Сeргей Бурковец: «Судостроение – это наука, а судоремонт — искусство»

11:30

Откройте «Вечерний Николаев» в Google News и  Телеграм-канале

Сергей Бурковец известен очень многим, но особенно тем николаевцам, чья деятельность так или иначе связана с судостроительной отраслью. Он успел стать настолько органичной частью городской общины, что иной раз невольно хочется спросить: а как же это мы раньше жили без него? А ведь еще десяток лет назад Сергей Владимирович был – да, опытным, высококвалифицированным, но всё-таки — обычным представителем отрасли, которая на протяжении большого исторического отрезка являлась для Николаева градообразующей и, смеем надеяться, рано или поздно вернет привычное доминирующее положение в городской экономике.
Сегодня Сергей Бурковец – публичная личность, уважаемый бизнесмен, руководитель «Южной судоремонтной компании», член исполкома Николаевского городского совета, номинант общегородской программы «Человек года. Горожанин года» в сфере промышленности и транспорта. Как ему удалось добиться успехов в бизнесе, всеобщего признания? Об этом мы с большим удовольствием расскажем нашим читателям в сегодняшнем выпуске «ВН».

Как все начиналось…

В детстве и юности Сергей Бурковец вряд ли мог даже мечтать о том, что со временем станет известным и успешным бизнесменом, руководителем динамично развивающегося предприятия, известного далеко за пределами Николаевщины.
Он родился и провел детство в селе Кринички Николаевского района, рос в семье обычных сельских тружеников. После окончания школы трудовую деятельность начинал водителем автопарка. Казалось бы, обычная биография для десятков тысяч николаевских парней. А вот дальше жизнь его сложилась весьма нетривиально.
Для начала судьба забросила на судостроительный завод «Океан», где он в 90-е гг. прошлого века работал слесарем-дизелистом на судоремонте. Это было еще до прихода на предприятие голландских инвесторов. Реализация масштабной судостроительной программы на «Океане» уже остановилась, завод испытывал огромные трудности, но вот судоремонт на «океановских» мощностях динамично развивался.
Там Сергей получил первый опыт работы. И это было только начало большого пути.
Желание нормально зарабатывать, обеспечивать семью послужило мотивацией для того, чтобы найти более выгодное место работы. И тут поступило предложение о трудоустройстве за границей. Уже тогда, как и сегодня, тысячи николаевских корабелов работали на верфях стран Европы, Азии и даже Америки. С одной стороны – печально, что после распада СССР отрасль в Украине стала угасать, и для многих не оказалось достойной работы дома. Но с другой…
Сергей Бурковец в общей сложности отработал за рубежом свыше трех лет. Он попал на большой судоремонтный завод в Дубаи (Объединенные Арабские Эмираты), специализировавшийся в основном на огромных танкерах дедвейтом от 350 тыс. тонн и выше. В Черном море исполинов с такими габаритами не увидишь – глубины не позволяют, и Босфор они не пройдут. А вот в Персидском заливе подобных супертанкеров – тьма тьмущая.
