Награда за восстановление красного флота

портсигар
Серебряный портсигар

В свое время мне приходилось писать о необычной награде – книге, которой 14 сентября 1889 года был награжден по решению педагогического совета Лодзинского высшего ремесленного училища ученик 4-го основного класса Владимир Рюмин. Позже В.В. Рюмин стал крупнейшим популяризатором науки, автором 60 книг, сотни статей, другом К.Э. Циолковского и др.
В настоящем материале пойдет речь также о необычной награде – серебряном портсигаре. С ним связаны не только праздничные, светлые впечатления, но и трагическая история его владельца.

Но сначала – небольшая предыстория. Еще не отгремели последние залпы Гражданской войны, а 6 ноября 1920 года Совет Труда и Обороны принял специальное постановление о выполнении николаевскими заводами боевой программы по судостроению. Постановление о возрождении и укреплении Красного военного флота было принято на Х съезде РКП(б) в марте 1921 года. В 1921-1922 годах рабочие завода «Наваль» одновременно с работами по восстановлению завода начали ремонт и достройку кораблей.
Особого внимания требовал Черноморский флот, который сильно пострадал в годы Гражданской войны. В период войны и интервенции были ограблены и разрушены производственные участки николаевских судостроительных заводов «Наваль» и «Руссуд». Но больше всего досталось первому из них – не работала электростанция.
Восстановление завода «Наваль» проходило в непростой обстановке. Николаевскую область поразил страшный голод 1921-1922 годов. Но, несмотря на все тяготы и беды, шла работа по восстановлению былой мощи завода. Чтобы сосредоточить на одном предприятии сырье, топливо и средства, было принято решение о консервации завода «Руссуд».
В марте 1922 года завод «Наваль» посетил командующий вооруженными силами Украины и Крыма М.В. Фрунзе, отметивший ударный труд рабочих завода и готовность предприятия к строительству боевых кораблей.
В 1922 году заводчане собрали и сдали флоту две подводные лодки серии «АГ» для ЧФ.
В этом же году коллектив завода получил свою первую награду – орден Трудового Красного Знамени УССР.
В конце 1922 года завод «Наваль» был переименован в завод Марти и Бадина и вошел в состав Южного машиностроительного треста (ЮМТ), созданного в Харькове 22 августа 1922 года для руководства машиностроительными и механическими заводами Юга страны.
За 1922-1923 финансовый год на заводе выпустили четыре эльпидифора для перевозки нефтепродуктов, три ланкаширских котла, три дизеля, 30 железнодорожных вагонов, 10 паровозов, работавших на жидком топливе, и другую продукцию. Но главной задачей судостроителей было восстановление кораблей для ЧФ.
Заводом в те годы руководил директор, рабочий-выдвиженец, член партии большевиков с 1913 года Сергей Александрович Степанов (1894-27.12.1937), в прошлом судовой разметчик Сормовского завода. В марте 1926 года за успехи по восстановлению производства и повышению боеспособности флота он награжден орденом Трудового Красного Знамени УССР. В 1937 году С.А. Степанов был репрессирован и приговорен к расстрелу.
17 июня 1923 года на заводе плавучим доком были подняты одновременно три корабля. Самым крупным объектом того времени стала достройка крейсера «Червона Украина».
Средства на восстановление флота поступали от рабочих и крестьян-бедняков Украины.
Ярким примером участия трудящихся республики в возрождении ЧФ было восстановление эскадренного миноносца «Занте» (назван в честь острова Занте, одного из Ионических островов, освобожденных от французов в 1798 году русской эскадрой под командованием адмирала Ф.Ф. Ушакова в ходе Архипелагской экспедиции 1798-1800 годов), строившегося для царского флота по программе усиления 1914 г. в составе 8 эсминцев так называемой «ушаковской серии». Этот корабль заложили на стапеле завода ОНЗиВ в мае 1916 года и спустили на воду 21 марта 1917 года.
17 марта 1918 года корабль в недостроенном состоянии при готовности по корпусу – 70 процентов, а по механизмам – 85 был захвачен германскими войсками, позднее переходил в собственность войск Украины (с января 1919 года переименовали в «Київ», – прим. авт.), Красной армии и ВСЮР. Работы по достройке ни одной из сторон на нем не проводились. В январе 1920 года при приближении РККА к Николаеву белые увели корабль на буксире в Одессу. Через месяц во время шторма его выбросило на камни у Большого Фонтана.
7 сентября 1920 года из корабля откачали воду, сняли с мели, а после освобождения Крыма отбуксировали в Севастополь для проведения восстановительного ремонта и достройки на Севморзаводе. От завода «Наваль» потребовали даже передать в Севастополь все принадлежности, части оборудования по всем частям и материалы, необходимые для достройки «Занте». Но тут возникли сложности: наладить дело не удалось, так как отсутствовали необходимые материалы и специалисты, Севморзавод загрузили судоремонтом, поэтому достройка эсминца была далека от завершения. 12 сентябре 1922 года ВСНХ и Главное морское техническо-хозяйственное управление (Главмортеххозупр) приняли решение срочно перевести «Занте» из Севастополя в Николаев для достройки на Николаевских госзаводах. Что и было исполнено, и в ноябре 1922 года эсминец перевели в Николаев.

