Прошлое и настоящее нашего города. Историко-психологическая новелла

12:01

Откройте «Вечерний Николаев» в Google News и  Телеграм-канале

заря
Создатели корабельных газовых турбин, лауреаты Ленинской премии. Слева направо: И.И.Раимов, Я.Х. Сорока, С.Д. Колосов, Л.Н. Кудряшев, Н.М. Махалов

В производственных организациях, как в природе или в семьях, тоже случаются неожиданные катаклизмы. Когда невидимые внешнему взгляду силы, порой, неожиданно сотрясают все вокруг. Или, долгие годы выглядевшая дружной, семейная пара, к удивлению окружающих, вдруг распадается.

Так начальник сектора, занимающегося проблемами газового реверса судовых турбин, Феликс Исаакович Кирзнер воспринимал события, происходящие в последнее время в их союзном проектном бюро «Машпроект», работающем при заводе «Заря». Дружный, крепко спаянный коллектив, который в Николаеве часто ставили в пример по многим социальным показателям, вдруг закачало, как при землетрясении. Кирзнеру казалось, что сотрудники организации стали даже ходить осторожней по коридорам на всех этажах. Гораздо тише разговаривать, когда выходили на перекуры.

заря
Феликс Исаакович Кирзнер (1927-1988)

Залихорадило спаянный конструкторский коллектив от неожиданного приказа главного конструктора – директора СПБ, понизить в должности Льва Николаевича Кудряшова. Тот не один год успешно руководил отделом прочности и входил в дружную группу казанских энтузиастов, высадившихся тридцать лет тому назад в Николаеве для создания новой конструкторской организации. Взбудоражил людей не столько сам факт понижения в должности специалиста. Такое случалось и прежде в творческой организации, которой приходилось решать сложные научно-технические задачи в строго обозначенные государством сроки. Больше всего молчаливого возмущения у Феликса Исааковича вызывала причина, ставшая толчком для такого административного решения. Ведущий специалист из соседнего отдела Иосиф Меерсон, который много лет числился в резерве на должность начальника сектора, уволился и уехал к сыну на постоянное место жительства в Израиль. Не случайно Феликс частенько на политзанятиях, которые он проводил, повторял: национальные проблемы – многоразовые причины неудач многих политических деятелей, распадов империй, государств и миллионов человеческих жертв…
После получения основательной взбучки в обкоме партии директор издал приказ, в котором указывалось, что Кудряшов наказан за плохую воспитательную работу с кадрами. Их организация считается предприятием секретным, о нем даже в прессе ничего никогда не пишется, хотя, конечно же, все жители Николаева прекрасно знают, чем занимается многочисленный инженерный коллектив предприятия, обозначенного под номерным почтовым ящиком.
Неожиданное решение директора взволновало Кирзнера с особенной силой не случайно. Во-первых, он считал Льва Кудряшова одним из лучших работников организации. Выступая как-то на открытом партсобрании, он даже назвал его лицом их СПБ. Во-вторых, они уже много лет связаны тесной профессиональной дружбой, проверенной множеством критических производственных и жизненных ситуаций.
Оба с отличием закончили моторостроительный факультет Казанского авиационного института, проживали в Казани почти на соседних улицах и потянулись друг к другу еще в студенческие годы. Кудряшов был на два года старше Феликса и по окончании вуза его сразу направили на работу инженером-расчетчиком к главному конструктору Сергею Дмитриевичу Колосову. А Кирзнер после получения диплома успел хлебнуть реалии производства. Его определили на агрегатный авиационный завод технологом, где вскоре он стал заместителем начальника цеха, затем и комсоргом завода. Открытая, общительная натура Феликса нравилась людям, он пользовался авторитетом у заводчан.
Социалистические убеждения, присущие комсомольскому ватажку, его пропитали с детства. Веру в неизбежную победу социализма, притягательность идей всеобщего равенства он постиг не из школьных учебников и уроков, а из семейных реалий. Ведь отец, бывший до революции простым рабочим-кровельщиком, вступил в партию большевиков еще до революции, а позднее занимал различные довольно солидные посты, связанные с хозяйственной деятельностью. Мать тоже стала коммунисткой в Гражданскую войну. Когда бои отгремели, её выдвинули на ответственную административную должность. С отменой черты оседлости и процентных норм на прием в вузы для нацменьшинств у семьи Кирзнер появилась возможность проживания в крупных городах и быстрого профессионального продвижения независимо от национальности.
А Колосов для создания на Юге страны задуманного им конструкторского бюро подбирал людей, не особо обращая внимание на пятый параграф. Его больше интересовали другие характеристики и качества специалистов. Поэтому национальный состав конструкторов нового предприятия отличался от структуры населения Казани и Николаева. Среди руководящего состава организации и рядовых специалистов оказался завышенный процент татар, евреев, закавказцев и других народностей громадной страны.
А когда начала формироваться группа молодых талантливых энтузиастов для переезда в Николаев с целью организации проектирования нового типа энергетических установок для кораблей, Колосов зачислил в нее Кирзнера и Кудряшова. В холостяцкий период своего времени, пока СПБ становилось на ноги, им пришлось даже недолго проживать в одной комнате коммунальной квартиры.