– Я работал в дивизионе, который у нас прозвали «летучими голландцами», – делится воспоминаниями Сергей Владимирович. – Проще говоря, это бригады, обслуживающие суда прямо во время рейсов. Мы поднимались на борт в одном порту, во время перехода перебирали генераторы, турбины, дизели, насосы, – словом, выполняли работы по ликвидации конкретных неполадок. А сходили на берег уже в другом порту, зачастую – в другой стране. В итоге наша «чартерная» ремонтная команда постоянно мигрировала между портами Эмиратов, Кувейта, Ирана, других стран Персидского залива. Несколько раз мне довелось побывать даже в Индии.
Работа была очень интересной и познавательной. Да, с одной стороны, приходилось тяжело вкалывать, особенно с учетом непростых погодно-климатических условий в этой части земного шара. Зато и опыта я набрался немало – разные суда, современный уровень выполнения работ, особая производственная культура, общение с инженерами и капитанами из разных стран, включая скандинавов и американцев. Наконец, — разговорный и технический английский, который мне пришлось одолевать буквально на ходу.
Преодоление языкового барьера – отдельная история. Дело в том, что в школе Бурковец вообще-то изучал не английский, а немецкий язык. Позже удалось неплохо подучить итальянский. В Эмиратах костяк коллектива судоремонтников составляли поляки, и лишь некоторые из них могли сносно объясняться по-русски. Поэтому, чтобы на равных общаться с коллегами, попутно пришлось овладевать ещё и польским.
А вот общение с экипажами судов, инженерами и основной частью персонала судоремонтного завода осуществлялось по-английски. И этот язык Сергей Владимирович учил как путем непосредственно общения, так и с помощью самоучителей и словарей, оказавшихся под рукой. Конечно, сейчас проще всего сделать это с помощью Интернета, но тогда ещё «всемирная паутина» не была настолько распространена и общедоступна. По сути, знание языка достигалось опытным путем, «методом втыка», как шутили острые на язык судоремонтники из стран СНГ.
Много работы приходилось выполнять в рамках т.н. «конверсии», когда на танкерах устанавливали нефтеперерабатывающие заводы. Такой танкер швартовался к нефтяной вышке в Персидском заливе, и прямо на его борту нефть-сырец разделялась на фракции с получением легких и тяжелых нефтепродуктов.
В то время в Дубаи как раз намывали знаменитые искусственные острова-пальмы, и бригада, где работал Бурковец, помогала сервисным инженерам обслуживать двигатели «МAN», производившиеся по лицензии. Инспекции двигателей проводились на больших судах-дреджерах «Vasco da Gama» и «Leonardo da Vinci» – трюмных самоотвозных землесосах, использовавшихся для строительства островов.
Опыт сотрудничества со всемирно известными компаниями «Jan De Nul Group» и особенно с «Dubai Drydocks», эксплуатирующей крупнейший в странах Персидского залива сухой док, был по-настоящему бесценным. Уже в то время у молодого рабочего начали появляться мысли: а нельзя ли реализовывать подобные проекты, пусть и в меньших масштабах, у себя на родине – в Украине.

