Счастливы только вместе. Житейская история

16:24

Откройте «Вечерний Николаев» в Google News и  Телеграм-канале

Иногда случается так, что знакомишься с кем-то, понятия не имея о существовании его «второй половины». Так у меня случилось и с четой Соколовых, о которой хочу рассказать.

Внезапная дружба
Году так в 2015 или 2016-м, когда пошла волна первых АТОшных «дембелей» и молодые ветераны кинулись осваивать премудрости ведения бизнеса «на гражданке», в Николаеве открылось первое (и единственное пока что) Veterano Coffee. Прекрасно помню хлынувших на местную сенсацию коллег-журналистов, как тесно стало в небольшом помещении от неповоротливых треног с телекамерами и двух милых, но растерянных барышень у кофемашины.
— Вам яку каву зробити? — спросила меня светленькая молодая женщина с огромной татуировкой через всю лопатку, черным, как воронье крыло, непослушным каре и… явными нарушениями опорно-двигательной системы. Рядом стояла палочка. С виду непослушными, но, как оказалось, сильными руками она ловко налила в одноразовый фирменный стаканчик американо. — Будь ласка!
Это была Светланка Соколова. Потом мы неоднократно пересекались на волонтерских и ветеранских тусовках и общественных мероприятиях. Одно всегда удивляло: «Откуда в хрупкой женщине столько силы?».
А вот Антона, мужа Светланы, как-то случайно выцелил в «прицел» своего фотоаппарата в разновозрастной ветеранской «коробочке». Закаленные бойцы, прошедшие Зеленополье, ДАП и Марьинку, бои за Дебальцево и Мариуполь, оборонявшие Счастье и Широкино, гордо, с поднятыми знаменами шли по Адмиральской на одном из военных парадов. Среди коренастых ветеранов выделялся невысокий, поджарый парубок с очень цепким, упрямым взглядом… Посмотрел в объектив — как отрезал!
Потом, при разборе съемки, поинтересовался у Ильи Шполянского, возглавлявшего Ассоциацию инвалидов и ветеранов АТО, мол, что за паренёк у вас?
— А, да это Антон Соколов. Доброволец-майдановец. Отличный хлопец, кстати.
В конце последних теплых дней, когда во всю буйстовали по-настоящему осенние краски, в Фейсбук «постучалась» Света:
— Саш, а як потрапити на фотосесію? Ми з Антошею дуже хочемо! Тільки я чогось боюся…
Так и началась наша внезапная дружба с семьей Соколовых. Конечно, мы тогда отснялись, и, надо сказать, весьма удачно. Хотя я, признаюсь, волновался не меньше самих «моделей» — как-то не доводилось еще фотографировать такую пару.
Сильные
духом
В их романе нет ничего необычного. Как и многие молодые люди в наш цифровой век, они нашли друг друга через социальные сети в первые месяцы войны, когда и добровольческое, и волонтерское движения были на необычайном подъеме.
Это знакомство могло закончиться всего лишь «легким водевилем», если бы Антон, в то время служивший в добровольческом батальоне «Айдар», не писал Свете прямо из-под обстрелов.
— Ой, ми навіть Новий рік по скайпу зустрічали! Й теревеняти могли до п’ятої ранку… Звісно, я шалено лякалася, коли у телефоні лунали вибухи. То ж не новорічні пєтарди, а мінометні міни, — говорила Светлана. — Каже, як виживу тут, приїду до тебе й женюся! Ото ж наглий був — жах! Та у серпні 15-го року, як на дємбєль вже вийшов, телефонує мені: «Я сідаю у потяг». Думала, він приїде та поїде собі, але — ні.
На удивление всем, харьковчанин Антон остался в Николаеве вместе со своей любовью.
— Света для меня и главный врач, и психолог, и психотерапевт. Бывало, «заклинивало» так, особенно в первое время после демобилизации, — что выть охота… А она подойдет, посидит рядом, обнимет. И тяжесть с души спадает, — рассказывал Антон.
Надо особо отметить, что оба — люди непростой судьбы. Антон — сирота, а Светлана — с детства болеет ревматоидным полиартритом. И хотя эта болезнь практически неизлечима (ее, судя по медицинским описаниям, можно только притормозить), молодая женщина не любит говорить о своем недуге.
— Так, деякі речі мені робити важко. Але я й готую, й прала руками, й по магазинах ходжу сама. Якщо навіть Саша Терещенко може писати з протезами, то в мене руки є. Ось ремонт у кімнаті ми самі зробили! Нещодавна пішла до новоствореного інклюзивного модельного агенства, вчуся бути моделлю, гарно триматися перед камерою.
Более того, последние полгода, пока Антон был на передовой в Секторе М (помыкавшись в поисках достойной работы, парень не нашел ничего более подходящего, чем вернуться в действующую армию, на контракт в легендарную 79-ю десантно-штурмовую бригаду), Светлана как-то обходилась сама в скромной общежитьевской «однушке».
— Я дуже впиралася, коли він вирішив знов вдягнути «піксель». Не хотіла відпускати служити. Але… Але ніде «на гражданкє» до Антоші не ставилися так добре, як в армії, у бригаді, — делилась воспоминаниями Света.

Суета сует
Жить, пусть и временно, в общаге с общими коридором, кухней, санузлом, прачечной и другими неудобствами совместного быта — еще тот «сахар». Но молодые люди не унывают, воспитывают собаку Соню и кота Лёву, строят планы о собственном жилье и… о детях.
Антон, одно время мечтавший о сержантских нашивках, бросил это занятие — надо уезжать из города минимум на два года, оставлять молодую жену дома одну.
— Да Бог с ним, с тем повышением. Не так это уже и важно. А быть рядовым контрактником, как по мне, оно даже и поспокойнее.
Света же, помимо чисто женских забот по дому, занимается развитием общественной организации «Час жінки».
— За шість років війни на плечі наших жіночок навалився неабиякий тягар, велике навантаження. Хтось досі чекає з Донбасу чоловіка чи коханого. Дехто й не дочекався… Але всі мовчать, не розповідають про свій біль, своє горе! Тому ми й збираємося разом, аби не «вигорати» насамоті, бути продуктивними членами суспільства. Ми намагаємося витягти дівчат й жінок з тієї шкарлупи, у яку вони самі забилися — поговорити, підтримати, довести на власних прикладах, що щасливим можна бути, незважаючи на будь-які обставини. Така собі психологічна допомога й терапія…
…Света не оговорилась о счастье. Прогуливаясь с семьей по осеннему парку, казалось, молодые люди и не замечают человека с камерой. Они, погрузившись в собственный мир, принадлежали только друг другу — такими могут быть только влюбленные: они счастливы исключительно вместе.
Беседовал
Александр
Сайковский.
Фото автора.