Крейсер «Украина»: продать, утилизировать или зарабатывать?

украина

Судьба недостроенного ракетного крейсера, ранее носившего название «Украина», чем-то напоминает судьбу всей нашей страны — великую, но извилистую, незадачливую и непредсказуемую. Корабль почти три десятилетия неприкаянно ржавеет у достроечной набережной Николаевского судостроительного завода (бывш. завод им. 61 коммунара). Крейсер строили для ВМФ СССР, потом для ВМС Украины, потом пытались продать, утилизировать, снова продать и т.д. Но еще с десяток лет назад прорабатывался и другой, оригинальный и уникальный для Украины вариант – создание на базе крейсера учебно-научно-культурного центра для обучения военных и гражданских моряков, а также зарабатывания денег на туристах.

Ракетный крейсер проекта 1164, задачей которого являлось уничтожение авианесущих соединений противника на океанских просторах, в т.ч. с помощью ядерного оружия, стал четвертым в серии «убийцей авианосцев», строившихся на заводе им. 61 коммунара. Его корпус под названием «Адмирал Лобов» спустили на воду в 1990 г. Однако с развалом СССР финансирование работ на крейсере, находившемся в готовности 96%, прекратили.
Позднее было принято решение о его достройке в качестве флагмана ВМС Украины, в марте 1999 г. заключили контракт на 28 млн. долларов, а летом того же года на корабле подняли флаг и поселили экипаж. Торжество запомнилось николаевцам забавной оговоркой тогдашнего президента Леонида Кучмы («зараз ми піднімаємо державний прапор на крейсері «Аврора») да обещанием министра обороны Александра Кузьмука, что к концу следующего года корабль выйдет в первое плавание. Правда, когда в декабре 2000 г. А.Кузьмуку, прибывшему в Николаев, напомнили об этом, генерал отрезал: «Меня неправильно поняли».
Дальше всё было плохо. Корабль не могли ни достроить (из-за отсутствия средств), ни продать. Продажа сделалась невозможной по множеству причин. Перехода крейсера в руки потенциальных покупателей – РФ, Китая или Индии – опасались США и другие страны НАТО, а сами потенциальные покупатели и близко не собирались платить цену, озвучиваемую украинской стороной – от 250 млн. долларов и выше. Отдавать столько за корабль, с каждым годом устаревающий морально и физически, они считали нецелесообразным. Самое смешное, что даже его порезка принесла бы не доход от продажи лома, а убытки. Согласно расчетам, сделанным еще на пороге XXI века, демонтаж оборудования и порезка крейсера обошлись бы в 70-77 млн. грн. в тогдашних ценах, но при этом доходы от реализации лома и оборудования, с учетом его работоспособности и процента износа, оценивались лишь в 40 млн. грн. К тому же, хотя верфь имеет опыт порезки корпусов, корабля таких размеров здесь не разбирали.
Как горько шутили корабелы-коммунаровцы, дешевле всего вывести корабль в открытое море и затопить. Но даже это осуществить не так легко, как может показаться: за годы простаивания завода подходной канал утратил глубины, сегодня они составляют 4-6 м, кое-где ещё меньше, тогда как осадка крейсера – около 7 м. Значит, нужно расчищать канал от ЧСЗ до НСЗ, а это дорогое и экологически не бесспорное удовольствие.
Так как же быть?
Группа энтузиастов во главе с руководителем туристического совета г. Николаева Олегом Кречуном и председателем Николаевского морского собрания Вадимом Черным недавно обратилась к городскому голове Александру Сенкевичу с предложением добиться передачи корабля в муниципальную собственность и создать на его базе учебно-научно-культурный центр. Идея мэру понравилась, хотя очевидно, что воплотить её в жизнь крайне сложно. А главное, нужны конкретные расчеты, во что выльется такой проект и будет ли он рентабельным.
На самом деле идея не нова и выдвигалась еще десяток лет назад. При этом её инициаторы понимали, что просто сделать из корабля музей – дело убыточное, которое никогда не окупится. Поэтому речь шла именно о комплексе, который объединял бы и учебную базу для моряков, и научную часть, и музей, и ресторан, и отель. Наверняка нашлось бы немало желающих сходить сюда на экскурсию, провести денек-другой в адмиральской каюте и попариться в адмиральской же сауне с бассейном.