Здравствуй, Родина!

Во время одного из отпусков Сергей Владимирович вернулся домой и подал документы в украинскую компанию «Трансюг», которая базировалась в Николаеве и владела десятком теплоходов смешанного «река — море» типа плавания, работавших в пределах Черного и Средиземного морей. Мотив был простой: хотелось вернуться домой, наладить семейный быт, а накопленный за рубежом опыт использовать с максимальной пользой.
Сразу после собеседования вернувшегося из Эмиратов специалиста с учетом его опыта в сфере судоремонта взяли на работу суперинтендантом.
Суперинтендант – это представитель судовладельца. Он контролирует соблюдение правил технической эксплуатации судна и судового оборудования, несет персональную ответственность за полноту и качество ремонта, занимается организацией ремонтов во время переходов и в портах, налаживает непосредственную коммуникацию с судоремонтными компаниями. Если совсем просто – это представитель заказчика при выполнении судоремонта.
Только в четверг вечером Бурковец прилетел в Украину с прежнего места работы, а уже во вторник ему пришлось вылететь в Стамбул, где находилось одно из судов «Трансюга». Как выяснилось, на судне компании вышли из строя насосы, и под угрозой оказалось соблюдение сроков погрузки.
За время работы в качестве суперинтенданта Сергей Бурковец провел четыре полномасштабных судоремонта, три из них – на Измаильском судоремонтном заводе, и один – на тогдашнем судостроительном заводе им. 61 коммунара, который сегодня переименован в Николаевский судостроительный завод. Работа в компании продолжалась до 2011 года, пока руководство не решило перебазировать её менеджмент в другую страну. Суперинтенданта не радовала перспектива вновь отправиться за границу – колесить по миру он больше не собирался и твердо решил осесть на родной земле. Именно тогда Сергей Владимирович впервые всерьез подумал: пришло время собирать друзей и единомышленников, чтобы заниматься судоремонтом, но теперь уже – самостоятельно.
Первая работа, которую предложили новой, тогда ещё толком не оформившейся команде, – замена дизель-генератора. Нужно было сделать технологический вырез в корпусе судна, демонтировать старый дизель-генератор «Шкода», установить на его место новый, оцентровать, подключить.
– Это были хорошо знакомые мне и проверенные в деле ребята с «Океана» и из Дубаи, – вспоминает Бурковец. – Мы успешно выполнили заказ, получили заработанные деньги. С этого момента я окончательно утвердился в мысли, что достиг уровня, когда могу самостоятельно организовывать процесс судоремонта, давать рекламу, предлагать свои услуги, налаживать взаимовыгодные контакты с заказчиками. Так у нас всё и завертелось…
Один из первых серьезных заказов поступил, когда на Черноморском судостроительном заводе доводили до ума большой морозильный рыболовецкий траулер типа «Пулковский меридиан», названный «Генерал Геннадий Трошев», который там достраивали для российских заказчиков из «Преображенской базы тралового флота».
С того момента работа пошла по накатанной – объемы росли, для выполнения работ привлекались новые люди. Созданное Бурковцом ООО «Южная судоремонтная компания» оформило необходимые разрешительные документы и приступило к ремонтам морских буксиров. Постепенно предприятие обзаводилось всё новым оборудованием, были закуплены контейнеры для бригад.

