Николаев. Улица Бульварная: сквер у дворца, дом с атлантами, «родовые гнезда» участников крымской войны

Сквер у Мариинской гимназии

Это сегодня она «магистральная», шумная, загруженная транспортом. А тогда – была тихая, уютная улочка под названием Бульварная, поскольку начиналась от бульвара на набережной. Во второй половине XIX века на улице Бульварной размещалось немало «дворянских гнезд» — она примечательна тем, что здесь получали землю участники обороны Севастополя, герои Крымской войны 1853-56 гг. Пушкинской стала только в 1899-м – в год, когда отмечалось 100-летие со дня рождения светоча русской поэзии Александра Сергеевича Пушкина. Ну а памятник поэту на въезде в Николаев со стороны Ингульского моста установили уже в наше время — в 1988 году. Автор бронзовой скульптуры – народный художник Украины Юрий Макушин.

Железнодорожное училище
Железнодорожное училище с домашней церковью
Дом Сухомлинова
Дом Сухомлинова

За заслуги
перед отечеством
Вы уже догадались – на этот раз со старшим научным сотрудником Николаевского краеведческого музея Игорем Гавриловым мы отправляемся на экскурсию по улице Пушкинской.
Въезд в Николаев с Ингульского моста красив и «многозначителен». Угловое двухэтажное здание, сохранившее следы былой красоты, символизирует гостям: вы въезжаете в старый город. Дом в 1892-93 годах выстроил Порфирий Петрович Лемешов, губернский секретарь, гласный городской думы. «Доходный дом, построенный в таком прекрасном месте, должен пользоваться успехом», — размышлял Порфирий Петрович. И оказался прав. Очень успешно сдавал в аренду комнаты и квартиры с видом на Ингул, а потом городские власти решили арендовать целый этаж под управление Николаевского военного губернатора. Вышло очень удобно: дом главного командира ЧФ – совсем близко, буквально через дорогу.
И вообще, весь «квартальный квадрат» по правую сторону «Бульварная-Адмиральская-Артиллерийская-Набережная» – это были земли Морского ведомства с домом главного командира в центре и прочими мелкими постройками на территории. Здесь практически ничего не строилось вплоть до Первой мировой войны. Начиналось какое-то строительство по улице Пушкинской, да война помешала. В 1925-м решили стройку закончить — возвели тут «Дом подростков», поскольку поблизости, в бывшем доме главного командира ЧФ, после революции размещался детский дом. В разное время это советское здание на углу Пушкинской и Адмиральской использовалось под школы, потом туда вселился лечсанупр – поликлиника и больница для обкомовских работников, а спустя годы — переместилась поликлиника №2 с улицы Лягина (теперь там офис предприятия «Дельта-лоцман»).
Однако вернемся к «дому Лемешова». К нему примыкает еще один очень интересный доходный дом с любопытной историей (современный адрес: Адмиральская, 2). Сохранился – какая большая редкость в наше время! – практически в первозданном виде. Всё на месте: арки, полуколонны, карнизы-сандрики, замковые камни, розетки, завитки капителей у полуколонн, лепной декор – божественные лики-барельефы.
В XIX веке этот участок с небольшими постройками приобрела у знаменитой семьи Карабчевских (родственники Богдановичей и Аркасов) Агафья Архиповна Киреевская (урожденная Ковалева), жена потомственного почетного гражданина Якова Федоровича Киреевского, гласного городской думы, владельца многих лавок и домов на Базарной площади.
Киреевским принадлежал и следующий по улице дом с колоннами, неплохо сохранившийся с середины XIX века до наших дней на углу Пушкинской и Адмиральской. «Мы ошибочно думали, что это дом основателя нашего музея Эммануила Францова, но нашлись документы, подтверждающие, что это не так», — поясняет Игорь Гаврилов.
Красивый, однако сильно обветшавший угловой дом в полтора этажа на другом углу Пушкинской (современный адрес: Адмиральская, 13) – это «владения» большой «морской» семьи Есауловых. Папенька – Иван Филиппович, отставной полковник, оставил дом (а может, участок со старыми постройками) в наследство своим детям, которые продали его отставному контр-адмиралу Акиму Ивановичу Тумиловичу. Какая из этих морских семей построила дом – точно не известно.
— Вот что интересно: земельными наделами на Пушкинской владели многие участники Крымской войны. Видимо, им специально выделяли землю за заслуги перед отечеством, — рассказывает Игорь Гаврилов. – Кстати, в архивах осталось очень мало дореволюционных изображений этой улицы. Пожалуй, только Мариинский сквер. Пушкинской повезло: не много домов было перестроено здесь в советское время, она долгие годы оставалась практически неизменной. Только в XXI веке началась активная перестройка… Жаль — уходит старый город.
