Леонид Клименко: «Ставьте перед собой высокие цели»

11:00
клименко

Нынешней николаевской молодежи, да и людям среднего уже возраста, трудно себе представить времена, когда город жил, работал, учился без этого вуза – Черноморского национального университета имени Петра Могилы, учебного заведения, ставшего сегодня одной из визитных карточек Николаева. А ведь 25 лет назад никто и помыслить не мог, что у нас появится такой образовательный, как модно сейчас говорить, хаб, за короткое время создавший себе имя не только в Украине, но и за рубежом.
Вспомните: в середине 90-х гг. об образовании думали меньше, чем о хлебе насущном. Но, к счастью, не все. Два молодых доцента НКИ поставили перед собой дерзкую цель: открыть в Николаеве университет европейского образца. Леонид Клименко и Александр Мещанинов рискнули – и у них получилось. Прав был великий Гёте, некогда заметивший, что «человек с верою и присутствием духа побеждает даже в самых трудных предприятиях…».
17 января 1996 года Ученый совет Национального университета «Киево-Могилянская академия» принял концепцию, бизнес-план и Положение о Николаевском филиале Национального университета «Киево-Могилянская академия» (НФ НаУКМА), что явилось подоплекой для создания одного из лучших вузов южного региона. За четверть века университет прошел большой путь от филиала к ЧНУ им. Петра Могилы, открыл не одну специальность и дал путевку в жизнь тысячам студентов, получившим достойное образование и вышедшим из стен университета с новыми знаниями.
Совпадение или нет, но в этом же году и даже – месяце славного юбилея университета бессменный ректор ЧНУ Леонид Павлович Клименко, доктор технических наук, профессор, лауреат премии ЛКСМУ в отрасли науки и техники, академик Международной инженерной академии, академик Инженерной академии Украины, заслуженный деятель наук, автор более сотни научных трудов, дважды «Горожанин года», отмечает и свой личный юбилей: завтра, 29 января, ему исполняется 70 лет.
«Вечерка» не могла не объединить эти события и не воспользоваться случаем поговорить с Леонидом Клименко «о времени и о себе». Потому что он является не только создателем, учредителем, зачинателем – кому как нравится, смысла это не меняет, – мощного учебного заведения с отличной репутацией, но и человеком с примечательной биографией.

***

Леонид Клименко родился в райцентре Смела Черкасской области, в 28 км от Черкасс. Здесь находится хорошо известная станция им. Шевченко – большой железнодорожный узел. Неудивительно, что прадед по материнской линии был железнодорожником, в те дореволюционные времена – одним из первых машинистов на КВЖД (Китайско-Восточная железная дорога – магистраль, проходившая по территории Маньчжурии и соединявшая Читу с Владивостоком и Порт-Артуром. Построена в 1897–1903 гг. как южная ветка Транссибирской магистрали. КВЖД принадлежала Российской империи и обслуживалась её подданными). Прадед одно время жил и работал в Харбине, который был основан русскими в 1898 г. как станция КВЖД, с момента его основания, участвовал в его строительстве. Дед – тоже. Стоит ли удивляться тому, что судьба в свое время забросила туда и их потомка?
– Перед развалом СССР, в 1989-90 гг., границы открылись, и государство отправило своих ученых – целый пассажирский состав – в Китай для обмена опытом. Действительно, опыт мы с Александром Мещаниновым в течение года в Харбине получили огромный, – вспоминает Леонид Павлович. – Бывают же жизненные совпадения! Вот такой интересный случай там со мной приключился: китайская сторона постоянно нас приглашала на различные предприятия – турбинный, дизельный, судостроительный, авиационный заводы, на фабрику, которая выпускает настойки женьшеня, препараты на основе пчелиного молочка, пуховики. И вот однажды пригласили на ликеро-водочный завод. А надо сказать, что китайцы усаживают гостей вначале за стол, выпить за здоровье, за дружбу между народами. Восточное гостеприимство, и отказаться нельзя. Дали слово мне, я и припомнил, что мой прадед-машинист паровоза, рабочая, так сказать, интеллигенция, работал в Харбине. И пошутил: дескать, тут у него тоже был свой ликеро-водочный завод. Ведь когда наши земляки где-либо обосновывались, то заводили себе что-то типа самогонного аппарата. И вдруг за столом воцарилась гробовая тишина. Потом китайцы зашушукались, и в конце концов, на полном серьезе, объявили: этот завод – не вашего деда. Я им: ребята, никаких территориальных претензий, просто вспомнил, что мой прадед работал здесь в 1896 г. и позже, когда был основан Харбин выходцами из России. Чуть дипломатический скандал не разразился, – смеется Клименко.