Бренд «ЮСК» – главное достижение
Сергея Бурковца

– Сегодня мы выполняем работы по судоремонту и для коммерческих заказчиков, и для Военно-Морских Сил Украины, и для Морской охраны Госпогранслужбы, – рассказывает основатель «Южной судоремонтной компании» (ЮСК) Сергей Бурковец. – Хорошо, что на уровне государства было принято решение хоть как-то поддержать нашу отрасль, прежде всего – комплексным подходом, не доводя состояние боевых, вспомогательных кораблей и малых судов до стадии «латания дыр». Для осуществления производственной деятельности у компании «Смарт Меритайм Груп» мы арендуем площадку на околостапельной плите бывшего ЧСЗ. Но при необходимости можем перебазироваться на другую площадку – на любой судоремонтный завод, в любой порт.
Наш коллектив выполняет весь спектр работ докового ремонта, внеочередного освидетельствования, модернизации, реновации. Основные заказчики – «каботажка»: буксиры, баржи, катера. Что же касается металлообработки, различных механических, токарных работ и прочего, у нас есть надежные партнеры, с которыми мы давно сотрудничаем. С нашими объемами просто нет необходимости обзаводиться собственным станочным парком – пока, во всяком случае.
Помимо «Южной судоремонтной компании» у Бурковца есть еще одно предприятие – «Юг-Судоремонт». Но, пожалуй, именно бренд «ЮСК» лучше всего известен в Украине. Компания, созданная в 2013 году, за прошедшее время успела выполнить массу гражданских и военных заказов. Коллектив судоремонтников составляет около пятидесяти человек, при необходимости для выполнения работ можно привлечь еще до сотни рабочих.
Конкурентные преимущества команды Бурковца – цена, качество, накопленный опыт и скорость выполнения работ. Для ремонта всех типов буксиров здесь разработана техническая документация, приобретено много специализированного оборудования, технологической оснастки, запасных частей и расходных материалов. Это тоже помогает быстро и правильно организовать выполнение заказов. Рабочие обеспечены спецодеждой и обувью, средствами индивидуальной защиты. На эти цели денег не жалеют.
Сформировался костяк трудового коллектива. Есть тут и свои «аксакалы», пользующиеся особым уважением и доверием. Один из них – Александр Викторович Славинский, с которым создатель и бессменный руководитель «ЮСК» знаком больше двадцати лет – еще с завода «Океан». Славинский – настоящий профессионал, технарь от Бога. Именно он был первым человеком, к которому обратился за помощью Бурковец, когда принял нелегкое решение начать свой бизнес.
Не меньшим авторитетом пользуется Юрий Егорович Назаренко – выходец с ЧСЗ, опытный технолог, прекрасно разбирающийся в документации. Еще один «черноморец» – Геннадий Федорович Новиков – знаменит тем, что в совершенстве ориентируется в заводских делах, досконально разбирается в эксплуатируемом оборудовании, в технологических процессах.
Но и молодежь, как говорится, не лыком шита. Возьмем, к примеру, Николая Фокшека. Это молодой парень, который пришел в судоремонтную компанию после окончания политехнического (ранее – судостроительного) техникума. Будучи студентом, отработал в «ЮСК» два сезона на практике. Да так здесь и остался. Начинал как сварщик, а сегодня прекрасно выполняет и работы по механической части судов, – смышленый, толковый, разносторонний специалист.
И все-таки, как сформировался коллектив судоремонтников?
– Во многом коллектив состоит из тех, с кем прежде мне уже приходилось работать, – рассказывает Сергей Бурковец. – Отчасти это люди, пришедшие по рекомендации друзей. Также мы сотрудничаем с СПТУ-21, выпускающим судовых электриков, с родной для меня кафедрой силовых энергетических установок Национального университета кораблестроения. Отмечу, что вуз я закончил не с бухты-барахты, а уже в зрелом возрасте, когда окончательно убедился, что вся моя жизнь навсегда будет связана с судостроением.
Ежегодно мы принимаем на производственную практику с полсотни студентов — будущих специалистов по силовым энергетическим установкам, двигателям внутреннего сгорания и электриков. Мне интересно заниматься с ними. Интересно и им самим. Ведь не всякий увидит разобранный винто-рулевой комплекс или, скажем, момент подъема судна мощными 900-тонными кранами «KONE» для выполнения докового ремонта. Также мы проводим экскурсии – и для школьников, и для ветеранов. Да, некоторые говорят: «Раньше тут авианосцы строили, а теперь баржи ремонтируют». Им больно за утрату былой корабельной славы Николаева. Но я реалист. Тенденция такова, что великого судостроения и огромных заводов в ближайшем будущем у нас не будет. И не потому, что мы – бестолковые хозяйственники. Нет, горе-управленцы развалили отрасль задолго до нас. Сейчас производства должны быть мобильными, гибкими, легко управляемыми, чтобы нормально конкурировать. В том числе, и браться за малые заказы, а не ждать годами один крупный заказ от государства, тем более что его можно так и не дождаться… Наше производство отвечает реальному спросу на услуги судоремонта. Главное, чтобы отрасль не умерла. А парни, которые проходят здесь практику, даже если они перейдут в другие компании или уйдут в рейс моряками, уже будут с опытом, с определенным багажом знаний и умений.
К работе с молодежью на «ЮСК» относятся серьезно. Студенты проходят инструктаж, их делят на звенья, ставят старших, определяют куратора, отвечающего за табелирование и ведение дневника практики. А лучших практикантов – тех, кто выкладывается по полной, проявляет инициативу, – ещё и поддерживают финансово. Здесь согласны идти на определенные затраты, чтобы потом оставить себе лучших из лучших – грамотных, инициативных, проверенных в деле специалистов.

