Охота на китов. Воспоминания участника событий Виталия Бережного

11:40

Откройте «Вечерний Николаев» в Google News и  Телеграм-канале

Виталий Бережной на палубе

Иногда темы для наших публикаций приходят из Фейсбука. Однажды почитатель николаевской истории Алексей Шаповалов поставил на своей странице старую фотографию китобазы «Советская Украина» и сопроводил текстом. «23 января 1959 года на Черноморском судостроительном заводе в Николаеве спущен на воду самый большой в мире флагман китобойной флотилии — китобаза «Советская Украина»: водоизмещение 44900 т, длина 217,5 м, экипаж 520 человек. Могла обрабатывать до 75 китов суммарным весом 4000 т в сутки. Базировалась в Одессе, вела промысел в Антарктике. Последний кит на базе «Советская Украина» разделан весной 1987 года. Затем китовый промысел прекратился — в связи с резким сокращением популяции китов Международная китобойная комиссия ввела мораторий на их ловлю. После «перестройки» огромное судно-китобаза перешло Украине и было продано Турции на металлолом».

Китобаза «Советская Украина»

Журналиста «Вечерки» заинтересовал один из комментариев к этому посту. Наша горожанка Елена Бережная написала о том, что на этой китобазе в 60-х годах прошлого века работал ее отец. Ну как было не расспросить Виталия Тимофеевича Бережного о его участии в промыслах, теперь уже ставших историей?
Ему было 24 года, когда он собрался в свой первый дальний поход, и в общей сложности посвятил около пяти лет работе на китобазе. Устроился палубным матросом по разделке китов. Этот тяжелейший, грязный труд – не для слабых мужчин. В своем первом рейсе Виталий не видел суши восемь месяцев и четыре дня – надо же, как врезалась в память эта цифра «четыре».

Виталий Бережной

…Антарктическая китобойная флотилия ведет промысел в водах Южного полушария. Китобаза и 20 сопровождающих ее небольших суденышек-китобойцев водоизмещением 1200 тонн ходят от берегов Индии до Новой Зеландии. Иногда в поисках добычи приходится проходить 650 км в день. Рабочие сутки делятся пополам: смена – 12 часов, одна бригада сменяет другую.
– Виталий Тимофеевич, что заставило вас, молодого человека, идти в этот сложный поход – денег подзаработать? Зарплаты ведь там были хорошие?
– Вы знаете, я тогда и не думал о деньгах. Мне просто было интересно. Хотелось увидеть Австралию, Новую Зеландию, Антарктиду… Многие не выдержали, человек 50 отказались идти после первого рейса, – вспоминает Виталий Тимофеевич. – Да и морально переживать это было нелегко – убивали по 3 тысячи китов за рейс. Иногда работали по щиколотку в крови. Каждый день при разделке кита приходилось «наматывать» по палубе около 25 километров. За 185 промысловых суток разделывали 75 тысяч тонн китового сала и мяса.
Я прошу Виталия Тимофеевича рассказать, как велся промысел. Жестокие «кадры» этой хроники остались в его памяти на всю жизнь. С помощью гарпунной пушки в животное выстреливают гарпун – он весит 97 кг, а спереди еще – разрывная граната весом 9 кг. Гарпун пробивает толстый, крепкий слой китового жира, и когда взрывается в теле кита – разбрасывает когти. Бывало, что одного гарпуна мало. Однажды убили кашалота весом 78 тонн – самый большой за всё время пятилетнего промысла.

Киты-полосатики

Металлический трос гарпуна выдерживал большие нагрузки, тягловое усилие – 30 тонн. Втаскивали китов на палубу по наклонному слипу с помощью двух 20-тонных лебедок. Как только вытащили на палубу (на так называемую «кормовую разделочную базу»), сразу выходят 9 матросов, которые начинают снимать сало. Вместе с матросами работают лебедчики – палубных подъемных устройств в помощь резчикам было очень много.

Разделка туш в рабочую, дневную смену

Затем с кормовой палубы тушу перетаскивали на центральную палубу – там шла дальнейшая обрезка мяса, ребер. «Интересно было находить амбру. Я уже приблизительно знал, где она точно может быть – в кишечнике у самцов кашалота», – говорит Виталий Бережной.
Кстати говоря, сегодня фактически установлено, что амбра выделяется в результате раздражения слизистой оболочки кишечника кашалота, и вызывают это раздражение роговые клювы проглоченных им кальмаров! На протяжении многих десятилетий ученым так и не удалось разобраться, является ли амбра продуктом нормальной жизнедеятельности или результатом патологии. Сегодня, в отсутствие китобойного промысла, единственным источником «добычи» ароматического вещества служат только его куски, выброшенные морем. Вся собранная натуральная амбра скупается парфюмерными фирмами для изготовления дорогих духов.