А если серьезно, он считает, что командировка эта стала одним из знаковых моментов в жизни, который позволил в дальнейшем реализовать многие планы. Именно она дала ему возможность выступить с таким «безумным», как он сам говорит, предложением: открыть в Николаеве новый университет. Воистину, как сказал некогда английский философ Уолтер Бэджет, «высшее наслаждение – сделать то, чего, по мнению других, вы не можете сделать».
– Сегодня то, что нам удалось реализовать 25 лет назад, выглядит ничем иным, как авантюрой, – говорит он. – Создать университет на ровном месте, без гарантированного финансирования, вообще без ничего – что это, если не авантюра? Но она удалась, и кругозор наш расширил именно Китай: не было бы этой поездки, тогда бы и мысли «нахальной» об открытии университета, не возникло. Поэтому я призываю своих студентов: ставьте перед собой высокие цели, грандиозные задачи, и вы их достигнете – все решаемо, но надо над этим работать.
– Ценный совет, особенно, когда он подтверждается личным примером.
– Мысль об открытии университета возникла позже, в 1995 г., – продолжил Леонид Павлович. – Нам удалось убедить в необходимости этого и городские, и областные власти, хотя это были очень тяжелые годы – задержки зарплат, расчеты по бартеру, купоно-карбованцы – гривни еще не было… Несмотря на все это, мы нашли поддержку – первым, к кому мы обратились, был мэр Александр Бердников. Мы были знакомы со студенческих лет: учились с ним в параллельных группах, к тому же я его хорошо знал еще с первого колхоза, когда нас, медалистов, сдавших один вступительный экзамен и получивших пятерки, в августе послали убирали помидоры в Снигиревский район – в то время, как остальные абитуриенты еще билеты тянули.
Я пришел к Бердникову и сказал: есть такая идея. Что-то надо открывать в Николаеве, потому что выпускникам практически некуда в нашем городее поступать. В том числе и моему сыну, который получал среднее образование в Школе гардемаринов вместе с Артемом Ильюком, Хачатуровым – будущими депутатами горсовета. Кстати, по такому же принципу и, можно сказать, по той же причине создавался в свое время Гарвардский университет. Тогда в городе у нас функционировали только НКИ и НГПИ, филиал Одесского строительного, открылась, правда, «Славянка», но мы с Александром Мещаниновым понимали: кораблестроение – в упадке, педагогическое образование – не слишком востребовано… Податься некуда, а детям надо получать хорошее образование, стране нужны были юристы, экономисты, программисты, но обучаться этим профессиям в Николаеве было негде.
Поэтому я сказал Бердникову: надо бы у нас открыть какой-нибудь филиал Кембриджа или Оксфорда. Он выслушал и ответил, что это нам не надо, а лучше открыть филиал Киево-Могилянской академии. Я-то по образованию дизелист, технарь, учил в свое время историю КПСС, а не Украины. Когда-то слышал, конечно, что Михаил Ломоносов учился в Киево-Могилянской академии… Никакой информации о том, что в Украине есть Киево-Могилянская академия, у меня тогда не было. Но Бердников сказал, что он как мэр, поддержит идею создания нового, николаевского филиала Киево-Могилянской академии: «Работайте в этом направлении, а вопрос с помещением будем решать». Было несколько вариантов, но основной – это наше нынешнее здание, в те годы принадлежавшее заводу им. 61-го коммунара, которое на тот момент практически пустовало. Оно, построенное как показательное ПТУ судостроительной промышленности, было сдано в эксплуатацию в 1994 г. и вполне могло использоваться как филиал будущего университета. В то время там готовили поваров, штукатуров – только для того, чтобы поддерживать его на плаву. Мэр сказал, что если не выйдет, есть другой вариант – здание бывшего Александровского реального училища на углу ул. Никольской и Наваринской, где когда-то учился Лев Троцкий и где сейчас находится бизнес-центр «Александровский». Оно тоже стояло заброшенное.
Но мы обосновались, где обосновались, потому что директор завода Виктор Алексеевич Лавриненко, к которому я пришел и изложил ситуацию с нехваткой вузов в Николаеве, сразу ею проникся. Сказав: «Ну что ж, дети у меня выросли уже, внуки еще маленькие, но для святого дела – не жалко». Это было поистине государственное решение.