Портрет контр-адмирала Тумиловича включен в известный альбом «Севастопольцы» (издание 1903 года), где собраны сведения о выдающихся участниках Крымской войны. Похоронен он на Николаевском некрополе. Только вот память о нем потомки хранят очень плохо. Памятник А.И. Тумиловичу был обнаружен на некрополе сброшенным с пьедестала и вновь установлен волонтерами, которые чтят николаевскую историю.

Вот как тесен Николаев!
Пушкинская, 4. Очень красивый дом на углу: серого камня, с полуколоннами, арочными окнами и балконом. Это родовое гнездо в 1880 году выстроил Арсений Иванович Косяков, помощник военного прокурора. Возведен по оригинальному проекту английского архитектора М.А.Тернера. Кстати говоря, единственное здание Николаева, чертеж которого в XIX веке был опубликован в специальном журнале по архитектуре в Австрии!
Дворянин Косяков приехал из Санкт-Петербурга, долгие годы служил помощником прокурора военно-морского суда, а ушедши в отставку, стал гласным городской думы. Гласный он был скандальный, постоянно чего-то добивался, за что-то боролся, резал правду-матку в глаза. В 1905 году горожане избрали его городским головой (наверное, было за что!), однако когда подали кандидатуру «наверх» на утверждение – Косякова не утвердили. Таким образом, городским головой он не стал, хотя был избран большинством голосов официально. После этого уехал из Николаева, но завещал похоронить себя на нашей земле. Полгорода шло за гробом Арсения Ивановича, отпевали его в Касперовской, тогда еще недостроенной, церкви. На Николаевском некрополе поставлен ему красивый памятник. Там же похоронена его жена Ольга, урожденная Карабчевская — это сестра известного в городе юриста Николая Платоновича Карабчевского, который (мы уже упоминали об этом выше) доводился родней Аркасам и Богдановичам.
Вот ведь как тесен был Николаев! Переплетались фамилии, семьи, судьбы… Косяков купил участок у знаменитого рода Пантусовых, а продал со временем свой дом знаменитому роду Сухомлиновых. Уездный предводитель одесского дворянства, помещик Алексей Федорович Сухомлинов владел землями и селом, которое нам и сегодня хорошо известно, — это Нечаянное.
Плац-парадная площадь… называлась так с начала строительства города. А во второй половине XIX века здесь был разбит «сквер у дворца». Диагональные дорожки на его плане «повторяли» полосы Андреевского флага. В 1873 году сквер получил название «Адмиральский», в 1882 году – «Аркасовский». После строительства Мариинской гимназии (1890 год) переименован в Мариинский. В 20-е годы ХХ века он стал Сивашским сквером – в честь воинов Сивашской дивизии, которые во времена гражданской войны 1918-1921 гг. освобождали Крым, а затем были расквартированы в Николаеве.
Памятник «Героям Отечественной войны 1812 года» установлен в сквере к 100-летию разгрома войск Наполеона. Сегодня этот уютный зеленый уголок снова носит имя «Аркасовский».
Еще один заметный дом на углу Пушкинской и Никольской (адрес: Никольская, 33) современные бизнесмены основательно пока еще (слава Богу!) не изуродовали – правда, закрыли стены от крыши до земли громадными рекламными баннерами. Скрылся под рекламой компьютерной техники лепной декор, полуколонны и прочая красота здания. Принадлежал отставному майору Андрею Васильевичу Скуртули. Господин сей был «истинным» владельцем деревни Костычи – истинным, потому как владел землей, тамошними селами и крестьянами еще до отмены крепостного права. А сегодня многим николаевцам Костычи хорошо известны — там много лет проходили пленэры, посвященные памяти нашего современника Михаила Терновского. Так что костычевские пейзажи запечатлены на десятках живописных полотен.
Андрей Васильевич был женат на Марии Егоровне Рафтопуло – таким образом породнились две греческие семьи, жившие в Николаеве. Овдовевшая Мария выходит замуж за Спиридона Михайловича Кумани – еще одного грека, действительного статского советника, правителя канцелярии главного командира Николаевского порта.
Долгое время историки упорно писали о том, что в этом доме умер основатель Харьковского университета Василий Каразин, ибо произошло это, согласно некоторым сведениям, «недалеко от церкви Греческой в доме его родственника Кумани». Но оказалось, что это не тот Кумани – Спиридон Михайлович поселился в доме жены гораздо позже, чем умер Каразин (в 1843 г.).
