Приключение «Конька-горбунка»

Из истории развития авиации в Николаеве

11:30

Откройте «Вечерний Николаев» в Google News и  Телеграм-канале

Приключение «Конька-горбунка», ретро, Николаев, история, авиация, самолет, полеты

В 1924-м году аэроплан для жителей Николаева уже не казался чудом: авиация развивалась и строилась всем миром, о чем не уставала напоминать газета «Красный Николаев». В ней систематически публиковались материалы о строительстве Доброфлота. Так, сообщалось, что культотдел союза Местран (местного транспорта) обзавелся двумя планерами. Полеты планировалось совершать в Поповой балке и возле Допра (дома принудительных работ).

В сентябре 1924 года состоялись полеты над городом учебно-тренировочного самолета У-8, прозванного «Коньком-горбунком».

Двухместный деревянный самолет был спроектирован и построен в 1923 году конструктором В.Н. Хиони на бывшем заводе «Анатра» в Одессе. Это был первенец советской гражданской авиации. На самолете был установлен двигатель «Фиат» мощностью в 100 л.с. с водяным охлаждением. Таких машин построили 30 штук, и их использовали в сельском хозяйстве для опыления посевов ядохимикатами. Самолеты типа «Конек-горбунок» проработали до 1928 года, пока им на смену не пришел знаменитый «кукурузник», самолет По-2 авиаконструктора Н.Н. Поликарпова.

6 сентября 1924 года в 7 часов утра «Конек-горбунок» прилетел в Николаев.

Газета «Красный Николаев» писала в те дни: «На площадку приглашаются все рабочие организации для участия в полетах. К трем часам дня к станции Николаев будет подан специальный поезд, который возьмет всех желающих посетить площадку. Для возвращения в город поезд будет подан к 6 час. 30 м. Плата за проезд (к месту полетов и обратно) — l6 коп.

Первые полеты совершат рабочие заводов «Марти-Бадина» и «Плуг и Молот», а также грузчицы и желающие из публики.

В воскресенье поезд отойдет от станции Николаев в 10 часов утра. Время обратного возвращения поезда — 1 ч. 30 м. В этот промежуток времени будут происходить полеты. В воскресенье с 4-х часов дня в яхт-клубе начнется грандиозное гулянье. Над яхт-клубом будет парить аэроплан».

В следующем номере появилась небольшая зарисовка Якова Бельского:

«Далеко за городом, у Поповой Балки, прилип к земле самолет «Конек-горбунок». Вечереет. Солнце низко плывет над горизонтом. По земле бегут длинные тени. У самолета оживление.

Несколько остроконечных шапок не могут справиться с напором любопытных*. Все свои. От города слишком далеко для «чистой» публики. Пришли окраины. Снуют кучи босоногих мальчуганов. Стоят рабочие с озабоченными лицами. Им сегодня нужно летать. Каждый старается перед «странной» минутой притронуться к аппарату. «Штука крепкая, — говорит «марти-бадинец» Филатов и постукивает заскорузлым, черным от работы пальцем по серому блестящему корпусу. — Если б меня не выбрали, я б не летел, но раз выбрали — значит, доверие и вообще»….

«Погибать так всеми союзами» — раздается чей-то бас. Тут и грузчики, и «плуг и молот» есть. Одна Коваль не боится. Недаром на «Марти-Бадина» всем женотделом правит. Надо пример показать. А когда все отворачиваются, она тоже спешит попробовать пальцем скользкий и загадочный предмет.

Облака пыли. Треск мотора и бег людей… Взяв двух пассажирок и бесстрашную Коваль, «Конек-горбунок», царапнув землю деревянным стыком, вздрогнул и полетел. Выписав в воздухе широкую спираль, управляемый рукой летчика самолет врезался далеко в вечереющее небо.

И снова слышен далеко за Поповой Балкой топот бегущих ног. Слышится там и здесь: «уходит», «садится». Мало – самолет… самолет — свой, на рабочую деньгу построенный, от членских взносов, от вызовов «через газету»… Снова скребет землю стык, и снова «Конек» уходит ввысь. «Вовсе не страшно, а очень хорошо, — говорит Коваль, — только мало». Украдкой вытирает со лба холодный пот, но в глазах — блеск победы. Да и шутка ли это — лететь? Остальные завтра.

Очень длинные тени, темно, и сейчас подойдет поезд для обратной поездки. Пролетарий сделал и проверил — за Поповой Балкой, где к земле прикорнула стальная птица, построенная на рабочие медяки».

Затем полеты переместились в Новую Одессу. 17 сентября 1924 года в 12 часов дня на базарной площади села начались суета и переполох. Высоко в небе, под облаками, показался аэроплан. Для Новой Одессы, отмечалось в очередной заметке, «это зрелище очень редкое и доселе почти не виданное. Вот почему крестьяне спешно побросали свои подводы и тучей устремились туда, где начал садиться на землю «Конек». Бывало, что и прежде пролетали мимо аэропланы, но никогда еще не приземлялись в Новой Одессе. «Конек» не только остановился, но и, взяв одного незаможника, посадил его в аппарат и сделал полет над местечком.

Теперь усилится на селе кампания по укреплению Красного Воздухофлота, ибо селяне воочию убедились, что на собранные деньги строятся стальные птицы воздушного могущества СССР».

Известный николаевский поэт Яков Городской, подписывавшийся псевдонимом ЯГО, также внес свою лепту в развитие авиации в Николаеве.

Я Петра любить не стану,
И с какой же стати,
Ежли в нем к аэроплану
Нетути симпатий.

Не сведу теперь я взора
С друга милого Егора.
Хотя парень неказист,
Да зато он планерист.

Надо сказать, что в Николаевском округе действительно уделялось много внимания развитию авиации. Николаевское окротделение ОАВУК** заняло первое место в Украине по организационно-пропагандистской и организаторской работе. В городе также было больше всего в Украине ячеек по содействию развитию авиации – 47, насчитывающих 16400 человек. Николаевским отделением ОАВУК собрано денег 21 000 рублей плюс 14 000 задолженностей — районными организациями. Таким образом, была выполнена основная задача – на собранные средства в 1925-м году Николаевское окружное отделение ОАВУК может построить самолет.

Не удивительно, что Николаев стал одним из центров авиации в нашей стране, коим является и ныне.

____

*Милиционеры в то время носили остроконечные суконные шлемы.
**Общество авиации и воздухоплавания Украины и Крыма.

Николай Пономаренко, краевед.