Поддержку оказал и тогдашний губернатор Николай Круглов. Как чиновника высокого ранга, который отвечал за область, его интересовали вопросы конкретные: кто будет нас финансировать, какова форма собственности? Он дал указание начальнику управления образования ОГА Анатолию Олейнику постоянно контактировать с нами. Надо было выходить на правительство, потому что для открытия отдельных образовательных структурных подразделений, расположенных вне границы учебного заведения, необходимо было решение Кабинета министров. И Николай Петрович обратился за помощью в Кабмин. Вот таким образом мы получили поддержку города и области. Перед нами встали очень сложные вопросы получения лицензии и принятия постановления КМ о создании филиала. Но к тому времени у нас образовался коллектив единомышленников – Александр Мещанинов, Анна Норд, Анна Горбова. Сначала нас было четверо, затем мы обратились за помощью к народному депутату Владимиру Емельянову, который лично ходил по министерским кабинетам, ведь надо было подписать проект постановления у четырех министров и девяти вице-премьеров, а до того – собрать все визы, пройдя длиннейший бюрократический путь. Этот гордиев узел одним махом разрубил Иван Курас, вице-премьер по гуманитарным вопросам. Причем, очень просто: стукнул кулаком по столу и приказал: «Выдать хлопцам лицензию!». И она была выдана в 1996 году – на обучение 175-ти студентов.
Много помогал и Анатолий Кинах, который считал, что как земляк и бывший губернатор Николаевщины, несет личную ответственность за создание вуза. Вклад этих людей был неоценимым. Ведь за нами ничего тогда не стояло, кроме идеи и заверений в том, что мы справимся. Сегодня я сам этому удивляюсь, ведь сейчас, при всей нашей мощи, мы семь лет безуспешно пытаемся доказать, что университетская клиника вместо недостроя на 3-й Слободской – это благо для всего города. Но упираемся в непробиваемую стену, с завидным упорством воздвигаемую депутатами горсовета разных созывов. Сегодня они уже предлагают нам… купить это здание. Которое строил не город, как свою коммунальную собственность, а государство. То есть, за средства государства, за преподавательские деньги, грубо говоря, мы должны купить эту рушащуюся «незавершенку»… для государства. Нонсенс! Я объехал половину США и практически всю Европу. И знаю, какой должна стать эта клиника. У нас есть на это средства, кадры, видение результата.
Знаете, сколько лет нам потребовалось, чтобы открыть специальность «Журналистика», подготовку медиков? А в 1995-м люди на высочайшем уровне нас бескорыстно поддерживали, они чувствовали, что это веяние времени. Это были и функционеры «Просвиты», и ректор Киево-Могилянской Академии Сергей Иванюк, и ее президент Вячеслав Брюховецкий. Смогли бы мы получить такую всеобъемлющую поддержку сейчас? Очень сомнительно, чему подтверждение – вопрос с недостроем.
Да и еще одно наше предложение – обустройство на месте сквера Коммунаров городского ботанического сада – тоже почему-то принимается «в штыки» народными избранниками. Пусть лучше сквер стоит заброшенный, – так, что ли?
– В перечень памятных дат Украины 2021 г., опубликованный Верховной Радой, наряду с юбилеями принятия Конституции и выпуска гривни, 375-летием Требника Петра Могилы вошло и 25-летие ЧНУ им. Петра Могилы. Значит, это было событие всеукраинского масштаба. А как развивалась ситуация дальше, после 1996-го?
– Что-то нам действительно помогало свыше. У нас на территории имеются свои «сакральные места»: вход в катакомбы, место, где когда-то стояла церковь 58-го пехотного Прагского полка. Возможно, действительно вмешались некие высшие силы…
– Наверное, и организаторские способности, копившиеся с детства, помогли? Почему за вами пошли люди, почему поверили в успех?
