Когда «кодама» не станут большими или как николаевцы пытаются защитить деревья от варварского «кронирования»

деревья

Знаете ли вы, кто такие «кодама»? Согласно японским поверьям, это лесные духи, которые вселяются в дерево. И тогда его запрещается рубить. «Кодама» переводится, зачастую, как «эхо» — это тот звук, который издают порой духи.

Какое они имеют отношение к украинскому Николаеву, расположенному за тысячи километров от Страны восходящего солнца? Оказывается, уже прямое. Недавно в районе яхт-клуба, в скверах Н. Аркаса и Адмиралтейском, парке Победы появились маленькие арт-объекты, на которых изображены желтые человечки-«кодама».
Об этом у себя на странице в «Фейсбук» сообщил николаевский журналист Олег Дорош.деревья
«Возвращаясь к теме уже подзабытых инсталляций и арт-объектов. Обнаружили с Игорем Арчибисовым вот такие интересные работы, размещённые на деревьях в Адмиралтейском, Аркасовском скверах и в яхт-клубе», – написал он.
В комментариях горожане отметили, что изображения «кодама» можно увидеть и в парке Победы, и в сквере Шевченко, и предположили, что они появились там, чтобы «защитить деревья от вырубки». Конечно, не сами по себе появились: небезразличные николаевцы таким образом пытаются оградить зеленый фонд города, который накапливался годами, от варварской вырубки и не менее варварского «кронирования», которое все чаще «радует глаз». К сожалению, этими действиями мы разительно отличаемся от соседних Одессы и Херсона: ни в том, ни в другом городе вы не увидите корявые обрубки некогда зеленых деревьев.
Но тот же яхт-клуб «кодама» не спасли: уродливые силуэты-столбики становятся его «визитной карточкой». Особенно жалко они смотрятся на фоне символичной скульптуры с двумя чайками. Охотно поверю в то, что ветви акаций, к примеру, очень хорошо горят – весело и дружно, и приносят пользу многочисленным яхт-клубовским точкам общепита. И никогда – в то, что у дерева могут высохнуть в одночасье все ветки до самого ствола, что в подобных случаях является причиной их спила.
Некоторые местные экологи уверяют: и акации, и тополю, и ясеню полезна «санитарная обрезка». Вероятно. Но после таких «санитаров» впору вызывать их коллег совсем из другого ведомства.деревья
Другой момент. Многие горожане, купив автомобиль, не желают разориться еще и на гараж либо на платную стоянку. И оставляют свои авто прямо во дворах, под окнами. То, что их драгоценные лимузины могут запросто обокрасть, их не пугает. А вот то, что рядом растущее дерево, которое, вполне может быть, посадил еще их прадед, может упасть и придавить чудо зарубежного автопрома – пугает, и очень сильно. Поэтому они стремятся всеми правдами и неправдами заполучить разрешение на его снос. Скажу сразу – дело это нелегкое, и в каждом подобном случае объект предварительно обследует комиссия отдела благоустройства департамента ЖКХ. Не всегда она благосклонно воспринимает желание заявителя. Однажды у дома на ул. Образцова – угол Декабристов довелось стать свидетельницей такой сцены: пожилая женщина, выразительно жестикулируя, доказывала двум сотрудницам то ли департамента, то ли ЖЭКа, что клены, растущие вдоль улицы довольно далеко от ее окон, заслоняют солнечный свет. Те пытались ее отговорить, приводили весомые аргументы… В том числе и тот, что окна ее находятся… на первом этаже, и заслонить свет тонкие, длинные, безлистные стволы никак не могут. Чем дело кончилось, не знаю, но судя по тому, что клены зеленеют и сегодня – пенсионерку переубедили.
Во дворе дома №12 по ул. Соборной ситуация сложилась иначе: по одним слухам, именно автомобилисты-любители наняли «пильщиков», дабы те избавили их от «тополиной угрозы». Четыре здоровых – судя по срезам – дерева были уничтожены. Одно, так сказать, «кронировано». Двор завален ветками, и отнюдь не сухими. Согласно другим слухам, это начало масштабной замены «аллергичных» деревьев в городе на неаллергичные. Но вряд ли это касается дворов.деревья
Улица Лягина, 29-а. Бесхозный детсад и его не менее запущенная территория. Лет 5 назад неизвестной принадлежности ЗИЛ вывез оттуда распиленные пирамидальные тополя. Там-то кому они мешали? Нет, пошли на дрова – чего добру пропадать?
А в этом году чьи-то руки там «дошли» и до огромного «черного тополя» из разряда «пушащих». Да еще как пушащих! Ежегодно в течение пары недель пол-двора он заваливает самой настоящей ватой. Под искалеченным тополем остался стоять одинокий столик со скамейками, вкопанный в незапамятные времена. Вот только никого он не манит присесть: тени нет, и вряд ли она появится в ближайшие годы. Если дерево и оправится, то вместо роскошной зеленой «шапки» на нем в лучшем случае будут расти лишь мелкие «островки». Радикальное решение проблемы «пушения», что и говорить! А ведь в древних Греции и Риме тополями обсаживали площади, места народных собраний, отсюда и название: тополь по-латыни – populus, «народный».