По Пушкинской, 6 примыкает к одноэтажке 2-этажный доходный флигель. Это также участок Кумани, однако со временем его выкупил потомственный почетный гражданин Николаева Антон Михайлович Милио, который и выстроил новый доходный дом.
Одноэтажное здание на углу Спасской (Пушкинская, 8), нынче сильно перестроенное, это участок Лаврентьевых. Владелец — отставной тайный советник Андрей Алексеевич Лаврентьев, участник обороны Севастополя, главный доктор Николаевского морского госпиталя. Достойная личность — ибо это был единственный случай в истории Николаева, когда врач дослужился до чина тайного советника.

Чины поменьше – наши, «краеведческие»
Однако не менее интересны дома на противоположной стороне улицы Пушкинской. Одноэтажное и двухэтажное (в советские времена – детский интернат для детей с особыми потребностями) здания на углу Никольской (теперь Пушкинская, 1) принадлежали Порфирию Николаевичу Турчанинову, коллежскому советнику, начальнику архива Главного управления Черноморского флота. По контракту в 1869 году он сдал нижний этаж под канцелярию Николаевского военного губернатора, и канцелярия находилась там целых 20 лет.
Далее (Пушкинская, 3) стоит основательно перестроенный домик Степана Петровича Рыбакова — полковника корпуса инженеров-механиков, также участника обороны Севастополя. Похоронен он в Севастополе, предположительно недалеко от Владимирского собора, где был выделен специальный участок для воинов-героев Севастопольской обороны.
Современная Спасская, 26 (угол Пушкинской) – здесь в скромном одноэтажном доме проживал чиновник 10-го класса Владимир Михайлович Комарницкий, его жена София Ивановна, их дети Александр и Николай, а потом «дети детей» — Николай и Александр. В общем, самое настоящее родовое гнездо.
— В процессе работы за многие годы уже собрано большое количество материалов, посвященных нашим «местным» достойным горожанам, о которых нет упоминания ни в каких источниках, кроме «николаевских». Об известных адмиралах есть масса информации, а вот о чинах поменьше — полковниках, к примеру, — широкому кругу николаевцев практически ничего не известно. Эти личности — наши, «краеведческие», но от этого не менее значимые в истории города, флота и страны, — комментирует Игорь Гаврилов.
На углу Пушкинской и Спасской (нынешний адрес: Пушкинская, 5) проживало семейство Юрьевых. Михаил Семенович Юрьев – отставной генерал-лейтенант, капитан над Николаевским портом, заведовал инвалидными хуторами в Николаеве. Он был женат на дочери известного судостроителя — Ольге Федоровне Лумберг. Огромный участок Юрьевых простирался до конца квартала. Ольга, уже будучи вдовой, купила его у Спиридона Кумани и подарила сыну, капитану Михаилу Михайловичу Юрьеву.
Пушкинская, 9 — угол Большой Морской. Красивый дом, где сегодня размещается Николаевское городское управление охраны здоровья. Участок переходил из рук в руки, пока на нем очередные владельцы не выстроили одноэтажный дом, а в 1886 году продали его городской казне для размещения таможни. Скорее всего, таможня находилась тут вплоть до Второй мировой войны. В советское время это здание вместе с другими постройками, стоящими по улице Большой Морской, а также примыкающим большим участком, было отдано под туберкулезный диспансер. Затем долгое время здесь находился стационар городской больницы №2.
Одноэтажный дом по улице Пушкинской, 10 (еще один угол Большой Морской, теперь здесь кондитерская и кавярня) – это участок Маляревских. Штабс-капитан корпуса корабельных инженеров Никифор Степанович Маляревский строил корабли, а вот жена его Александра Максимовна была из знаменитого рода флотоводцев Баль. У них было много детей, так они и жили там до самой революции, а может, даже и после.

И снова адмиралы:
Дефабр, Федорович,
Бутаков
На следующем углу Большой Морской и Пушкинской, по соседству с музеем имени Верещагина, стоит скромный одноэтажный дом, и следом за ним — красивый двухэтажный особняк (сейчас – Пушкинская, 12). Всё это принадлежало отставному контр-адмиралу, участнику обороны Севастополя, начальнику штаба Черноморского флота Ивану Иосифовичу Дефабру и его жене Александре Афанасьевне Дефабр. Контр-адмирал родился в Николаеве, а умер в Севастополе – там и похоронен.
