К 115-летию со дня рождения Леонида Луккера, талантливого режиссера, который спас один из театров Николаева от исчезновения

Луккер
''Жди меня'' К. Симонова. Сцена из спектакля. Реж. Л.Луккер. г. Алапаевск, 1943 г.

Есть в истории Николаева личности, незаслуженно забытые. Люди, которые внесли огромный вклад в его развитие, в частности – культурное, но остались в тени более амбициозных, конъюнктурно-крикливых, эпатажных деятелей. В связи со 115-летием со дня рождения (26 августа), уместно вспомнить о Леониде Луккере, талантливом режиссере и художественном руководителе, благодаря которому николаевцы в течение многих десятилетий имеют неоценимую возможность гордиться старейшим творческим коллективом города – Николаевским академическим художественным русским драматическим театром, не догадываясь даже, что в далекие 40-е гг. он мог навсегда исчезнуть с театральной карты Украины.

Луккер
Леонид Луккер

До появления в Николаеве молодой Леонид Луккер заслужил уважение культурного сообщества СССР как организатор театра оперетты в Свердловске (Екатеринбург). Получив задание от партийных чиновников, 28-летний Луккер справился с ним на «отлично»: в качестве директора и художественного руководителя в одном лице сформировал труппу, организовал непростое театральное дело. Сегодня Свердловский государственный академический театр музыкальной комедии – процветающий творческий коллектив, один из ведущих театров России.
Николаевский русский театр Леонид Луккер возглавил в 1936 году. Новый художественный руководитель сбалансировал репертуар, в равной степени насытив его классическими произведениями высокого литературного уровня и свежими наработками современной драматургии. «Анна Каренина» по Л. Толстому, «Дубровский» по А. Пушкину, «Мачеха» О. де Бальзака, «Коварство и любовь» Ф. Шиллера вполне успешно соседствовали с новомодными «Очной ставкой» бр. Тур, Л. Шейнина, «Землей» Н. Вирты, популярными во всем Союзе «Любовью Яровой» К. Тренева, «За океаном» Я. Гордина.
Сегодня уже невозможно с точностью определить, почему в 1939-м Луккер покидает Николаев, но зная о непростых перипетиях общения с НКВД на тему сотрудничества с артистом Галичем (беглым князем Голицыным), которого новый художественный руководитель принял в труппу, логично предположить, что причина – в излишнем внимании к его персоне и творчеству в связи с этим делом.
Как подтверждение данной версии – размещенная в 1937-м в газете «Советское искусство» статья-пасквиль под названием «Луккер остался в стороне». В рубрике «Письма читателей» некто С. Башелин обвиняет Луккера в развале театра, в сознательном провале «всей массово-политической работы». Более того, Луккер якобы привел в коллектив «своих людей», которые занимаются его «обслуживанием», и за счет театра выстроил себе дом и купил автомашину. К слову, автомобиль был куплен на авторский гонорар за инсценировку «Анны Карениной», которая с огромным успехом шла сразу в нескольких театрах страны, и был отдан в 1941-м для нужд фронта обкому партии в Полтаве (именно там на гастролях застала театр война)…
Итак, исчезнувший на год Луккер в 1940-м вернулся, снова возглавил театр и до начала Второй мировой поставил еще ряд безусловно качественных спектаклей – «Хищница» О. де Бальзака, «Кровавая шутка» по Шолом-Алейхему, «Кремлевские куранты» Н. Погодина, «Анджело, тиран Падуанский» В. Гюго, «Лейтенант Волгин» В. и В. Таратутиных.
Согласно постановлению исполнительного комитета Николаевского областного совета депутатов трудящихся № 3143 от 2 августа 1941 года, творческий состав областного театра имени Чкалова (имя летчика-героя театр носил с 1939 по 1994 гг.) был эвакуирован на Урал. Конечно же, всё театральное имущество осталось в Николаеве. Когда приехали в Свердловск, выяснилось, что в очереди на размещение в этом городе они далеко не первые – тут же стояли составы с коллективами московских театров. Молодая профессиональная труппа из провинциального украинского Николаева, труппа, которой не исполнилось и 10 лет, оказалась никому не нужной. Театр попросту расформировали.
Луккер и его жена, актриса Огонь-Догановская нашли творческое убежище в Смоленском театре, перемещенном в Первоуральск. Но Луккер не был бы Луккером, если бы сдался так просто, без борьбы. Его усилия возродить Николаевский русский театр увенчались успехом: 14 мая 1942 года спектаклем «Парень из нашего города» К. Симонова был открыт новый сезон в Доме культуры металлургов скромного рабочего городка Алапаевск Свердловской области.