заря
Здание СПБ «Машпроект», 1963 г.

Сближала их тяга к работе творческой, связанной с техникой, использованием математики и других точных дисциплин. Но при этом оба тянулись к философии, помогающей глубже осмысливать происходящие события, к серьезной литературе, музыке и театру. Кудряшов неплохо играл на пианино, а Феликс обладал хорошим музыкальным слухом и голосом. В студенческие годы даже подрабатывал статистом в Казанском оперном театре, знал многие арии из классического репертуара и, если случалось, любил их петь в кругу друзей и знакомых. Именно работники отдела Кудряшова и сектора Кирзнера выступали часто застрельщиками организации коллективных поездок в Одессу для посещения новых спектаклей оперного театра. Феликс увлекался большим теннисом, а Лева с азартом играл в пинг-понг.
После награждения Государственной премией СССР Феликс приобрел «Волгу». И каждый день, чтобы не случилось, ездил на ней на работу, прихватывая по дороге опаздывающих сотрудников. А у Кудряшова, ставшего лауреатом Ленинской премии в области науки и техники, появился «Москвич», который тоже к началу рабочего времени появлялся на стоянке СПБ каждое утро.
Феликс любил свой коллектив и работу, которую поручали выполнять его сектору. Как и при всяком истинном чувстве, ему не хотелось копаться, чем и почему оно вызвано. Он просто сразу «улетал», когда садился за свой большой рабочий стол, всегда заваленный технической документацией, рефератами, и брал в руки логарифмическую линейку. При решении таких сложных технических задач, которые приходилось решать его коллективу, трудно было определить, кто же приходится истинным отцом зарождавшегося новшества. Однако работающие вместе специалисты отлично улавливали, кто первым подсказал неожиданную мысль повернуть по-новому конструкцию лопаток турбины или их оригинальное крепление, чтобы изделие задышало гораздо легче и надежно работало дольше. Поэтому между собой коллеги называли его «Феликсом великим», подразумевая под этим не столько рост, как количество авторских свидетельств на различные изобретения. Но все же среди всех увлечений Феликса есть одно, составляющее сердцевину его технических интересов. Оно связано с изобретением идеи газового реверса для проектирования судовых турбин. Это стало не только предметом его кандидатской диссертации, но и делом дальнейшей жизни.
Редко кому из необозримой численности изобретателей удается пройти весь путь от зарождения в голове оригинальной мысли до её успешного воплощения в реальную жизнь. Феликс Кирзнер оказался таким счастливчиком. Разве многие знали о затрапезном городке Калуге, пока в нем не поселился учитель Константин Эдуардович Циолковский?
Кирзнеру и сейчас часто снятся те незабываемые часы, когда во время ходовых испытаний он сел за пульт управления главными энергетическими установками громадного противолодочного корабля, построенного в Николаеве, для того, чтобы продемонстрировать государственной комиссии удивительные возможности реверсивных турбин, тоже рожденных в закрытом городе. Когда, крепко сжимая сектор газа, он начал неторопливо его перемещать. С полного хода «Вперед» на – «Остановку винта», и сейчас же на – «Задний ход».
Газовый реверс срабатывал безупречно. Маневренность корабля была фантастической для того времени. Она вызвала переполох у американских специалистов. Таких кораблей там еще не было…
А Феликс после тех государственных испытаний был очень доволен их результатами. Потому что для творческой личности нет большего счастья, чем увидать, как рожденная и вынянченная тобою идея воплощается в жизнь…
Инженеров, которые не вносили рационализаторских предложений, не тянулись к творческой новизне, Феликс называл придушенными. И по мере возможностей всячески старался оживить. Он знал: именно так, с душой, относится к своим обязанностям и Кудряшов. Поэтому считал приказ несправедливым, унижающим не только толкового руководителя, но и весь коллектив СПБ. А состав их организации был особым. Это объяснялось историей её зарождения.
В хронике замечательных дат Николаева, утверждал Кирзнер, когда-нибудь августовский день 1954 года будет отмечаться особо. В конце летнего месяца небольшой железнодорожный состав из товарных и пассажирских вагонов, отправившийся из далекой Казани на Юг, не обозначенный ни в одном расписании, прибыл к перрону городского вокзала. Ему, Феликсу, было тогда всего 27 лет. Как и большинству из их молодой команды специалистов, которых собрал Сергей Дмитриевич Колосов для создания в Николаеве Южного специализированного конструкторского бюро. Они взялись первыми в мировой практике освоить разработку главных корабельных газотурбинных установок, чтобы на много лет обеспечить военно-морскому флоту Советского Союза мировой приоритет. Колосов был не только прекрасным технарем, но и чутким психологом, умевшим заглядывать в будущее. Он понимал, что решать задачи со многими неизвестными успешней всего под силу молодым. Они и преобладали в собранной им команде.
Молодые не дорожат личным временем. Его у них еще много. Поэтому запросто могут работать по 10 -12 часов. Главное, чтобы порученное им дело захватывало. Не столько хорошей оплатой, как идеей, ради которой есть смысл потрудиться. Этот фактор часто эффективно используют разные партии, правительства и творчески мыслящие руководители. Идеи подобны паровозам, которые в каждой стране тянут за собой составы с развитием экономики, промышленности и социального благополучия населения.
А интеллект специалистов – это горючее, которым заправляются такие паровозы. Поэтому государство, если оно намерено развиваться, должно дорожить, собирать, а не разбазаривать интеллектуальные кадры. И, главное, четко формулировать идеи для достижения выдвигаемых целей. Только тогда страна сможет двигаться вперед.
Кирзнер даже предложил высчитывать коэффициенты интеллектуальности для каждого города. Это количество интеллектуальных специалистов, приходящихся на тысячу проживающих. И утверждал, что город с его интеллектуальной элитой, культурной средой, которую она создает вокруг себя, – самый лучший воспитатель для успешного становления молодой личности и процветания государства.
Он был убежден, что с прибытием в Николаев научного десанта, собранного Колосовым, коэффициент интеллектуальности засекреченного города корабелов на Южном Буге резко возрос. Не случайно именно в их сравнительно небольшом по численности СПБ количество лауреатов Ленинских и Государственных премий было в несколько раз больше, чем на всех почтовых ящиках областного центра. К сожалению, Колосов три года тому назад по состоянию здоровья покинул организацию.
А нынешний приказ нового директора не помогает совершенствовать работу с кадрами. Скорее, наоборот, еще больше загоняет ее в угол формализма. Ведь у них в СПБ, в отличие от других предприятий, директор совмещает и должность главного конструктора. Значит, должен понимать, что создавать новое способен не любой инженер. Дело в том, что Меерсон, подавшийся в Израиль, был толковым специалистом, уже несколько лет числился в резерве на должность начальника сектора и успешно выполнял такие обязанности. Но из-за пятой графы личной анкеты отдел кадров не утверждал его в этой должности. Такие случаи несправедливого торможения в продвижении кадров СПБ наблюдались нередко. Острый на язык Кирзнер не раз шутил, что нельзя превращать кадровые резервы в резервации. Конечно, хорошо, если для прихода наверх, к управлению, умных специалистов будут созданы равные условия. Но страшно выравнивать всех…