— Этот двухэтажный особняк – типичный образец доходного дома, каких в Николаеве сохранилось немало. Для того и строились приличные доходные дома, чтобы приличные люди могли позволить себе жить в приличном доме, — в шутку говорит Игорь Гаврилов. – Военные в Николаев приезжали служить на время, поэтому покупать дом не было смысла. Доходный дом делился на квартиры, хозяева старались делать отдельные входы, группируя по 3-4 комнаты, а иногда – и по 6. Вход у кого-то был со двора, у кого-то – с улицы. Судя по спискам сдаваемых квартир, существовала градация: цена зависела от площади, этажности, от престижности улицы. Естественно, туалетов не было — все ходили во двор, в отхожие места. В архиве я нашел информацию о доходном доме на углу улиц Шнеерсона и Большой Морской. Там было более 40 квартир, которые сдавались! Интересно, как там люди размещались, ведь многие имели большие семьи…
За домом Дефабров – стоит большое двухэтажное здание (теперь варварским образом перестроенное) с выходом на Потемкинскую. Им владел отставной мичман Константин Федорович Бредихин. Будучи в отставке, мичман занимался куплей-продажей домов. Кстати говоря, доводился родным дядей «тому самому Бредихину» — Федору Александровичу (1831-1904 гг.), нашему земляку, который во всем мире известен как выдающийся астроном, директор обсерватории Московского университета и Пулковской обсерватории.
И снова угол Большой Морской: двухэтажный красивый дом, где раньше располагался факультет физического воспитания пединститута, а «до того» — педучилище.
— Построен, скорее всего, в начале ХХ века. Первоначально это участок семейства Серковых, но, подозреваю, что их род украинский – сначала были Серки, потом стали Серковы. Глава семьи Федор Иванович — подполковник корпуса корабельных инженеров, — рассказывает Игорь Гаврилов.
Большой участок земли по правую сторону перед Потемкинской (поблизости – нынешняя остановка городского транспорта, идущего в сторону проспекта) принадлежал отставному контр-адмиралу, гласному городской думы Иосифу Иосифовичу Федоровичу. Он участник обороны Севастополя, участвовал в Синопском сражении 1853 года, когда корабли Черноморского флота под командованием вице-адмирала Павла Нахимова разгромили турецкую эскадру в гавани города Синоп.
После его смерти землей и домами владели сыновья Михаил и Иосиф. Революция 1917 года сломала судьбы этих достойных людей. Младший сын, Иосиф Федорович – горный инженер, разрабатывал шахты Кузбасса. Был репрессирован и расстрелян в 1937 году.
Старший — Михаил Иосифович, после революции эмигрировал в Китай и там (как и отец) дослужился до чина контр-адмирала… увы, в эмиграции, в чужой стране. Кстати говоря, в 1915-16 годах Михаил Федорович (тогда еще капитан 1-го ранга) командовал знаменитым в истории ЧФ линкором «Евстафий». Этот корабль прославился в годы Первой мировой войны (5 ноября 1914-го) в битве близ Ялты с немецким крейсером «Гебен».
На отрезке «Потемкинская-Шевченко» по правую сторону Пушкинской – еще одно родовое гнездо, контр-адмирала Владимира Ивановича Бутакова. Теперь от построек, увы, практически ничего не осталось, на их месте – «сталинка». И снова мы видим участок, выделенный участнику обороны Севастополя, который отличился в боях за Малахов курган.
А вот следующим владельцем имения Бутаковых стал человек, также очень известный в Николаеве, — купец 1-й гильдии Андроник Федорович Донской. Долгое время место было известно как «дом Донских» (то есть, еще один дом, принадлежавший этому значительному семейству).
На углу улицы Шевченко по левую сторону стоит красивое одноэтажное здание из пиленого камня, уже более полувека здесь размещается военкомат Центрального района. На этом участке были владения коллежского асессора Михаила Васильевича Попова. Учитель рисования, он долгие годы преподавал в Черноморском штурманском училище, так что все штурманы, закончившие училище в первой половине XIX века, обязаны были ему своим умением рисовать карты.
С 1898 года владельцем земли со всеми постройками становится купец Петр Петрович Классен. Он, вероятнее всего, и построил этот красивый дом (14 окон фасада, полуколонны, портики), а в 1900 году подарил его своей жене Амалии Адамовне.
Пушкинская, 16. Дом с мезонином. Арочные окна. Красивый парадный вход… Правитель канцелярии Главного командира Черноморского флота, статский советник Иван Петрович Кашнев завещал его своему сыну, генерал-майору Павлу Ивановичу Кашневу. А в 1880 году дом купил купец Герман Михайлович Кенигсберг, и он на долгие годы стал «гнездом Кенигсбергов». В этом доме жили жена купца Эстер Давидовна, их дети: Михаил (врач), Владимир (химик, владелец мыловаренного завода), Борис (служил в хлебоэкспортной конторе) и Анна (врач).
