Город Героев и прифронтовой театр

16:51

Откройте «Вечерний Николаев» в Google News и  Телеграм-канале

Первого декабря 2022 года Николаевскому академическому художественному драматическому театру исполнилось 100 лет. Не одно десятилетие в составе его официального названия присутствовало слово «русский». Но полномасштабная война, развязанная россией против Украины, не оставила сомнений — коллектив постановил «лишнее» слово убрать.

В этом прекрасном здании, которое является памятником архитектуры, николаевский театр пребывает всё минувшее столетие. Хотя — требуется уточнение: здание построено в 1881 году и долгое время было известно как театр Монте, затем театр Шеффера. Около полувека здесь показывали спектакли только заезжие труппы, пока в 1934-м не получил постоянную прописку стационарный театральный коллектив с очень экзотическим для нашего южного города названием — «Шахтерка Донбасса».

Вообще-то «Шахтерка» была родом из Луганска, где в 1922 году ее создал талантливый режиссер Григорий Свободин. Какое-то время коллектив тоже был «бродячий», пока ему не подыскали постоянное место в Николаеве.

За прошедшие 100 лет в театре сменилось несколько поколений режиссеров и актеров, имена которых вошли в театральную историю Украины, а замечательные постановки многих спектаклей — в Золотой фонд театрального искусства. Среди лучших спектаклей — «Олимпийки» Александра Галина, «Королевские игры» Григория Горина, «Мария Стюарт» Фридриха Шиллера, «Инкогнито из…» (на основе пьесы Н.В. Гоголя «Ревизор»), «Дядюшкин сон» (по повести Федора Достоевского), чеховский «Дядя Ваня», «Тевье-молочник» (по мотивам Шолом-Алейхема) «Дракон» Евгения Шварца и др.

Об истории НАХРДТ — Николаевского академического художественного (бывшего русского) драматического театра (в прошлом — им. В.П. Чкалова) написаны сотни статей, издано несколько книг. Но мы хотим поведать вам новейшую историю театра, который работает сегодня в прифронтовом городе Николаеве.

   *   *   *

В течение пяти предвоенных лет, с 2017 года, коллектив во главе с молодым руководителем Артемом Свистуном трудился на подъеме. Здесь открылись малая и камерная сцены, сценическая площадка в летнем дворике, арт-центр, интерактивный музей театра. Активизировалась гастрольная деятельность — труппа показывала свои спектакли в Молдове, Литве, Грузии, Беларуси, Польше. Фестивальная деятельность тоже была на высоте — театр участвовал во многих фестивалях в Украине и за рубежом, а на николаевской земле возродил престижный фест «HOMO LUDENS», основанный в 2006 году прежним директором театра Николаем Кравченко.

Артем Свистун и его команда активно внедряли новые форматы работы: проводили Международную летнюю театральную школу «Театрон», активно использовали на сцене приемы других театральных школ, показывали спектакли на разных языках, ставили пьесы украинских классиков, приглашали для совместной работы интересных режиссеров, готовили совместные проекты с артистами филармонии и николаевскими художниками.
— Но началась война, и наша бурная фестивально-гастрольная жизнь, полная международных успехов, остановилась. Театр, имеющий три сцены, лишился возможности полноценно работать для своего зрителя. Часть коллектива эвакуировалась, но 70% осталось — это те, кто решил держать в Николаеве творческую оборону. Мы провозгласили своей миссией арт-терапию – поддержку защитников Украины, волонтеров, внутренне перемещенных лиц, детей, — рассказал директор — художественный руководитель театра, заслуженный деятель искусств Украины Артем Свистун.

Несколько первых недель войны весь руководящий состав во главе с директором ночевал в театре — переживали за свой храм Мельпомены, ибо тогда особенно остро стояла угроза обстрелов. Однако быстро привыкли к «прифронотовому» статусу и принялись за работу: в помещениях театра работники шили флаги Украины, балаклавы, дождевики для военных. И творческая деятельность не затихала ни на минуту, в короткие сроки создали театрализованные концертные программы: «Все будет Украина!» и «Мы – украинцы!». Восстановили представление-сказку «Приключения казаков» Евгения Олейника, которую презентовали эвакуированным ребятишкам.

— С конца марта мы стали делать выездные концерты – специальные программы. Например, посещали гериатрические центры: пожилым людям (а их много осталось в городе) очень не хватает внимания — чтобы приехали, пообщались с ними, показали мини-спектакль или небольшой концерт… таким образом дарили им маленький праздник. Выступали и продолжаем выступать перед военными, вынужденными переселенцами, приехавшими в Николаев из Херсона, Запорожья и других городов. Работаем исключительно благотворительно, на безопасных локациях в городе и области, — говорит Артем Свистун.

