«Опасная игра»: эксперт объяснил, что показала пресс-конференция Зеленского

16:32

Откройте «Вечерний Николаев» в Google News и  Телеграм-канале

Зеленский, Путин, РФ, Украина, война, новости

Большой резонанс в обществе вызвала пресс-конференция Президента Украины Владимира Зеленского, прошедшая в минувшую пятницу, 26 ноября. При этом многие политологи, медиа-эксперты и даже психологи оценивают её со знаком минус. Почему? Предлагаем вниманию читателей «ВН» мнение известного в экспертном сообществе Украины и зарубежья профессора политологии Киево-Могилянской академии, научного директора фонда «Демократичні ініціативи» Алексея Гараня, которое он изложил в своей публикации на сайте «НВ».

В Украине не выигрывала ни одна власть, пытавшаяся установить авторитаризм. А сейчас мы видим проявления того, что можно назвать авторитарным популизмом.

И Кучма, и Янукович ограничивали свободу слова, и, наконец, проигрывали. О Ющенко такого сказать не могу, тогда СМИ были свободны. А при Порошенко пресса вообще создавала такое…

Но Зеленский вроде бы не понимает, почему ему задают жесткие вопросы журналисты. Хотя происходящее в СМИ сейчас по сравнению с тем, что было с критикой Порошенко — детская игра. Тогда же действительно расшатывали страну, рассказывали, что Порошенко «убил своего брата» (это было на канале «1+1»), посылал моряков «на смерть». Да и сам Зеленский на пресс-конференции снова рассказывал, что Порошенко пришел к власти на крови Майдана, «забравшись на бульдозер».

Но и позитив на пресс-конференции был. Зеленскому и его команде плюс можно было поставить в том, что это было живое общение, присутствовали журналисты, занимавшие критическую позицию и задавшие жесткие вопросы. Эта ситуация невозможна в России, где все срежиссировано. Даже если некоторые вопросы были частью режиссуры, заготовки ответов (потому что, очевидно, Зеленский не на ходу придумывал все эти истории — о Бурбе, о дипломатах, о » мятеже»), однако не было попыток ограничить острые вопросы, и мы видели их обсуждение (хотя эмоциональное, а не фактологическое). Подчеркну, это наши демократические достижения. Президент Зеленский должен за это сказать спасибо Евромайдану и предыдущей власти, которая эти свободы не свернула и не могла свернуть.

Что касается заявления о «мятеже 1 декабря», думаю, часть плана Банковой — дискредитировать протестующих против политики Зеленского и связать тех, кто потребует отставки Андрея Ермака из-за целого ряда его действий, с Ахметовым, «товарищем Петром», с Россией и выставить в неприглядном свете.

Но все равно протесты будут. Те, кто примет в них участие — люди ответственные, ситуацию не будут дестабилизировать. А опасность в том, что могут быть провокаторы. Этого нужно опасаться. Поэтому протестующим нужно позаботиться об охране из своих собственных рядов, которая будет наблюдать за порядком.

Еще один вопрос, который возник у многих после пресс-конференции, почему Зеленский трактует накопление вооруженных сил РФ на границе с Украиной только как запугивание. С одной стороны, мы действительно не должны нагнетать панику, с другой — быть готовыми к любому развитию событий. На мой взгляд, первая фраза президента могла бы быть более решительной: от России можно ожидать чего угодно; что в голове у Путина не знает ни украинская, ни разведка США. А уже вторую фразу — что мы готовы к любому развитию событий — сказал Зеленский.

То, что Россия хочет дестабилизации политической ситуации в Украине и ослабления президента (независимо от фамилии), это правда. Об этом и предыдущий президент говорил, только это не останавливало его критиков, в частности, Зеленского. Но нельзя назначать кого бы то ни было на роль организаторов мятежа, не демонстрируя про это убийственных доказательств.

Потому что то, что сделал Владимир Александрович, — это тоже в определенной степени дестабилизация. Это очень опасная игра со стороны Зеленского и его команды.

Что касается эмоциональной агрессивности Зеленского, то план организаторов пресс-конференции мог быть таким: мол, все увидели человека с «нормальной» человеческой реакцией. Об этом несколько раз и сам Зеленский упоминал.

В результате мы убедились, какова модель принятия решений на Банковой. Мы увидели, что Зеленский — раздражительный, мелочный, агрессивный, злопамятный, «я — не лох» (вспомните, сколько раз было упомянуто во время пресс-конференции «я — президент», «я — не просто главнокомандующий, я — Верховный Главнокомандующий). Это значит, что им легко манипулировать. Его ближайшее окружение подбрасывает ему определенную интерпретацию выбранной информации. К примеру, есть реальная информация — 1 декабря будет протест с требованием отставки Ермака. Факт настоящий. А дальше идет интерпретация, что этот протест — часть мятежа, организованного Ахметовым, «товарищем Петром» и так далее. Вот и подтолкнули президента к «правильным» выводам. Но эту модель увидели и наши международные союзники, и главное наши враги. И это усугубляет опасность для страны.