корабль
Эсминец «Незаможник» выходит из Севастопольской бухты

17 января 1923 года Главмортеххозупр заключило с Главметаллом ВСНХ договор на достройку эсминца «Занте» силами Николаевских госзаводов в течение 11 месяцев.
17 июня 1923 года эсминец подняли плавдоком грузоподъемностью 30 000 тонн. Здесь очистили корпус в подводной части, заменили проржавевшие листы и заклепки, одновременно проверили валы и винты, испытали на водонепроницаемость междудонные и бортовые нефтяные цистерны. 14 июля 1923 года произвели окраску корпуса, а на следующий день вывели корабль из дока.
Все достроечные и ремонтные работы николаевские судостроители проводили по первоначальному проекту. Своим вторым рождением, кроме рук корабелов, он обязан крестьянам-беднякам Украины, которые часть средств, вырученных от продажи своего урожая, отдали на восстановление боевого корабля. Так, крестьяне Ореховского района Харьковской области передали государству урожай засеянного коллективного поля, крестьяне Екатеринославщины сдали 10800 пудов зерна (почти 177 тонн, – прим. авт.). И таких примеров было очень много. Не случайно корабль переименовали в «Незаможний» – в честь крестьян-«незаможныкив» Украины, собравших средства на его восстановление и достройку (с 29 апреля 1926 года – «Незаможник», – прим. авт.).
В Государственном архиве Николаевской области хранится один из документов того периода, подписанный директором завода С.А. Степановым: «Ввиду предстоящих заводских испытаний и сдачи эсминца «Незаможный» (бывш. «Занте») ответственным руководителем на все время испытаний и сдачи назначается главный механик Г.С. Блехман, которому предлагаю в срочном порядке выработать план испытаний и сдачи эсминца, представив его на утверждение заводоуправления. 10.08.1923 г.».
В конце августа 1923 года досрочно, с опережением плана работ на три месяца, завод предъявил эсминец для проведения сдаточных испытаний. 23 сентября этого же года корабль вышел в Севастополь. В пути проводились различные испытания, которые завершились к 14 октября, когда эсминец вернулся на завод в Николаев. 20 октября после контрольного выхода подписали акт приемки эсминца флотом.
Государственную комиссию по проведению испытаний и приемки корабля возглавлял бывший полковник корпуса корабельных инженеров Александр Павлович Шершов (1874-1958), впоследствии известный деятель судостроения, профессор Военно-морской академии, инженер-вице-адмирал, автор научного труда «К истории военного кораблестроения» (1952 г.).
Приближалась шестая годовщина Октября. Именно к этой дате, на месяц раньше установленного срока, было решено в праздничной обстановке, с привлечением большого числа рабочих, военнослужащих, гостей торжественно передать «Незаможник» Черноморскому флоту. Это был первый новый эсминец, построенный на Юге для ЧФ.