   *   *   *

Это было и горько, и волнительно, и радостно — открытие 100-го театрального сезона. Событие состоялось 25 августа на сцене, устроенной в укрытии. Четверая сценическая локация театра, ее так и назвали — «Сцена в укритті»… помещение на 40 мест с помостом 2х4 в надежном бомбоубежище, точнее — в бывшем спортзале, когда-то оборудованном для актеров. Ко Дню Независимости Украины здесь показали первую премьеру юбилейного сезона – театрализованную концертную программу «Украина победит!».

22 сентября, ночью, Николаев подвергся очередному обстрелу. По городу было выпущено 9 ракет С-300. Они наделали беды. Пострадал и театр: ракета упала в театральном дворике — чудесном, любимом николаевцами, где много лет проходили концерты филармонии, спектакли, встречи, городские праздники.

Разрушение было серьезным: утечка газа, порывы труб… Бронзовые фонари разбиты-покручены, изранена шрапнелью стена, выбиты окна. Розарий погиб. Разбиты украшения дворика — старинные бронзовые скульптуры. «Вышли все вместе – поплакали и начали убирать», — вспоминает Артем Свистун.

Но, несмотря ни на что, творческая жизнь не замерла в театре. На укрытой от вражеских обстрелов сцене стали показывать обновленные постановки по произведениям украинских авторов — «Станція, або Розклад бажань на завтра», «Убиваємо його?», «Кольори», а также европейских драматургов — «Усе сплачено!», «Фернандо Крапп написав мені листа».

Подготовили и премьерные спектакли: «Шахрайки» Наталії Уварової та «Котячі історії» Марины Смилянец. Премьера «Шахраек» состоялась 24 ноября — это была «премьера без света», когда проходили массовые отключения электричества на Николаевщине. Спасли ситуацию фонарики зрителей и электрогенераторы.

Еще одна новая постановка имела большой успех у поклонников нашего театра — моноспектакль «Проста українська скіфська баба», созданный на основе романа «Доця» (автор — лауреат Национальной премии им. Тараса Шевченко 2022 года Тамара Гориха Зерня). Главную и единственную роль в нем играет актриса Марина Васильева. В декабре 2022-го с этой постановкой отправились на гастроли в Одессу, в города Южный и Кропивницкий.
И фестивальная жизнь театра тоже продолжалась, несмотря на войну, — только уже в формате онлайн: в фестивале «Соло акт» (Болгария) принял участие моноспектакль «Исповедь» по произведению Сергея Павлюка, а в рамках XXIV Международного театрального фестиваля «Мельпомена Таврии» показали спектакль «Когда возвращается дождь» Неды Нежданой и таким образом поддержали импрезу, проводившуюся вне оккупированного Херсона: «Мельпомена — голос Херсонщины».

   *   *   *

А праздник, посвященный 100-летию Николаевского академического художественного драматического театра… Он состоялся! Скромный, без лишнего пафоса, отвечающий законам военного времени. Пришли друзья театра. Пришли представители власти, чтобы поздравить коллектив и вручить «подяки» лучшим его сотрудникам. В этот же день провели презентацию и памятное гашение марки, посвященной юбилею театра.
Что дальше?.. А дельше — работа. Несмотря ни на что. Новые премьеры. Новые спектакли. Гастроли. В театре появился новый зритель: военные, волонтеры, переселенцы, среди которых немало детей.

— Арт-терапия для театра — это миссия, которую мы несем. И для меня лично — задача, которую я должен выполнять… должен служить: помочь людям добиваться катарсиса – плакать или смеяться, но чтобы от этого становилось легче. Ведь театр не только должен развлекать, сейчас это неуместно и противопоказано. Он должен выполнять просветительскую работу, но не только ее. Честно — я нередко плачу… просто слезы идут, когда смотрю видео, фиксирующие события на фронте, в оккупированных и деоккупированных городах. Это боль… абсолютная боль, от которой нельзя освободиться. Простая фиксация событий в хронике не дает «очистки» человеческой душе. У театра есть больше возможностей для этого. Мы сейчас с актерами изучаем тщательно технологию Аугусто Боаля – «театр подавленных». Именно такой театр может обеспечить терапевтический эффект. Сегодня контакт «зритель-актер»силен как никогда, и этот эмоциональный обмен должен работать в обе стороны, — отметил Артем Свистун в своем интервью изданию kyivdaily.

Наталья Христова.