заря
БПК с газовым реверсом

Приказ с отстранением от должности Кудряшова напоминает страшные времена, пережитые в пятидесятые годы. Но разрыв между словом и делом, знает Кирзнер уже по накопленному управленческому опыту, ни к чему хорошему не приведет. А всякие проводимые в стране перестройки, как правило, чаще всего, заканчиваются перестрелками…
К концу рабочего дня Феликс за своим громадным столом просматривает документы вечерней почты, которые занесла секретарша, технические журналы и рефераты, переданные из библиотеки. Делает необходимые выписки и набрасывает вопросы, которые предстоит решать на следующий день. Выделяет первоочередные, чтобы взять ход их исполнения под личный контроль.
Только после этого выходит на стоянку к своей «Волге». Пока прогревается мотор Феликс неторопливо, по-хозяйски осматривает заснувшее в зимних сумерках трехэтажное здание СПБ с черными окнами. Вспомнилось, как когда-то все эти же прямоугольники окон бодро светились чуть не до полуночи. Сейчас уже так не работают…
На стоянке машин только «Москвич» Кудряшова сиротливо прижался в углу. Проводя занятия в своем кружке, Феликс, шутя, утверждал, что целевая функция человека – получение максимального удовольствия при минимуме неприятностей и напряжения. Сейчас спящие окна на всех этажах, грустно улыбается про себя Феликс, свидетельствуют, как его юморное положение подтверждаются…
Кирзнер неторопливо выводит со стоянки на проспект свою «Волгу» и всю дорогу домой с тревогой продолжает обдумывать неожиданный приказ главного конструктора. Ему очень хочется, чтобы идеи, ради которых они молодыми энтузиастами заявились в Николаев, не затерялись…
***
Наверное, все-таки есть еще не познанные наукой закономерности передачи наследственных интересов и мыслей. Чтобы реализованные добрые дела не пропадали.
Из прессы недавно узнал, что Вадим Ноздря – внук Феликса Кирзнера, стал генеральным директором «Укрспецэкспорта», который курирует работу и НПО «Заря»-«Машпроект». Возможно, теперь хоть этому предприятию удастся избежать участи наших судостроительных заводов.
Илья Стариков.