корабль
Митинг на «Незаможнем» в честь поднятия флага 7 ноября 1923 года

6 ноября 1923 года в газете «Красный Николаев» (№ 849) на стр. 3 была опубликована заметка «Торжества поднятия флага на Незаможном». В ней информировали читателей, что «в годовщину Октябрьской революции на эсминце «Незаможний» состоятся торжества поднятия флага».
И, судя по материалу, опубликованному в газете «Красный Николаев» (№ 851) за 9 ноября «Торжества в Николаеве. Поднятие флага на миноносце «Незаможный», праздник был впечатляющим. Весь завод был украшен флагами. Гостей у главных ворот встречала флаговая морская азбука, которая тянулась до стоянки эсминца. Как писала газета, «у боевой единицы весь берег заняли рабочие, красноармейцы, представители окружкома, Исполкома, Окрпрофбюро и профсоюзов». Торжественное событие снимала и специальная съемочная группа, «которая собирается запечатлеть все это на своих кинопленках, а потом показать трудящимся федерации спайку, силу и мощь рабочих и селян».
На кормовом мостике эсминца собрались гости торжества. По поручению секретаря ВУЦИК А.И. Буценко открыл торжественный митинг своим выступлением Д.М. Велигура. На митинге выступили директор завода Степанов, председатель Южмаштреста Поляков, секретарь ВУЦИК Буценко, представитель незаможного селянства Одинец, представитель ЦК металлистов Будник. Когда он закончил свое выступление, прозвучал клич: «Стеньговые флаги и флаги поднять!» «…Красноармейцы 15-й Сивашской дивизии берут на «караул», а стоящие сзади рабочие криками «Ура» подхватывают этот клич. Под звуки гимна взмываются стеньговые флаги и кормовой флаг».
После поднятия флага на миноносце выступили: секретарь окружкома Холявский, представитель морведа, моряк Сидоров, военком судна Дорошенко. После завершения выступлений секретарь ВУЦИК Буценко зачитал постановление заседания президиума ВУЦИК от 4 ноября 1923 года, которое гласило: «Наградить рабочих Николаевских заводов т.т. Бекова, Коносевича, Крипенко и Гриценко орденами Трудового Красного Знамени за их активное и сознательное участие в работе по изготовлению миноносца «Незаможний». Буценко вручил ордена награжденным. Имена лучших рабочих заводов Максименко, Трофимова, Машкина, Мухина – были занесены в список героев труда.
Далее торжества перешли с заводской набережной в клуб КСМ. Снова прозвучали слова поздравлений, после которых, как писала газета, «…состоялся товарищеский ужин и раздача подарков. Были розданы 70-ти рабочим часы, портсигары и отрезы на костюм. Закончил торжество концерт».
Газета «Красный Николаев» за 7, 10, 11, 18 ноября опубликовала материалы, посвященные поднятию флага на «Незаможном», телеграммы, приветствия, полученные заводом в тот праздничный день от различных организаций, в том числе и от Командвойск Украины М.В. Фрунзе, Помглавкомор Панцержанского, Комфлота республики Зофа, Главметалла Судакова, Наркомсил Векмана, члена Р.В.С. Киреева, Наштаморсил Рыбалтовского и других.
В 2019 году среди николаевских коллекционеров и людей, зарабатывающих продажей старых вещей, проходил интересный серебряный портсигар. Именно тот, который и был вручен 7 ноября 1923 года в числе прочих подарков передовым судостроителям, участникам строительства эскадренного миноносца.