Водолечебница доктора Михаила Кенигсберга была открыта на Большой Морской в 1901 году. Там было «место работы», лечебное учреждение, а здесь, на Пушкинской, – домашний очаг.
Интересный факт: после революции, когда в Стране Советов стали уплотнять «буржуев» и организовывать жилтоварищества, Кенигсберги пошли на хитрость: «распределились» семьями по дому, оборудовали отдельные квартиры, сделали вид, что они жильцы, и создали жилтоварищество под названием «Разруха». Вот такой получился тонкий еврейский юмор. Жильцы собирались на собрания, подписывали необходимые документы – и стояли на них подписи: Кенигсберг… Кенигсберг… Кенигсберг.
На пересечении с улицей им. адм. Макарова и поныне стоит красивый двухэтажный дом с надписью по фронтону «1910». Выстроил его купец Павел Михайлович Стоянов. Однако, прежде чем попасть в купеческие руки, участок (скорее всего, вместе со старым домом) принадлежал правителю канцелярии Главного командира Черноморского флота, статскому советнику Ивану Петровичу Кашневу, затем его сыну — отставному поручику Василию Ивановичу Кашневу. Василий Иванович продал землю датскому вице-консулу Николаю Стаматьевичу Сербосу, и только в 1888 году владельцем участка становится господин Стоянов – успешный торговец, гласный городской думы и прочая и прочая. В советское время здесь располагалась детская поликлиника.

Это интересно
На последнем отрезке улицы Пушкинской перед проспектом нас, безусловно, заинтересует «дом с атлантами». Это изначально участок отставного штабс-капитана Евграфа Кровопускова, затем его приобрел купец Павел Иванович Литвиненко – знаменитый торговец мануфактурой, гласный городской думы, участник многих городских комитетов, староста нескольких церквей. В общем, личность незаурядная – хотя выбился «в люди» из крестьян. Дом замышлялся как доходный — для респектабельных жильцов, и атланты весьма способствовали крутому имиджу. В советские времена был национализирован и превратился в жилкоп. Разрушался медленно и уверенно и даже лишился одного из атлантов… пока в конце XX века не был выкуплен в частную собственность и восстановлен, правда, с архитектурными «неточностями».
На противоположной стороне улицы – небольшой домик по адресу: Пушкинская, 22. Знаменателен тем, что больше 100 лет здесь проживают потомки купца Петренко. Поначалу принадлежал он супруге отставного капитана Надежде Артамоновне Румянцевой (урожденная Чернопольская – из знаменитого рода помещиков, владевших множеством земель в Херсонской губернии). Она завещала участок с домом своим племянникам — князьям Гедройцам, а уж они в 1910 году продали дом купеческой жене Матрене Александровне Петренко. Ее прапраправнук Руслан Петренко – наш современник, по-прежнему живет в доме предков. «Это большая редкость… один из немногих домов в Николаеве, где продолжают жить настоящие наследники купеческих или дворянских семейств, сумевших выжить в лихие годы раскулачивания, ссылок, репрессий», — отмечает Игорь Гаврилов.
И еще несколько интересных зданий мы отметим на Пушкинской. Нельзя не упомянуть Симеоно-Агриппининскую церковь, которая была построена в 1869 году и снесена в 1960-м. Саперы подорвали ее очень аккуратно, за ночь вывезли все обломки и останки. К утру на месте церкви уже был создан круг для разворота транспорта, насыпана свежая земля, посажены кустарники, деревья и цветы. Идущие утром на работу горожане удивленно пожимали плечами: куда делась церковь?
Любопытными с точки зрения истории можно назвать и два небольших домика по адресу: Пушкинская, 38 и 40. Они связаны с именем госпожи Виньон. Феодосия Виньон (в первом браке — Орешникова) осталась в истории нашего города как человек, пожертвовавший большие деньги на строительство Леонидо-Феодосиевской церкви (теперь это церковь святого Пантелеимона Целителя в больничном дворе на ул. 2-й Экипажеской). Гроб с телом госпожи Виньон, которая завещала похоронить себя в церковном склепе, был найден во время ремонтных работ в 1992 году.
Заслуживает также нашего внимания здание железнодорожного училища, построенное в конце XIX века. В нем находилась домашняя церковь, освященная в 1898 году во имя святого Николая Чудотворца. О том, что когда-то здесь была церковь, напоминают старые фото, сохранившие для истории детали архитектурного ансамбля.
Наталья Христова.
Фото из архива Игоря Гаврилова.