– Первые три наши факультета создавали Юрий Батрак, Александр Трунов, Юрий Верланов. Потом пришли Александр Пронкевич, Ирина Мейжис, экс-зам. мэра, а теперь – завкафедрой ЧНУ, профессор. За ними – другие, много людей. Не деньги, не какие-то «коврижки» их поманили, а наша идея, в которую поверили еще и потому, что была она не первой, увенчавшейся успехом. Хотя предыдущая поначалу тоже выглядела утопической. В 1989 г. я предложил своему ректору Михаилу Александрову для того, чтобы обеспечить преподавателей НКИ жильем, построить на берегу в Соляных университетский городок для профессорско-преподавательского состава. Ректор поддержал, и мне удалось убедить в необходимости этого мэра Александра Молчанова. Через какое-то время исполком принял решение о выделении 25 участков для строительства жилья. Поэтому многие выходцы из НКИ, которые пошли за мной, верили, что мне что-то удастся и на сей раз. Ведь одна серьезная инициатива простого доцента уже однажды закончилась удачно. И сегодня те, кто стоял у истоков нашего вуза, давно стали докторами наук и профессорами. Уникальная история! В успех нас заставило поверить и то, что за год до этого Вадим Скороходов, тоже доцент НКИ, открыл филиал Славянского института: раз у него получилось, почему бы нам не попробовать? Мы что, хуже?
– Действительно, по утверждению Чехова, «человек – это то, во что он верит». И сегодня…
– Сегодня в ЧНУ имени Петра Могилы имеются 10 структурных подразделений: три института – государственного управления, последипломного образования и медицинский, 6 факультетов: компьютерный, политических наук, спорта, экологический, юридический, экономический, и школа журналистики. У нас обучаются 4700 студентов, работают 800 преподавателей и сотрудников. На бюджете учатся 1530 человек, к сожалению, их число с каждым годом уменьшается. В первом наборе было 175 человек по госзаказу и 9 контрактников. Сегодня госзаказ составляет 27%, а 73% – контрактники. Не скажу, что мне это нравится: государство должно уделять больше внимания образованию способной молодежи.
– Леонид Павлович, любой юбилейный очерк или интервью, как вы знаете, подразумевает некое описание жизненного пути собеседника. Понимаю, что вы не мыслите себя вне ЧНУ, своего детища, и мы в разговоре постоянно на него «выходим», но нашим читателям было бы интересно больше узнать о вашей юности, о семье и родителях.
– Мой отец Павел Григорьевич закончил в конце 40-х гг. Смелянский техникум пищевой промышленности. В Смеле он женился, причем, очень рано по нынешним меркам – в 18 лет. В дальнейшем строил сахарные заводы в системе всесоюзного треста «Сахстрой», который имел даже свои железные дороги. Станция им. Шевченко в Смеле раньше носила название Бобринская, по фамилии известного дореволюционного сахарозаводчика, который создал сеть железнодорожных дорог для подвоза сырья. Отец участвовал в строительстве Смелянского сахарного завода. Потом его перевели во Льгов Курской области на строительство такого же завода, там родился мой старший брат. После этого – Первомайск в 1952 г., сахарно-молочный комбинат. Сгущенку первомайскую с мальчиком на этикетке знаете? После этого в строительстве перешли с отраслевого на территориальный принцип. И когда в Первомайске образовалось СМУ-16, отец стал его главным механиком. В 1964 г. он стал главным механиком треста «Сельстрой», и мы переехали в Николаев. Здесь я учился в СШ №41 вместе со многими известными впоследствии николаевцами. А с телеведущим Валерием Гросманом сидел за одной партой. Кто бы мог подумать, что это сыграет свою роль в деле создания вуза? Когда нам потребовалось встретиться с Брюховецким, в этом помог Юрий Диденко (Николаевский РУХ).
– Вячеслав Степанович поинтересовался: откуда мы? Из Николаева? И тут же позвал Сергея Иванюка, который родился и вырос в Варваровке. А тот спрашивает: Гросмана знаете? Еще бы: мы дружили! У Валерия была великолепная домашняя библиотека: подписные издания – Бальзак, Марк Твен. Я у него все это перечитал. «Ну, тогда другое дело», – сказал одобрительно Иванюк. Потом он часто приезжал к нам, курировал подготовку к открытию – согласно распоряжению Брюховецкого от 17 января 1996 г.
– В вашей жизни всегда особое место занимал спорт, о чем свидетельствуют медали и дипломы на стене за ректорским креслом…
– Академической греблей занимаюсь с 1964 г., участник и призер чемпионатов Украины, Европы среди ветеранов. Когда поступил в НКИ, там собралась команда-восьмерка, с этими ребятами мы до сих пор вместе выступаем на чемпионатах разного уровня. Нет, на чемпионатах мира я не побеждал, но мои товарищи, которые сегодня тренируются на водно-спортивной базе ЧНУ, – кстати, считаю, что это лучшая в стране гребная база, – выигрывали чемпионат мира.