портсигар
Серебряный портсигар

Портсигар размером 112 х 83 мм. Выполнен из серебра 84 пробы. На внутренней стороне верхней и нижней крышек имеется клеймо мастера – «ВШ» в квадратном щитке. Рядом в овальном щитке выбита женская голова в кокошнике, обращенная вправо, и установленная проба серебра – 84. Слева от головы выбита буква «дельта» греческого алфавита, указывающая на то, что клеймо на изделии ставилось в Московском пробирном управлении (1908-1926 гг.). В книге М.М. Постникова-Лосева, Н.Г. Платонова, Б.Л. Ульянова «Золотое и серебряное дело XV-ХХ вв.» (1995) на 236 странице под номером 3186 приведено клеймо мастера. Однако в справочнике он проходит как неизвестный мастер.
Внутренние стороны крышек вызолочены.
Вес портсигара – 174 г. На ребре имеется кнопка для открывания портсигара со вставленным в нее камнем зеленого цвета.
На лицевой стороне верхней крышки – выпуклое изображение двух охотничьих собак породы русская псовая борзая, головами обращенных в правую сторону. На лицевой стороне задней крышки штихелем вырезана девятистрочная надпись: =За восстановление=красного флота=в день сдачи Эск. Мин.=«Незаможний»=на заводе Марти-Бадина=от ЮМТ-а=А.И.Индульскому=1917 7/XI 1923 г.=г. Николаев=.
Эта информация дала толчок к дальнейшему поиску. Теперь надо было найти, кто такой А.И. Индульский. Вскоре удача оказалась на моей стороне. В книге Л.А. Пляскова, Л.М. Кучеренко «Наш Черноморский» на странице 114 мы находим небольшую, но очень важную информацию о нашем герое: «…Успешное выполнение строительных работ стало возможным благодаря хорошо организованному снабжению, в первую очередь, прокатом стали. Заместитель директора завода, неутомимый труженик А.И. Индульский сумел наладить эту работу. В детские годы начал он свой трудовой путь рассыльным, потом стал нагревальщиком заклепок, конторским служащим, управделами завода, начальником отдела снабжения и заместителем директора завода. Этого уравновешенного, делового руководителя знали рабочие и служащие всех цехов и отделов завода».

индульский
Андрей Иванович Индульский (фото из уголовного дела)

