы российские корабли привозить туда необходимые средства. В это время их можно было бы уничтожать теми же крылатыми противокорабельными ракетами.

Сегодня мы потеряли возможность вынудить противника войти в зону поражения, у нас уже нет никакой приманки. Я так скажу, что любое решение командования, даже то, что надо очистить этот остров от российских военнослужащих, – правильное. Но я не вижу в этом рациональности. Все же, нам проще было бы использовать наши крылатые противокорабельные ракеты именно для уничтожения тех целей, которые мы вытягивали на себя. Сегодня у нас этот элемент будет стоять как средство сдерживания противника. То есть корабли не пойдут.

Кто-то говорил, что этот остров играл какую-то роль в высадке десанта в Одесскую область. Никакой роли он не играет – ни тактической, ни оперативной. Это просто узел или пункт ведения технической разведки и наблюдения. Сама высадка десанта сейчас практически невозможна при наличии комплексов, противокорабельных ракет. Потому что выдвижение всех кораблей Черноморского флота будет осуществляться со скоростью не более 50 км/ч. Это я даю максимальную скорость для современных боевых кораблей. А если с ними будут идти десантные корабли, то у тех вообще скорость до 20 км/ч. И мы посчитаем чисто арифметически, что 280 км со скоростью 50 км/ч — это 5-6 часов боевые корабли будут находиться в зоне поражения наших крылатых противокорабельных ракет. А за 6 часов мы можем своими средствами нанести такое поражение, что противник откажется продвигаться далее, не дойдя до нашего берега.

— Насколько сейчас защищена Одесса? Мы знаем, что в Одесской области больше нет оккупантов, но, возможно, они могут попытаются наносить ракетные удары по региону?

— У нас война ведется в воздухе, на земле и на море. Про море я вам уже рассказал, теперь про воздух. Сегодня ожидать массированный авиационный удар по Одесской области или по самой Одессе не стоит, потому что ПВО работает достаточно эффективно. Мы это с вами видим и знаем. Почти каждый день они сбивают крылатые ракеты.

Вопрос с крылатыми ракетами, которые запускают с кораблей, с Крымского полуострова, с тяжелых бомбардировщиков… Они имеют определенную степень поражения нашими средствами ПВО. Если это ракеты советского производства, и они выпущены в те же годы, как и наше ПВО, мы их сбиваем все подряд. Если это более современные ракеты, как вот у нас пролетали гиперзвуковые ракеты, то там возникает сложность для нашей ПВО. Мы можем, допустим, из 10 ракет сбить половину, больше половины, но что-то может пролететь. Мы это с вами наблюдали с нашим торговым центром Riviera, как они туда попали. В данном случае возможны пролеты определенного количества крылатых ракет и поражение каких-то объектов и целей. Мы от этого пока не защищены. Нам необходимы более современные средства, которые мы просим у стран НАТО.

Если мы говорим про угрозу с земли, то сегодня вдоль побережья противник ведет бои в Херсонской области. Мы знаем, что наши войска имеют там определенный успех, и мы продвигаемся. Все это связано не с тем, что мы не можем быстрее двигаться, а с тем, что там сложная местность. Там оросительные системы, там невозможно использовать танки, БТРы, технику. Поэтому мы продвигаемся очень медленно к Херсону. Но не противник продвигается к нам, а мы. Противник отходит. То есть, противник отходит от Одессы.

Кто-то еще иногда поднимает вопрос Приднестровья. Я хочу сказать, что тут мнения расходятся. Мое мнение однозначное: никакой угрозы с Приднестровья не существует. Во-первых, там оперативная российская группировка находится в том составе, который позволяет ей только охранять технику и склады с вооружениями, боеприпасами и другими материальными средствами. Боевых частей у них практически нет. Мобилизовать население Приднестровья они не могут. У них была попытка, и те разбежались — в Молдову, в Румынию и даже в Украину.

— Будет ли кто-то в кремле отвечать за то, что оккупанты отступили с острова Змеиный? Возможно, будут какие-то кадровые изменения у военных?

— Нет. Мы знаем, что буквально на прошлой неделе или чуть раньше произошла перестановка в командовании Южным военным округом. Был генерал Дворников. Он не справился с задачами на востоке, не захватил вовремя Луганскую область. Сейчас пришел новый командующий (Геннадий Жидко, — «Апостроф»). Как только пошли ракетные массированные удары по нашим мирным настенным пунктам, по городам, по центрам — это уже работа нового командующего Южным военным округом. Он принимает решения по нанесению ракетных ударов. Он утверждает эти решения.

Если говорить о том, что кто-то будет отвечать за то, что оставили остров Змеиный, то я так не думаю. Потому что с точки зрения российских командиров, было нецелесообразно его удерживать. Он не приносил никакой пользы для их наступательных действий. Они Одесскую и Николаевскую область уже давно потеряли, и они понимают, что они туда не дойдут. Сейчас у них стоят те задачи, которые они ставили в самом начале. Это Луганщина и Донетчина. И, к сожалению, они сейчас пытаются полностью оккупировать и удержать Херсонщину. Конечно, вопросы еще стоят по Запорожью. Они тоже там много захватили территорий.

Но наши войска справляются. Раз мы выгнали противника с острова Змеиный, то, соответственно, часть наших сил и средств уйдет с этого региона и пойдет воевать куда-нибудь под Херсон. Они пойдут на усиление наших воюющих сторон.