– В книге «Автографы в бетоне» Леонида Теслера, редактора издания «Открытый урок», описывается школа жизни, которую вы прошли на целине. Как в известной песне: «Радостный строй гитар, яростный стройотряд»…
– Практически ни одного лета во время учебы в институте у меня не было свободного. После первого курса – спортивные сборы, соревнования, чемпионаты Украины, после второго – научная работа в кружке, а после третьего, в 1971 г., в составе стройотряда «Корабел-1» участвовал в строительстве элеватора в Кустанайской области Казахстана. Благодаря тому, что отец был строитель и воспитывал нас с братом в труде, я умел и кирпичи класть, и крышу крыть, и полы стелить, и штукатурить. В стройотряде создали ударную бригаду для строительства жилья работникам элеватора, и за два месяца – вчетвером! – мы возвели три двухквартирных дома. Работали по 14 часов в сутки. Я тогда похудел на 12 кг.
Лето четвертого курса – практика загранплавания, побывал в Польше, Канаде, Германии. А на пятом курсе, тоже в составе стройотряда, строил базу облпотребсоюза в Кульбакино. Мы прокладывали туннель под переездом, чтобы не останавливалось движение автотранспорта. В туннель заводили бетонные трубы ливнестока. За время работы в этих двух стройотрядах я заработал на первый взнос на кооперативную трехкомнатную квартиру. Это позволило нормально жить после свадьбы – я женился в начале 5-го курса. С женой Людмилой учились в одной школе, оба были комсоргами. Но близко друг друга не знали. Одновременно поступили в НКИ и оказались в одной группе. Вот тогда и начались серьезные отношения.
– Кроме спорта, у ректора есть время и на другие хобби?
– Мое хобби – путешествия, причем, с детства. Родители у нас с братом были еще молоды, когда мы были уже почти взрослыми. Поэтому с ними общались, чаще всего, как друзья. Отец был заядлым автомобилистом, механиком, своими руками ремонтировал машины – у нас в семье всегда имелась машина. Как раз поэтому я и поступил на машфак НКИ на специальность «Двигатели внутреннего сгорания», хотя закончил школу с серебряной медалью, а специальность эта считалась не особо престижной. Мог овладеть любой другой, но мне нравились двигатели внутреннего сгорания, нравятся и по сей день. И преподавание технологии производства и ремонта ДВС всегда было в удовольствие.
Так вот. Родители путешествовали и брали нас с собой, мы объездили и Крым, и Кавказ. Жили в палатках на территории от Керчи до Тарханкута. И когда появилась возможность – я купил машину, и мои дети тоже выросли «на колесах», путешествуя. Считаю, это полезно для саморазвития. Мне удалось побывать на всех континентах. Но мест, куда хотелось бы попасть, еще немало: и Рио-де-Жанейро, и Новая Зеландия. В 2004 г. так и не удалось туда слетать: уже были авиабилеты на руках – наш доклад был принят на научной конференции. Но грянула Оранжевая революция. И как же уехать в такой судьбоносный момент из страны?
– С момента создания университета прошло четверть века. Какими они были для вас? Удалось ли внести «свежую струю» в образовательный процесс города и страны?
– Мы успешно выполнили свою функцию «первой ступени ракеты». Создали кадровый потенциал, который состоит уже из наших выпускников, защитивших кандидатские и докторские диссертации, таких, как первый проректор Наталия Ищенко – выпускница даже не первого набора. Помните, Моисей водил свой народ в пустыне 40 лет? А мы 25 лет учили студентов, которые не давали взяток – у нас в вузе такое просто немыслимо! Такой дух у нас был, есть и, думаю, будет.
Для меня ЧНУ – не просто одно из лучших учебных заведений региона и Украины, это – дело жизни. Уже более 25 лет я живу мыслями об университете, о его проблемах, путях развития, людях. Без людей – это всего лишь каменные стены, а университет – живой организм, где должна пульсировать жизнь, создаваться особый микроклимат. Ежедневно нужно вселять в людей дух инициативы, побуждать к новым стремлениям и желаниям. Все, что было создано и создается в нашем университете, инициировано единомышленниками, мечтателями и оптимистами, неравнодушными учредителями, которые вкладывали душу в дело развития национального образования. Спасибо всем, кто всегда был и есть рядом. В 25 лет, друзья, всё только начинается. Поэтому – вперед, к новым победам!
– Лучше и не скажешь.
Беседовала Елена Кураса.