С мыслью о будущем

Директор «ЮСК» Сергей Бурковец признает, что конкуренция в отрасли обостряется, но не боится её. По его мнению, коллектив предприятия готов справиться с самыми серьезными вызовами.
– Знаете, говорят, что судостроение – это наука, а судоремонт — искусство, – с улыбкой произносит он. – Помимо требований Регистра, общепринятых норм и правил, правильных расчетов, в судоремонте важны ещё и смекалка, опыт, эрудиция. Мой коллектив этими конкурентными преимуществами обладает в полной мере. Работа нашей команды – предмет особой гордости. Вне зависимости от сложности работ и погодных условий мы спокойно и упорно делаем свое дело. Кроме того, мы вынашиваем амбициозные планы развития. Ведь, согласитесь, плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Мы с ребятами надеемся застать время, когда в Николаеве школьников и всех желающих будем приглашать на спуски океанских лайнеров и сухогрузов, и своей работой стараемся приблизить такое время. Старшее поколение горожан помнит, как это было прежде. Мы мечтаем заняться чистым судостроением, заложить и построить с нуля серьезное судно. Да пусть даже баржу для начала, разве это плохо?!
Объективная оценка ситуации свидетельствует о том, что в сегменте судоремонта, малого и среднего судостроения у нашей страны есть солидный потенциал. Ныне объем перевозок по рекам Украины составляет до 10 млн. тонн, тогда как потенциальная грузовая база только в регионе Днепра оценивается в 70 млн. тонн. Водный транспорт – самый экономичный, и уже несколько лет кряду наблюдается тенденция к увеличению перевозок внутренними водными путями. В таких условиях развитие украинского флота речного и смешанного «река-море» плавания становится важной задачей. Между тем, даже с учетом пополнения флота в последние годы, средний возраст судов под наблюдением Регистра судоходства Украины, составляет около 35 лет. Они безнадежно устарели, их уже нужно не столько ремонтировать, сколько заменять на новые. Однако пока что экономическая ситуация заставляет судовладельцев экономить и стараться продлить жизнь существующему флоту. К тому же сказывается дефицит как внутренних финансов, чтобы обеспечивать строительство нового флота, так и отсутствие эффективных банковских инструментов с недорогими «длинными» деньгами, способных оживить отрасль.
Нужно понимать ещё один важный момент. Мы – не одиноки. В Черноморском бассейне судостроением и судоремонтом занимаются Турция, Румыния, Болгария. Если мы не сможем предложить конкурентных условий — заказы уйдут к ним. Впрочем, у них и без того сегодня заказов – хоть отбавляй. Причем эти страны, особенно Болгария, получают новые контракты ещё и в силу сугубо политических факторов: Россия, являющаяся мощным игроком на Черном море, мягко говоря, не стремится размещать судостроительные и судоремонтные заказы в Украине.
Но вернемся к николаевским реалиям.
Сергей Бурковец не только развивает бизнес. Он не остается в стороне и от других добрых дел, занимаясь благотворительностью, меценатством. Например, помогает федерации легкой атлетики, спортивной школе «Атлант», бейсбольной команде «Десант», медицинским учреждениям, принимает участие в благотворительных аукционах, тесно работает с ветеранской организацией судостроителей-«коммунаровцев», оказывает помощь ветеранам к праздникам и памятным датам, является активным участником широко известной городской инициативы «МрійДій».
Помощь спорту помимо прочего объясняется ещё и тем, что сам Сергей Владимирович ведет активный образ жизни, играет в футбол, привлек к этому делу сына, участвует в городских чемпионатах по футболу «8 на 8» в качестве голкипера команды «Лидер».
У него четверо детей – редкость по нынешним временам. А супруга Александра помимо собственных детей успевает заниматься ещё и другими – ведет в детском модельном агентстве обучающие курсы: учит премудростям моды, этикету, обеспечивает эстетическое развитие, прививает основы личной безопасности в социуме.
Что тут скажешь?! Это гармоничная семья, – есть к чему стремиться, ради чего работать. Мы же, в свою очередь, убеждены, что Сергей Бурковец не намерен останавливаться на достигнутом, почивать на лаврах. И ещё не раз он скажет свое веское слово в судостроении, судоремонте, а, вполне возможно, — и в других отраслях.
С. Радишевский.