На китобазе во время разделки туш

Однако вернемся к воспоминаниям.
– Команда «Советской Украины» вместе с добывающим флотом составляла 1300 человек, из них – 45 женщин. Непосредственно китобойщиков – 36. А на самой плавучей базе работали 657 рабочих. У нас же целый перерабатывающий завод там был, установлено оборудование для разных технологических процессов: вытапливание жира в специальных котлах, заготовка китового мяса – соленого и в морозильных камерах, изготовление муки из костей и граксы, – рассказывает Виталий Бережной. – По заказу приходил танкер – небольшой, грузоподъемностью 10 тысяч тонн, он привозил нам солярку. Мы его тут же мыли, топленый жир грузили в танки и отправляли «домой», на большую землю.
В общем, это был настоящий плавучий остров в океане! Пять начальников несли ответственность за разные сферы жизнедеятельности базы. Кроме «производственного процесса», необходимо было наладить обеспечение продуктами, топливом, питание для 1300 человек, работу медицинской службы, бухгалтерии и даже… вертолет.

Антарктика

– Как любое предприятие в Советском Союзе, китобаза получала плановое задание. Без выполненного плана домой не возвращались. Бывало такое: не хватало нам до плана, допустим, 200 тонн сала – а мы уже у берегов Японии, так что разворачивались – и назад в Антарктику. В «чужих водах» охотиться нельзя. За промысловыми базами разных стран были закреплены разные участки Мирового океана. Согласно Международной конвенции, только четыре базы в году могли уйти на китовый промысел из Советского Союза. Другим странам давали больше прав на добычу, – вспоминает Виталий Тимофеевич. – У нас тогда было несколько китобаз: «Слава», «Восток», «Дальний Восток», «Алеут», «Юрий Долгорукий», потом в 1959 и 1961 годах на Николаевском заводе им. Носенко (позже – ЧСЗ) построили самые крупные в мире базы «Советская Украина» и «Советская Россия». А 93 судна-китобойца для охоты на китов были построены на заводе им. 61 коммунара.
«Советская Украина» приносила хорошие доходы. Зарабатывала столько, что за собственные средства ежегодно обеспечивала себе ремонт, к тому же финансово покрывала недостатки всех предприятий Одессы, где был порт ее приписки.
Чем кормили на китобазе? Китовым мясом пытались – но никто его не ел. Разве что печень финвала – она самая вкусная, тем более у него одна печенка – полторы тонны весит. Зато икра красная кетовая нередко была на столе. Матросов «Советской Украины» кормили на 2 рубля 40 копеек в сутки, в то время как на рыболовецком сейнере питание было из расчета лишь 76 копеек на человека.
***
И все-таки, несмотря на тяжелый труд, Виталий нашел в этих походах ту романтику, за которой отправлялся в антарктические воды. Видел «театр» океанского простора с фонтанами воды от «фыркающих» китов. Снегопад, когда каждая снежинка – с женский кулачок. Участвовал в «блужданиях» судна среди айсбергов. Удивлялся фантасмагории полярных сияний и не уходящему за горизонт солнцу, которое два месяца крутится над головой. На воду с верхней палубы хотелось смотреть часами – сколько же оттенков она имеет в разных частях океана! В этой воде можно было увидеть кальмара длиной 15 метров или 20-метровую китовую акулу. Виталию однажды пришлось разделывать такую – весом 16 тонн.

Содержимое желудка кита, креветки

На китобазе работала научная группа, изучавшая миграцию китов, их «рацион» и прочие особенности. Кроме того, биологи занимались изучением акул. Наблюдать за работой ученых и беседовать с ними было интересно.
В свободное время охотники на китов любили побродить по китобазе с фотоаппаратом и запастись эксклюзивными фотоснимками. Мастеровые люди увлекались изготовлением фигурок из зубов кашалота. Благо этого добра было на базе полно: у кашалота только в нижней челюсти – 52 зуба.

С художниками Инной и Юрием Макушиными

***
4 марта 2021 года нашему горожанину Виталию Тимофеевичу Бережному исполняется 80 лет. Когда-то он мечтал стать художником, но семейные обстоятельства помешали учиться живописи. Болела жена, на руках – двое маленьких детей. И все-таки его руки прикоснулись ко многим произведениям искусства, которыми наполнен сегодня наш город. Десять лет Виталий Бережной трудился в Николаевском художественно-производственном комбинате, работая с изделиями из металла. Помогал семье Макушиных воплощать в жизнь «Стального солдата» в Новой Одессе, «Прометея», «Маугли и Багиру». Принимал участие в создании памятника комсомольцам рядом с концерт-холлом «Юность», изготовлял кованые фрагменты для Дворца новорожденных в Николаеве, музея им. Кибрика в Вознесенске и др.
Наталья Христова.
Фото из архива Виталия Бережного.

День Нептуна
День Нептуна
Виталия Бережного купают на День Нептуна, как впервые пересекшего экватор
Семья встречает в Одесском порту