К сожалению, больше информации отыскать не удалось ни в другой литературе, ни в газетах тех лет. И тогда путь дальнейшего поиска подсказал николаевский краевед В.А. Левицкий – нужно изучить списки репрессированных. В этом вопросе мне безотлагательно оказала помощь директор Государственного архива Николаевской области Л.Л. Левченко. Благо, все дела репрессированных, хранящиеся в архиве, сведены в электронную базу данных. И уже минут через тридцать я держал в руках дело № 46751 на Андрея Ивановича Индульского.
В нем говорилось, что А.И. Индульский осужден по ст. ст. 54-10 ч. Іа и 54-11 УК УССР 29.10.1939 года как участник антисоветской правотроцкистской организации, по заданию которой проводил подрывную работу на заводе им. А. Марти г. Николаева. В самом начале дела – ордер № 659 от 31 мая 1938 года на обыск и арест А.И. Индульского. Документ подписан начальником Управления НКВД по Николаевской области капитаном госбезопасности Карамышевым.
В деле имеется протокол обыска, согласно которому у задержанного изъяты: паспорт № 677739 на имя Индульского, профсоюзный билет № 106241, деньги в сумме 870 руб., часы карманные фирмы П. Буре, сберкнижка № 37530, портфель. Заметьте, портсигара у арестованного нет. А, может, следователь посчитал, что он ему больше не нужен и просто перепутал карманы?
Из документов дела узнаём некоторые факты биографии Андрея Ивановича. Он родился 18 августа 1885 года в с. Роксоляны Первомайского района Одесской области (до революции 1917 года Калаглейская волость Одесского уезда, сегодня с. Роксоланы Овидиопольского района Одесской области, – прим. авт.). Украинец, беспартийный. До 1937 года работал коммерческим директором завода №198 (завод А. Марти, сегодня ЧСЗ, – прим. авт.). Женат, жена Мария Андреевна Индульская – домохозяйка. Сын Николай – студент Одесского института нарковода. На момент ареста А.И. Индульский работал «пом. начальника ІІІ-го стройуправления 44-го Гос. треста НКОП в г. Феодосии».
В деле Индульского – 285 листов. После знакомства с документами не остается сомнений, что все обвинения в его адрес притянуты за уши. Не случайно следствие от момента ареста до решения суда длилось так долго – 17 месяцев.
Подшиты в деле пять протоколов допроса, пять протоколов очных ставок. Даже через столько лет явным остается ощущение, что следствие зашло в тупик. Но так необходимо было сделать задержанного виновным! Допросы длились по нескольку часов, к примеру, один из них, начавшийся 8 мая 1939 года в 22 часа 5 минут, окончился 9 мая в 1 час ночи.
Под каждым протоколом стоит подпись заключенного, сделанная твердой рукой, а не дрожащей рукой сломленного человека.
После затянувшегося следствия А.И. Ингульский был обвинен по ст. 54-10 ч. 1 и 54-11 УК УССР в том, что являлся участником существовавшей на оборонном заводе № 198 антисоветской правотроцкистской организации, в которую он был вовлечен активным троцкистом – главным инженером завода К.А. Шишацким в начале 1937 года.
Постановлением Особого Совещания НКВД СССР А.И. Индульский осужден 29 октября 1939 года на 5 лет исправительно-трудовых лагерей.
В этом же деле имеется справка о том, что А.И. Индульский умер 20 июня 1940 года в ИТЛ.
Так трагически закончился жизненный путь одного из строителей эскадренного миноносца и других кораблей для Черноморского флота. Не спасли его ни положительная характеристика, ни наградной портсигар. Да что там портсигар! Маршалы, герои Гражданской войны, орденоносцы были перемелены в мясорубке репрессий 1937-1938 годов.
Дело репрессированного А.И. Индульского заключает справка, в которой говорится: дело по обвинению гр-на Индульского Андрея Ивановича, 1885 года рождения, пересмотрено военным трибуналом Одесского военного округа 13 ноября 1956 года. Он постановил отменить постановление от 29 октября 1939 года в отношении Индульского Андрея Ивановича, и дело о нем прекращено за отсутствием состава преступления.
Обвинение снято, а человека уже не вернуть. Что осталось от него? Уголовное дело, три некачественных фотографии заключенного Индульского и наградной портсигар. И вот теперь – статья, а с ней будет и память о хорошем человеке, уничтоженном ни за что палачами.
P.S. Как прожил свой век эскадренный миноносец «Незаможник»? За его кормой остались десятки тысяч морских миль. В 1925 году вместе с эсминцем «Петровский» «Незаможный» совершил первый заграничный поход кораблей Черноморского флота в Турцию и Италию. В период войны 1941-1945 гг. «Незаможник» прошел 45 856 морских миль, выполнив 120 боевых заданий, отразил 60 атак немецкой авиации, сбив при этом 3 самолета врага, подавил и уничтожил 5 полевых, 2 береговые и 4 минометные батареи противника. Принимал участие в обороне Одессы и Севастополя, высадке десантов в Феодосию, Евпаторию, в районе Станичка – Южная Озерейка. Кроме того, в период войны эсминец отбуксировал 6 военных кораблей, оказал помощь 5-ти вспомогательным кораблям, потерпевшим бедствие. Команда участвовала в тушении пожара на танкере «Передовик» и теплоходе «Грузия», в переброске войск, боеприпасов и снаряжения, в эвакуации раненых и мирного населения, несла дозор в море во время работы Крымской конференции СССР, Великобритании и США.
За заслуги перед Родиной в годы войны эскадренный миноносец «Незаможник» Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1945 года награжден орденом Красного Знамени.
12 января 1949 года «Незаможник» был разоружен и переоборудован в корабль-цель, в качестве которого в начале 50-х годов ХХ века потоплен у берегов Крыма.
В электронных ресурсах по теме истории корабля «Незаможний» допущен ряд ошибок и неточностей, которые исправлены автором в настоящей статье.
Евгений Горбуров,
кандидат исторических наук,
доцент ННУ имени В.А. Сухомлинского.