Уж сколько раз твердили миру: аллергия – не от «ваты» тополиной случается, а от пыльцы других растений, которые она переносит. Не будет ваты – пыльца к вам придет напрямую. Тополя в свое время активно использовались для создания зон зеленых насаждений из-за своего быстрого роста – уже через 10 лет после посадки из саженца вырастает полноценное дерево, дающее тень. Листва тополя служит прекрасным фильтром для городского воздуха, наполненного вредными веществами от выхлопных газов. Тополь выделяет кислород и поглощает углекислый газ в десятки раз интенсивнее, чем деревья других пород. А березы? Не мешают? Тем не менее, их цветение у многих тоже вызывает аллергию, о чем весной постоянно напоминает «Гисметео», публикуя процент концентрации березовой пыльцы в воздухе. У меня под балконом растет береза… а-а-пчхи! Об амброзии, которая в августе-сентябре заполоняет город, и говорить не приходится.деревья
Но городская власть в очередной раз взялась именно за замену аллергичных деревьев. И, похоже, серьезно. Мэр Александр Сенкевич даже чуть ли не городской «референдум» по этому поводу собирался провести. Да что там собирался – на днях позвонили из какого-то агентства с невнятным названием и попросили принять участие в соцопросе. Вопросы касались благоустройства города, в том числе – инициативы по замене тополей и платанов. Вот не понимаю – как можно в центре города заменить платаны? Эти махины, которым, дай Бог памяти, не меньше 60-ти лет и среди которых попадаются экземпляры совершенно выдающиеся, даже для юга Украины, как, например, тот, что растет в детском городке «Сказка»?
И что – вместо? И сколько оно, то, что «вместо», расти будет? Вадим Андреевич Сердцев, известный самодеятельный озеленитель, высаживающий за свой счет тысячи деревьев, у нас один, к сожалению.
И куда деваться на улице от 40-градусной жары? Пусть ответят на это инициаторы замены, которые, в основном, перемещаются по улицам на автомобилях с кондиционерами, и ножками по плавящемуся летом асфальту ходят редко. Аллергики? Не думаю, что семена платанов являются такой уж большой проблемой для них на фоне развитой фармакологии – выбор антигистаминов сегодня особенно велик. В Средней Азии чинары (платаны) почему-то не трогают, в Каннах на знаменитой на весь мир набережной – тоже, в Барселоне, Берлине вопрос вообще не стоит. Да и в прежние годы – разве чихающих от семян платанов в городе было меньше? Сомнительно. Диетологи, кстати, предлагают особую диету во время распространения тополиного пуха. Рекомендуется исключить из своего рациона сельдерей, морковь, овсяную кашу. Ограничить употребление углеводосодержащих продуктов: выпечки, сладких напитков, особенно газированных.деревья
Собственно, мини-опросом можно назвать и комментарии под новостью о замене деревьев на одном из наших сайтов. Надо сказать, что противников этого все же больше: «Зачем изобретать что-то. Вся Барселона в платанах, и никто их не вырубает. Просто каждые пять лет омолаживают, чтобы не цвели и не были аллергичными, и не падали… За ними нужно следить, вовремя обрезать». «Тополиный пух – всего лишь «транспорт», сам по себе не является аллергеном.
А от каштанов тоже много мусора. И от кленов тоже. И с ольхи сережки валятся. Шелковица много грязи разводит. И акация… От одного человека проблем нет. Вопрос один – а что взамен?
А то сакуры нам уж показали, спасибо. И самшитовые кусты – тоже», – иронизируют николаевцы.
Есть у проблемы и другой ракурс, впрочем, так всегда с ними, с проблемами, бывает. Довелось на днях побывать во дворе дома №57 по ул. Генерала Карпенко. Следы «незабываемого» мартовского урагана там видны до сих пор: пять необъятных тополиных пней с вывернутыми корнями, лежащие в ряд. Жильцы рассказали, что ветер «уложил» высоченные деревья прямехонько на трубу воздушной теплотрассы, и кипяток, хлеставший из нее, заливал двор не один час. Значит, надо как можно чаще обследовать и выявлять потенциально-аварийные деревья. Но предугадать такой разгул стихии невозможно, так же, как и то, какое из них – наименее стойкое, и теоретически может свалиться на детскую площадку или автомобиль. Ураганы и в благополучной Европе случаются, и деревьев там они валят не меньше, нанося аналогичный вред жителям. Так, очень много платанов в Париже: и платановые аллеи, и отдельно растущие особи. Ветки у парижских платанов специально обрубаются, чтобы деревья казались «стройнее». Один из самых старых, разлапистых платанов Парижа «проживает» в районе Монсо, скоро ему должно стукнуть двести лет.
Кто знает, может, глядя на него, поэт Марк Лисянский и написал эти знаменитые строчки: «Я и в городе Париже Николаев вспоминал…»?
Елена Кураса.
Фото автора и Натальи Христовой.