– Изначально предлагали поставить корабль на вечную стоянку у нынешнего 8-го причала, – вспоминает Вадим Черный. – Но там потребовалось бы строительство сопутствующей инфраструктуры энерго- и водоснабжения, канализирования стоков. Поэтому разумнее оставить его на нынешнем месте, где такая инфраструктура есть, и только развернуть для зрелищности носом к Флотскому бульвару. Это давно заброшенная, неработающая часть завода. Да, она требует благоустройства, но в то же время здесь есть историческая стена Адмиралтейства, старые ворота, даже «винтажная» будка охранника. Согласитесь, было бы красиво.
По словам В.Черного, с таким предложением был согласен еще мэр Владимир Чайка и тогдашнее руководство Минпромполитики. Но мэр умер, министр сменился, потом министерство и вовсе расформировали, начался затяжной военный конфликт на востоке страны, и вопрос завис до лучших времен. С каждой сменой Кабмина вновь возникают разговоры о продаже крейсера, называются фантастические суммы – до 2 млрд. долларов. Но если его за десятилетия не продали даже по цене металлолома, то кому он нужен теперь, когда военные технологии и вооружение ушли далеко вперед, а корабль безнадежно устарел?
– Крейсер можно превратить в туристическую изюминку, как это сделали со старыми боевыми кораблями в США и Китае, – продолжает В.Черный. – Интересная экспозиция, виртуальные тренажеры, возможность поселения туристов на борту с ночевкой, развлечения, научный центр. Всё это реально. Вот в Одессе есть музей интересной науки, вход туда стоит 160 грн. – и очереди стоят, нет отбоя от желающих! Чем мы хуже, почему не создать привлекательный объект, куда бы с удовольствием ехали со всей Украины и из-за рубежа?!
– Начинать нужно с демилитаризации крейсера, – считает О.Кречун, – снять с него «секретку», вооружение, сдать на склады, что получится реализовать и вырученные деньги вложить в дело. Это оружие и технологии давно устарели, к тому же всё производилось в России и, с учетом нынешних взаимоотношений с нашим соседом, всё это мы не можем модернизировать и использовать. Зато появится «фишка» Николаева, привлекательный для туристов объект, назовем его условно «Город корабельных мастеров». А это – рабочие места, возможности для бизнеса, ведь туризм – это экскурсоводы, транспорт, гостиницы, общепит, изготовление и продажа сувенирной продукции, захватывающие театрализованные перфомансы, да то же катание на катамаранах, наконец! Такой возможностью грех не воспользоваться.
С таким подходом полностью согласен и В.Черный.
– В соседней Херсонской области, где туризму уделяется серьезное внимание, подсчитали, что один турист оставляет в регионе около 5 тыс. грн., а в целом годовой оборот отрасли составляет около 2 млрд. грн., – говорит он. – У нас дела обстоят намного хуже, нет реальной статистики, рынок не цивилизован, многие работают в тени. А главное – пока нет таких возможностей. И теперь представьте: маршрут на целый день в Николаеве – крейсер, Старофлотские казармы, Дикий Сад, зоопарк. Заманчиво? Прибыльно? Уверен, что да. Или вот ещё какая перспектива. Сейчас постепенно возрождается традиция захода круизных лайнеров в Одессу. Один судозаход – это две-три тысячи гостей. Одесситы говорят, что если у нас действительно появится масштабный и интересный комплекс на базе крейсера, с каждого лайнера они готовы отправлять десяток автобусов большой вместимости с экскурсантами. И это не туристы эконом-класса, это люди обеспеченные, готовые тратить серьезные деньги. Главное – заинтересовать их, предоставить продукт высочайшего качества.
Очередные Нью-Васюки? – скептично хмыкнет недоверчивый читатель. Возможно. Очень и очень многое здесь зависит не только от местных энтузиастов, но и от позиции Кабмина, Николаевской облгосадминистрации и мэрии. Однако инициаторы проекта настроены решительно и оптимистично. И, что важно, очень практично. Уже есть определенные наметки по организации всей затеи. Например, как провести квалифицированное обследование и ремонт подводной части корабля и швартовных сооружений с помощью водолазов, поскольку выполнить докование крейсера нереально по финансовым причинам. После диагностики можно снять и продать часть оборудования, главный двигатель производства ПО «Заря», который на протяжении десятилетий проходил необходимые регламентные работы и может быть использован «в мирных целях», например, под газоперекачивающий агрегат для газотранспортной системы. А высвободившееся машинное отделение тоже найдет свое применение. В перспективе для вечной стоянки корабля можно создать бетонный постамент, как это сделали с «Авророй». Не зря, должно быть, двадцать лет назад оговорился на борту «убийцы авианосцев» Леонид Данилыч…
Станислав Козлов.