Луккер
«Любовь Яровая» К. Тренева. Сцена из спектакля. Реж. Л.Луккер. г. Алапаевск, 1943 г.

Понимаете ли вы, что это такое: организовать полноценную работу театрального коллектива, что называется «с нуля» да ещё в ситуации, когда «Все для фронта, все для Победы!»? Из чего шить костюмы? Из чего изготавливать декорации? Как обойтись без рабочих сцены, столяров, швей, костюмеров, бутафоров, реквизиторов? Актеры, вернувшиеся в родной коллектив, не гнушались никакой работой – сами шили, гладили, строгали, мастерили нехитрое оформление сцены. А Луккер просил у местной власти помощи – краску, старую мебель, бумагу, дерево, ткани…
И буквально за считанные месяцы театр заблистал роскошными постановками, «костюмными», как это принято говорить в театральном мире, спектаклями: «Собака на сене» Лопе де Вега, «Женитьба Белугина» А. Островского, Н. Соловьева, «Забавный случай» К. Гольдони, «Стакан воды» Э. Скриба, «Пигмалион» Б.Шоу, «Без вины виноватые» и «Бесприданница» А. Островского. Но особую гордость коллектива, безусловно, составляли спектакли идейно глубокие, призывающие к защите Родины от врага: «Жди меня» К. Симонова, «Надежда Дурова» А. Липскерова, А. Кочеткова, «Беспокойная старость» Л. Рахманова, «Вынужденная посадка» М. Водопьянова, Ю. Лаптева, «Петр Крымов» К. Финна и другие. В программках – призывы нещадно бороться с захватчиками. В стремлении подчинить работу театра интересам фронта вернувшийся к творчеству коллектив видел свою великую миссию.

Луккер
»Надежда Дурова» А.Липскерова, А.Кочеткова. Сцена из спектакля. Реж. Л.Луккер. г. Алапаевск, 1942 г.

В первый же театральный сезон в Алапаевске коллектив, несмотря на огромные трудности, выпустил 12 премьер. А за 27 месяцев работы на Урале создал 27 новых постановок. Было сыграно более 400 спектаклей, дано 216 концертов, в том числе – для военных. Провели 45 целевых мероприятий по сбору средств для помощи семьям и детям фронтовиков. На деньги театра был построен самолет «Николаевский театр Чкалова». Коллектив мощного идейного и творческого потенциала, «чкаловцы» были необходимы обществу, снова, но уже на чужой земле, заслужили безграничную любовь и доверие зрителя. В Николаев вернулись сразу после освобождения от оккупантов – в 1944 году. Приехали не с пустыми руками – привезли с собой два вагона нажитого в Алапаевске театрального имущества.
Как и бывает в жизни, за доброе дело добром не платят. Хотя, следует отметить, звание заслуженного артиста Луккеру в Москве предлагали, но он отказался – не то, мол, время, война идет. А после реэвакуации художественного руководителя обвинили… в раскрадывании имущества возобновившего свою работу театра! Луккер покинул коллектив, уехал работать в Днепропетровск, судился и выиграл суд – перед законом оказался чист. Но, понятное дело, николаевский период в его творческой судьбе был окончен.
О Леониде Викторовиче Луккере в сегодняшнем русском театре Николаева можно узнать в музее: на стендах висят фотографии, видеоэкскурсия повествует о возрождении театра в 40-х годах прошлого столетия. Литературной частью театра всячески поддерживается связь с его родными в США и здесь, в Николаеве. То, что сделали в свое время Луккер и команда его единомышленников, – настоящий подвиг. И ценность этого подвига в том, что не ради себя совершал его Луккер – во имя счастливого будущего коллектива Николаевского русского театра. Поневоле задумываешься: многие ли сегодня на такое способны? Многие ли наши современники готовы положить свою судьбу на алтарь искусства?
Марина Васильева.