На водителя Range Rover, который является участником смертельного ДТП, надели электронный «браслет»

дтп

В памяти горожан еще свежо резонансное ДТП, которое произошло 24 февраля на пересечении пр. Центрального и ул. Московской. Водитель П., находясь за рулем внедорожника «Range Rover», двигался со стороны ул. Соборной по проспекту с превышением разрешенной в пределах населенного пункта скорости в 50 км/ч. Приближаясь к пересечению ул. Московской и пр. Центрального, который в этот момент пересекала маршрутка №89 «Рута», он не снизил скорость, а изменил направление движения влево, в результате чего произошли контактирование внедорожника с автомобилем «Geely» и последующее столкновение с «Рутой», которая после удара опрокинулась на бок. Следует отметить, что в этот день город накрыл ураган, светофоры на перекрестке работали в режиме «желтого света». Водитель микроавтобуса с тяжелыми травмами был доставлен в реанимационное отделение БСМП, а одна из пассажирок маршрутки от полученных травм умерла в карете «скорой медицинской помощи». В этот день ей исполнилось 44 года…

Водитель внедорожника был задержан. Рассмотрение ходатайства об избрании ему меры пресечения, с учетом многочисленных отводов, заявленных судьям, и ходатайств сторон, продолжалось с 27 февраля до 12 марта, сообщает пресс-служба Центрального районного суда Николаева. Так, стороной защиты в ходатайства были включены три вывода экспертиз, подписанные одними и теми же врачами. Один из выводов свидетельствует о том, что П. находился в состоянии наркотического опьянения, два других – о том, что он находился под влиянием или воздействием лекарственных препаратов. Для прояснения противоречия на заседание 11 марта были вызваны врачи, которые подписывали выводы экспертизы. Но они не явились, зато в канцелярию суда поступило письмо из КНП «Николаевский областной центр психического здоровья», где сообщалось, что все эти врачи на момент заседания находятся на дежурстве. К письму прилагался ряд медицинских документов, в частности, выводы экспертиз, согласно которым подозреваемый опять же находился под действием наркотического (медицинского препарата), а в его организме тем временем был обнаружен препарат 1,4 бензодиазепин. Снова – неясность. Тем не менее, суд отказал прокурору Алине Жигануровой в повторном вызове медиков. Защитник подозреваемого П., в свою очередь, зачитал ответ на адвокатский запрос в «Николаевский областной центр психического здоровья», согласно которому обнаруженное в организме его подзащитного вещество является не наркотическим, а психотропным. Мало того: оказывается, подозреваемый вовсе не находился и под воздействием лекарственных препаратов, которые снижают внимание и скорость реакции. Еще адвокат отметил, что его подзащитный сдал в прокуратуру водительское удостоверение и биометрический паспорт, так как прокурор просила удовлетворить ходатайство об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей без возможности внесения залога. При этом она отметила риски укрытия от следствия и суда и имеющуюся у подозреваемого возможность совершить другое уголовное преступление, поскольку у того не было изъято водительское удостоверение, и он не ограничен в праве управления транспортными средствами.
Но П. возражал против этого, ссылаясь на предвзятое, по его мнению, отношение к нему со стороны органов досудебного следствия. Защитники же просили отказать в удовлетворении прокурорского ходатайства, настаивая на том, что оно необоснованно, риски надуманные, квалификация уголовного преступления завышена.
Поэтому 11 марта следственный судья Светлана Гречаная удалилась в совещательную комнату для вынесения решения. И вынесла его на следующий день, 12 марта, тем самым отправив П. под круглосуточный домашний арест до 12 мая с возложением на него ряда обязанностей, в частности, по ношению электронного средства контроля.
Инф. ред.