MILLA SHVETS: О том, как ЗЕ-власть лишает права на больничный по уходу за детьми

18:46

Откройте «Вечерний Николаев» в Google News и  Телеграм-канале

Facepalm, история, фейк

У меня заболел ребенок: респираторная инфекция, поднялась температура. Прежде в таких случаях, можно было вызвать педиатра на дом, но сейчас нужно либо самим идти на прием, либо ждать, пока температура поднимется еще выше и «скорая помощь» приедет сделать жаропонижающий укол. Ну, отвлекать целую бригаду медработников, жечь топливо, вырабатывать моторесурс спецавтомобиля – слишком расточительно. А заниматься самолечением – глупо и опасно.

Поэтому решила отвести сына с температурой к педиатру. По опыту предыдущих двух десятков лет (старшая дочь уже выросла, но в детстве, как понимаете, тоже болела), я знаю, что в таких случаях родителю оформляют больничный по уходу за ребенком. Поэтому в школу не пошел не только больной сын, но и я. Чтобы вы понимали, я – учитель. Позвонила, предупредила администрацию школы, где работаю. В ответ: «Ок. Желаем вашему мальчику скорейшего выздоровления».

О неразберихе, творящейся в коммунальных медучреждениях, рассказывать не буду, – об этом и так все знают. На прием попала только на вторые сутки: записи к педиатру, с которым заключена декларация, в первый день не было, а к кабинету дежурного врача — огромная очередь в узком коридоре, состоящая из кашляющих взрослых. Провести там несколько часов, когда третья волна коронавируса уже накрывает город в полную силу, просто опасно.

На второй день по записи принял педиатр. Выяснилось, что у нас, слава Богу, не КОВИД (хорошо, что не надышались заразой в огромной очереди накануне, никакие маски не уберегли бы ослабленный организм температурящего ребенка), нам прописали лечение. Вроде всё норм.

Но дальше началось странное. Мне заявили, что больничный не дадут. Мол, декларацию на ребенка заключал супруг, и теперь, когда ввели электронные больничные листы, только он имеет право его получить. Даже еще «веселее»: в декларации мужа якобы указан неправильный телефон, поэтому и он в случае обращения больничный не получил бы.

Ну, по поводу супруга, это либо ошибка, либо маразм. В декларации он указал свой номер, и указал правильно. По крайней мере, если мы записываем ребенка на прием к врачу через систему «Поліклініка без черг», она идентифицирует мужа по телефонному номеру и отправляет подтверждение о записи именно на его номер. Как же телефон может оказаться неправильным?

Ответ медсестры на этот резонный вопрос был категоричен: «Так система показывает». Что же получается: мы пользуемся одной системой, где номера телефонов правильные, а она — какой-то другой?!

Короче, я осталась  без больничного. А то, что у меня на руках больной ребенок с температурой, так то таке… Эта частность базу данных Минздрава совершенно не волнует.

Решила разобраться: правы ли медработники?

Итак, есть закон «Про загальнообов’язкове державне соціальне страхування», принятый еще в 1999 году. С тех пор в него внесены десятки изменений и дополнений. Но суть статьи 22 закона остается неизменной: каждый, кто платит взносы в соцстрах, имеет право на оплачиваемую помощь по уходу за больным ребенком. А следующая статья 23 определяет перечень случаев для отказа в такой помощи. И формулировок «декларация заключена не с тем из родителей» или «неправильно указан номер телефона», как вы понимаете, там и близко нет.

Как это принято, механизм исполнения законов детально «разжевывают» подзаконные акты. В нашем случае это приказ Минздрава №455 об утверждении «Інструкції про порядок видачі документів, що засвідчують тимчасову непрацездатність громадян «. Так вот, согласно пункту 3.1 инструкции, для ухода за больным ребенком лист нетрудоспособности выдается лечащим врачом одному из работающих членов семьи или другому работающему человеку, который ухаживает за больным. И не слова о том, кто из родителей заключил декларацию. А уж о том, чтобы лишить такого права  мать больного ребенка, тут и подавно ничего нет!

Что же выходит?

А вот что! Государство, де юре гарантировавшее мне право на больничный по уходу за ребенком, де факто, с учетом моей персональной учительской нагрузки, обобрало меня в общей сложности на 1600 грн. Ведь получилось, что юридически, если без больничного, это прогул, в лучшем случае — заявление об отпуске за свой счет. 

Медработники заверили, что они не виноваты, их с электронными больничными просто поставили в такие условия. Поэтому я не указываю конкретный Центр первичной медико-санитарной помощи Николаева, куда обращалась. Да и педиатр там квалифицированный, не делает с ходу категоричных утверждений, внимательно выслушивает и осматривает, не предлагает лечиться подорожником. Вроде бы медработники в бедах с больничным не виноваты.

Так кто же виноват, неужели я?

Нет, виновата система медобслуживания, которую нам навязывают. Правда, во всем винят экс-министра Супрун, вот мол, это она, доктор-смерть, набедокурила. Однако при ней, когда  начали заключать декларации, больничные платили вовремя. А сейчас, три года спустя, сначала стали выплачивать их с многомесячными задержками (муж болел коронавирусом в феврале-марте, а последнюю выплату получил аж в сентябре), а теперь и вовсе хотят оставить без них.

Государству на выполнение законов не хватает денег? Не поверю! Ставить циклопические флагштоки, устраивать в разгар пандемии грандиозные праздники, одновременно кошмаря малый бизнес локдаунами с тучными стадами щедро оплачиваемых из бюджета проверяющих, развешивать через каждый сто метров навязчивые биллборды «Дорогу відремонтовано за програмою Президента «Велике будівництво», — на это деньги есть. Почему для больных людей их нет?!

Ответ очевиден. У нас беда не с дорогами (будто раньше дорог не ремонтировали) и не с больничными. У нас беда с властью, которая пытается задобрить электорат не решением насущных проблем украинцев, а невиданными шоу и бесконечным пиаром.

Говорю вам об этом как учитель-историк с многолетним стажем!