«Ну, погоди!»: у самого популярного советского мультфильма юбилей – ему исполнилось 50 лет

14 июня 1969 года появилась первая серия под названием «В городе и на пляже. Пейте морковный сок». Главные его персонажи Волк и Заяц тут же стали всенародными любимцами, а сцена, в которой Волк взбирается на балкон к Зайцу по канату, насвистывая песню Высоцкого «Если друг оказался вдруг…», стало самой узнаваемой и цитируемой.

Всего было снято 20 серий. По мнению многих критиков, это был вполне конкурентоспособный на мировом рынке мультсериал, его смотрели и в США. Но постепенно и он ушел в историю. Почему? Об этом пишут «Новые Известия»,

«Сейчас дети предпочитают не советские, а западные мультики, или современные российские, — размышляет в своем Живом Журнале Александр Майсурян. — С моей точки зрения, смотреть большинство из них дольше пяти минут невозможно: поведение всех героев нестерпимо тупо, глупо, плоско и шаблонно, и челюсти начинает сводить от зевоты. Конечно, есть и исключения, но они довольно редки.

А преимущество «Ну, погоди!» я как-то особенно ясно оценил в 1990-е годы, когда один мой младший родственник, живущий лет с пяти в Америке (а тогда ему было уже около 15 лет), приехав в Россию, попросил в подарок видеокассету со всеми сериями «Ну, погоди!». Он хотел её показать своим друзьям в США, как образец хорошего мультфильма».

Секрет популярности «Ну, погоди!» ещё и в том, что он без фальши показывал чуть ли не все стороны жизни в СССР сквозь призму весёлых приключений и забавных трюков: пляж, парк отдыха, стройка, метро, стадион, цирк, музей, деревня, море, телестудия, новогодний праздник, Олимпиада 1980 года и так далее с вполне узнаваемыми, хоть и переданными в сатирической форме, в образе животных, персонажами: дремлющий бегемот-охранник, свинья с тремя рядами купальников на пляже…

«Было в этом мультфильме и кое-что… как бы сказать, не совсем выдержанное с идейной точки зрения, — продолжает Александр Майсурян. — Впрочем, как это и должно быть во всяком настоящем искусстве. Что именно? А вот то, что поведение главного героя полностью соответствовало правилу homo homini lupus est (человек человеку волк). Уж тут так буквально lupus, что дальше некуда! А ведь это буржуазный принцип, а не советский. Между тем жил и действовал Волк в советских реалиях… Получалось противоречие.

Возможно, Волк потому и выглядел таким ярким на экране, что резко контрастировал со всем окружавшим его миром добрых, дружелюбных, безобидных зверюшек, был «неправильным персонажем в правильном обществе». А когда именно такое отношение — «человек человеку волк» (и увы, совсем не мультяшный) — возобладало и сделалось всеобщей нормой в реальности, то образ Волка сильно поблек и потускнел на общем фоне.

Когда СССР не стало, то мультфильм умер вместе с ним, хотя новые серии и продолжали выходить. Почему так вышло? Есть анекдот «Хотите испортить хороший советский фильм? Тогда снимите к нему постсоветский ремейк». Так было с «Мушкетёрами», «Карнавальной ночью» и многими другими талантливыми советскими фильмами. Да, собственно, и все режиссёры, снимавшие в СССР шедевры и горько сетовавшие на мешавшую им тогдашнюю цензуру, получив желанную «свободу», не смогли снять практически ничего достойного внимания. То же самое можно сказать и про «Ну, погоди!» — постсоветские серии по сравнению с предыдущими откровенно слабы, вторичны и неинтересны.

Вдруг оказалось, что цензура Его Величества Денежного Мешка гораздо хуже любой другой. И своим прикосновением она, точно царь Мидас, любое творчество превращает в… отнюдь не в золото. А есть и другая беда, ещё худшая: выяснилось, что художник не может творить только ради денег. Что ему нужны какие-то иные ценности, страшно сказать — более высокие, нежели золотой телец. И в СССР, даже позднем СССР, они ещё были, а теперь… увы и ах. Смотря шире: потому и космические корабли упорно падают (оказывается, для научного и технического творчества тоже требуется вдохновение, кто бы мог подумать), да и вообще всё постепенно приходит в упадок, сыпется и разрушается».

Режиссер и художник Вячеслав Котеночкин, снимавший первые, советские серии «Ну, погоди!» скончался в 2000 году. Еще раньше, в 1987 году, умер Анатолий Папанов, озвучивавший Волка, а в 2004 году — Клара Румянова, озвучивавшая Зайца. В конце 2005 года состоялась премьера 19-го выпуска фильма в постановке Алексея Котёночкина, сына Вячеслава Котеночкина, но после этого новых серий уже не снимали.

В опросе, проведённом фондом «Общественное мнение» среди жителей России в 2014 году, мультсериал «Ну, погоди!» занял первое место по популярности; любимым мультфильмом при этом его назвали 20% респондентов (на 2-м месте оказался мультсериал «Маша и Медведь», а 3-е место поделили «Шрек» и трилогия «Трое из Простоквашино»). Кстати, несмотря на его популярность, в наше время он чуть было не оказался под запретом. В первую очередь — из-за того, что Волк постоянно курит. Борцы с табакокурением требовали присвоить этому мультфильму категорию 18+ и показывать по телевидению только после 23:00. Но отбиться удалось, поскольку Волк является отрицательным персонажем, а значит, это не пропаганда курения. Еще в одном случае лишь одна серия была негативно воспринята многими родителями, поскольку они усмотрели в ней чрезмерное насилие. Речь идет об эпизоде, где Заяц-робот гоняет Волка по выставке современной техники.

Были и другие скандалы. К примеру, в начале 90-х годов лидер Чечни Джохар Дудаев запретил показывать на чеченском телевидении мультсериал «Ну, погоди!». По мнению генерала, в нём оскорблялся образ волка — государственного символа независимой Ичкерии.