О проблемах этики во время войны

Украина, Крым, война, Донбасс, РФ, этика, дискуссия, Сенцов, Портников

Как лечить «усталость от войны»? Что не так с тезисом «надо просто перестать стрелять»? Что делать с молодежью на временно оккупированных территориях? Эти проблемы в ходе дискуссии об этике во время войны обсудили режиссер и освобожденный политзаключенный Кремля Олег Сенцов, публицист Виталий Портников и писательница и историк Елена Стяжкина. Обсуждение организовал Киевский центр Украинского католического университета, пишет Елена Лаущенко на «Радіо Свобода».

Война для многих украинцев началась неожиданно, считает публицист и телеведущий Виталий Портников. По его мнению, значительная часть украинцев до 2014 года была убеждена, что события в России и тамошний авторитаризм их не касается.

 — Для многих наших соотечественников Путин до сих пор не является проблемой. Он пришел в Симферополь, Ялту, Бахчисарай, Донецк, Луганск, но не пришел в Одессу, Харьков, Киев – поэтому это не проблема, – говорит Портников.

Режиссер и освобожденный политзаключенный Кремля Олег Сенцов подтверждает, что в первые дни оккупации в Крыму никто не понимал, что происходит на самом деле и какими будут последствия. Через неделю, когда все уже было решено, начались протесты. Начался раскол в семьях, когда даже среди родных мнения о ситуации различались.

 — Бабушка моей знакомой говорила: «Пойми, я же хочу умереть в России», а моя знакомая отвечала ей: «Ты умрешь, а мне здесь жить», – рассказывает Сенцов.

Доступ к информации и доступ к интернету, как оказалось, не меняет взгляды людей.

 — И у россиян, и у жителей на территории оккупированной части Донецкой области есть интернет. Однако кто-то читает «Украинскую правду», а кто-то смотрит Шария. Они находят в интернете то же, что смотрят по телевидению, – отмечает Олег Сенцов.

Часть общества никогда не сталкивалась напрямую с войной и постоянно повторяет, что «устала от войны» и надо «просто перестать стрелять», чтобы война остановилась.

Однако, реалии таковы, что нельзя спрятаться от войны, выискивая в интернете подтверждение только своих мыслей, или общаться только в кругу единомышленников. Так же, как нельзя остановить агрессора и спастись, просто прекратив сопротивление.

 — До 27 февраля 2014 года (до захвата Верховной Рады Крыма и Совета Министров АРК «зелеными человечками» – ред.) я не был противником России. У них были свои дела, у нас – свои. Я понимал, кто такой Путин и ничего хорошего от него не ожидал. Я понимал, что это диктатура, нацистское государство, но я думал, что это их дело – не наше. С 27 февраля 2014 года это стало моим делом, потому что они захватили Крым – мою Родину, – говорит Олег Сенцов.

Поэтому, для общества, которое якобы «устало от войны», пагубно находиться в иллюзии, что войны нет.

Сенцов считает, что задача государства в этом случае – самому создавать политическую дискуссию о войне.

 — Надо говорить, что война продолжается, что погибают ребята, а Россия – агрессор. Я говорю об этом всегда, – говорит Олег Сенцов.

Но с сентября 2019 года слово «война» постепенно стало исчезать со СМИ. А те, кто удерживает фронт, и те, кто им помогает, категорически не могут этого понять, потому что на деле знают, кто является врагом, на что враг способен и чем он грозит всей Украине.

Что может объединить людей?

Даже свободным от коммунистических стереотипов и идеологических штампов людям трудно принять тяжелую реальность последних лет.

Россия атаковала Украину тогда, когда украинцы еще не успели до конца осмыслить Революцию Достоинства.

 — Мы не успели осмыслить Революцию Достоинства. Мы не успели как следует оплакать погибших за это достоинство. Мы начали воевать за свою независимость, вновь не успевая как следует оплакать своих защитников, – отмечает историк Елена Стяжкина.

А умение признать чужую боль и уметь сочувствовать – это то, что может объединять людей с разными взглядами. Именно это может стать этической основой для восприятия реальности, выпавшей на долю этого поколения.

Объединяющим фактором бесспорно, по мнению участников дискуссии, может быть развитие Украины.

 — Если Украина будет привлекательным проектом – это будет очень хорошо. Это стратегия не на год и не месяц, – замечает Сенцов.

И это то, что больше всего интересует молодежь.

Поэтому Олег Сенцов считает, что целевой аудиторией для политики деоккупации должна быть именно молодежь, поскольку именно молодежь стремится к прогрессу, которого нет ни в оккупированном Крыму, ни в ОРДЛО.

Однако Сенцов настаивает, что только после деоккупации территорий можно будет говорить об их реинтеграции.

 — Молодежь на оккупированных территориях растет в условиях идеологической пропаганды России, — замечает Елена Стяжкина. — За них надо бороться.

Для того, чтобы привлечь молодежи Украины и попробовать вернуть ту молодежь сюда, Министерство образования и науки Украины разработало упрощенные правила поступления для молодежи оккупированных территорий