Подводная археология: тайны затонувших судов

9:05
археология

Уже не первый год под эгидой Института археологии Национальной академии наук на Кинбурнской косе работает Черноморская подводная археологическая экспедиция (руководитель Вячеслав Герасимов). В ее состав входят греческие, польские и украинские археологи, в том числе сотрудники и студенты Николаевского национального университета им. В.А. Сухомлинского. О результатах сезона-2020 корреспонденту «Вечерки» рассказал заместитель начальника экспедиции, старший преподаватель «Сухомлинки» Александр Смирнов.

В нынешнем году в прибрежных водах Кинбурна археологи-подводники работали с четырьмя объектами. Во-первых, это уже знакомый им, обнаруженный ранее, античный корабль IV-III веков до н.э., с которого были подняты целые амфоры и уникальный кратероподобный сосуд. Затонувшую галеру в нынешнем году не открывали, только «проведали» – на месте ли она, ибо зимние штормы могут принести много неприятностей подводным объектам. Эхолоты показали – слава богу, всё на месте, только занесено приличным слоем песка. И это хорошо – сохраннее будет.
Ходили также в новые разведки в кинбурнских водах и обнаружили интересное каменное строение. Предварительный вывод: каменный пирс времен русско-турецкой войны, первой половины XVIII века. Кладка из камней уложена с помощью бетонного раствора – видимо, еще со времен существования турецкой крепости, до Кинбурнского сражения. Поблизости найдены турецкие застежки для ремней, накладки, пули, ядра. К этому причалу могли подходить небольшие суда и разгружать необходимые для жизнеобеспечения крепости товары. В перспективе старый пирс может стать подводным туристическим объектом.археология
– Работая эхолотами, мы выявили на дне две большие аномалии – в акватории, находящейся ближе к Ягорлыцкому заливу. Провели разведки, пообщались с местными жителями. Скорее всего, здесь лежат «останки» еще одного античного судна, но уже римского времени – обнаружили поблизости фрагменты римских амфор. Объект не открывали, не расчищали, исследования его начнутся в следующем году, – рассказал Александр Смирнов. – «Обныряли» и визуально обследовали небольшое металлическое румынское судно времен Второй мировой войны – оно перевозило боеприпасы по Днепру и было потоплено в водах Кинбурна. Плюс делали контрольное «заныривание» – посмотрели, в каком состоянии находится известное колесное судно «Колхозник», оно также везло боеприпасы в 1941 году и попало под обстрел со стороны немцев. С места затопления «Колхозника» каждый год вымывается большое количество снарядов, которые подрывники уничтожают в одном из глухих уголков косы.
С затонувшего судна был поднят интересный экспонат – корабельная чернильница. Она имеет треугольный конусный низ, который вставлялся в деревянную подставку, чтобы в шторм чернильница не ездила по столу и не переворачивалась. В ближайшее время экспонат пополнит экспозицию нашего краеведческого музея.
– Несмотря на то, что артефактов было поднято со дна не очень много – всего около двух десятков, мы проделали большую картографическую работу: зафиксировали и нанесли на карту координаты объектов, выполнили замеры и сделали чертежи, то есть подготовили фронт работ для подводных археологов к будущему лету.археология
К большому сожалению, легкие водолазы, «вооруженные» эхолотами, не смогли найти античное судно, которое было обнаружено в прибрежных водах Кинбурна еще в 2013 году и датировано V веком до н.э. Тогда с галеры были подняты несколько целых амфор, николаевские археологи передали их на реставрацию в Феодосийский центр подводной археологии. Однако после аннексии Крыма амфоры не вернулись в Николаев.
Что ж, Кинбурн – суровый край… мощные морские течения и штормы вполне могли надежно спрятать древнегреческое судно поглубже в песок и прибавить работы подводным археологам.
Говоря о сезоне-2020, никак нельзя обойти стороной тему организации экспедиции. Ну, начнем с того, что государство эти исследования вообще не финансирует. Даже после сенсационных находок, которые археологи-подводники сделали в прошлые годы, после публикаций о них во всеукраинских и зарубежных изданиях, после трансляций по ТВ – увы, ничего не изменилось. Так что на госфинансирование николаевские ученые даже не рассчитывали. В былые годы поддержку частично оказывали иностранные коллеги. Дело в том, что экспедиция носит статус международной, и когда из Греции и Польши студенты-археологи приезжают к нам на практику – их вузы, заинтересованные в подготовке специалистов, выделяют деньги. В нынешнем году иностранцы не приехали из-за карантина.В принципе, украинские археологи-бессребреники уже давно свыклись с тем, что, собираясь в экспедицию (дабы продвигать вперед отечественную науку!), вкладывают в сие предприятие значительную часть собственных средств. Бензин, продукты, аренда лодок или катеров, водолазное оборудование и костюмы – всё влетает в копеечку. И кто всегда помогает – так это благотворительный фонд семьи Крапивиных, берущий на себя часть расходов. Павел Крапивин, сын легендарного археолога Валентины Владимировны Крапивиной, выросший с детства на раскопках в Ольвии, киевлянин, финансист, озабочен судьбой нашей археологии.
Когда в памяти запечатлелась «Подводная одиссея команды Кусто» с их навороченными катерами, трудно себе представить работу Черноморской экспедиции: базируются в палатках на Кинбурне, выходят на воду на весельной лодке, с которой опускают водолазов. Изредка арендуют в Очакове катер – пять тысяч гривен в день.

археология
В нынешнем году радости не было границ: Вячеслав Герасимов купил у немецких коллег недорого б/у компрессор для набивания воздуха в баллоны для подводного плавания. Это позволило «заправляться» воздухом прямо на косе – а ведь до нынешнего года баллоны приходилось передавать для этой цели в Очаков или даже в Николаев!археология
– Благодаря компрессору, мы смогли самостоятельно регулировать количество погружений за день, не экономить воздух, а также уделить значительное внимание молодежи. В этом году приехало гораздо больше студентов, которых я учил работать под водой. Сначала им нужно «нанырять» хотя бы 15-20 часов, перебороть себя, научиться погружаться, чтобы в дальнейшем не паниковать во время работы. Исследователю под водой приходится не просто находиться, а эффективно работать 45 минут, а то и час, когда есть опыт экономии воздуха. Мне, к примеру, пришлось нанырять около 50 часов в этой экспедиции, по 2-3 часа в день… – рассказал Александр Смирнов.
Хочется отметить, что сотрудники Черноморской подводной археологической экспедиции, проводя свои исследования, параллельно принимают участие в многочисленных просветительских, экологических, туристических, социальных проектах и акциях на Кинбурнской косе. В нынешнем году археологи вместе со школьниками из Николаевского центра национально-патриотического воспитания, туризма и краеведения учащейся молодежи участвовали в эко-акции по очистке побережья Кинбурна от пластика. Традиционно проводили экскурсии и мастер-классы для школьников Васильевской школы. Просвещали всех любопытствующих местных жителей и очаковцев, которые приходили в лагерь со своими вопросами.
А еще в 2020 году водолазы-археологи помогли ученым-биологам опустить на дно моря в районе Ягорлыцкого залива экологические мешки с пустыми раковинами устриц. Это эксперимент – на таких искусственных рифах поселятся моллюски, в том числе мидии, которые очень хорошо выполняют миссию организма-фильтрата морской воды.
Наталья Христова.

Читайте по этой теме.

археология

археология