История дачного буфета

история

— Бабушка! — раздался радостный крик.
Она вышла на крыльцо, прошлась по дорожке к обрыву, за которым виднелся пляж, и посмотрела вниз. На берегу расположилось величественное строение из песка, над которым трудились ее внуки.
— Посмотри, что мы с папой построили! история
Сын с внуками, довольные и гордые, смотрели вверх, приглашая ее разделить с ними радость.
— Ах, какие молодцы! Сейчас спущусь! -сказала она, и, положив в корзинку пакет с черешнями, которые только что сорвала с дерева, пошла к реке.
Замок-крепость был великолепен: высокий, многоярусный, с множеством маленьких дорожек и лестничек, окруженный со всех сторон рвом, в котором проступала вода. На вершине центральной башни был установлен шпиль из камышинки, а через ров был проложен мост из палочек.
— Вот это да! — сказала она, — настоящие строители!
Старший внук Мишка, которому уже исполнилось целых 10 лет, сразу ухватился:
— Эх, если бы у меня был не песок, а настоящие маленькие строительные материалы, я б такое построил! Как в майнкрафте! Я умею строить! А песок – это не настоящий строительный материал. Сейчас пройдет танкер или сухогруз и волной все смоет.
Она посмотрела на внука: какой он умный, красивый, рассудительный, и очень похож на своего дедушку Толю. И не потому, что это ее внук и значит – самый лучший, а потому, что так оно и есть. Она ведь очень объективная бабушка.
Она вспомнила, как в первые дни знакомства со своим мужем, он постоянно рассказывал, какой у него умный, талантливый и уважаемый в городе папа. Ей это казалось странным. Ну, у всех папы «самые, самые»! Но — скромнее надо быть!
Позже она убедилась в том, что муж был прав, и сама гордилась, что стала членом семьи Оконских, глава которой был честнейший, порядочный и справедливый человек, профессионализму которого могли позавидовать ведущие специалисты Николаева.
Милка, маленькая внучка, подбежала:
— Это что? Черешни? Дай!
Вот вам немного ягод поклевать, сфотографируйте ваш шедевр для мамы и собирайтесь, скоро будет готов обед!
Она еще раз полюбовалась внуками, посетовала, что так редко они приезжают к ней из Киева, вспомнила, что самой было всегда некогда, похвалила еще раз сына и внуков за труды, и пошла наверх, в дом
***
Оглядывая с берега строения наверху, не переставала удивляться, как так удачно, удобно, надежно построил ее свекор эту дачу: да, она стоит прямо на высоком берегу: («ласточкино гнездо», так она ее называла), но усадочные трещины спустя 38 лет только начали проступать. У многих соседей по берегу, земля с постройками ушли вниз, а наша – стоит! И еще стоять будет!
38 лет даче?! Она даже вздрогнула от внезапного осознания. Столько, сколько ее старшему сыну. Она помнит, что в день его рождения, в апреле, свекор посадил абрикосы и яблони. Яблонь уже нет, а абрикосы стоят, правда одна в виде сухой инсталляции, а вторая еще и абрикосами в это лето угостит.
Она любила свою дачу. Своей она стала только после смерти свекра, Анатолия Павловича, а до этого, поездки сюда ей не нравились. Хотелось отдыхать, купаться, загорать, а нужно было копать-ковырять – собирать — сажать, и еще уйма всего. Когда же она ее полюбила?
Тогда, когда в первый раз посадила Свое растение, и следила, как оно растет и плодоносит (или цветет), ей больше нравилось «цветет», плоды интересовали не очень.
Открыв входную дверь, она попала в просторное помещение, служившее гостинной, столовой и кухней, от нее шли две двери в комнаты-спальни. Как всегда порадовалась профессионализму свекра: очень удачная планировка, в те годы старались делать большие комнаты, а кухня обычно была маленькая. Так как все собирались обычно на кухне, то ей нравилось, что у них такое большое помещения для общения.
Прямо по центру, во всю стену стоял ее любимец – огромный резной Буфет, размером почти до потолка, из натурального дерева, с ящичками, полочками, выдвижным столом. Немецкий красавец!
Его купили родители мужа, сразу после войны, значит ему уже 75 лет, столько, сколько лет нашей Победе. Привезли прямо из Германии, из Берлина, где молодой Анатолий сочетался законным браком с Марией. Там родился их старший сын Виктор, названный конечно в честь Великой победы.
Как это было? Мальчика Толю, окончившего строительный техникум, студента 3 курса строительного института, призвали в армию 23 декабря 1941 года, когда ему было всего 24 года. Он ушел из села Черное Одесской области и попал в 5 ударную армию РККА (Рабоче-крестьянская красная армия) в звании младшего лейтенанта. В сентябре 1943 года его назначают командиром дорожного взвода, дорожно-комендантской роты, которые входили в инженерно-строительные войска. Это значит, что он всю войну строил. Война разрушала – а он строил, строил дороги, возводил переправы, восстанавливал связь.
Он не любил рассказывать о войне. «Там убивают людей» однажды сказал свекор, и она приняла это объяснение.
«Главные черты тов. Оконского — добросовестность, высокая дисциплина и культурность в работе», так было написано в наградном листе. Эти черты он пронес через всю жизнь.
Только из документов о награждении медалью «За боевые заслуги», она узнала, что «в течение суток взвод тов. Оконского восстановил мост на армейской дороге перед городом Николаевом», еще узнала, что взвод, которым он руководил, «досрочно выполнил задание по восстановлению лежневой дороги в плавнях реки Днепр», и еще: «в период скрытного сосредоточения армии на реке Висла, тов. Оконский провел большую работу по сопровождению войск армии».
Ей больше всего нравилось, что еще одним поводом для награждения послужило то, что «в период наступательной операции на территории Германии, тов. Оконский возглавлял группу по изысканию трофейного горючего, при этом было найдено бензина 0,5 тн, и 0,5 тн автола, что дало возможность роте выполнить поставленную перед ней задачу» — так было написано в наградном представлении, которое она нашла в интернете. Она прямо представляла себе, как тов. Оконский, которому исполнилось 28 лет, ночью, под обстрелами, находит цистерны с горючим и спасает свою роту. Эх, почему не расспросила поподробнее? Почему ей казалось, что свекор будет жить долго, и еще успеет рассказать обо всем?
В Германии он тоже строил. Строил дома для военнослужащих, казармы, военные городки. Есть ли еще более мирная и нужная профессия, чем строитель? Там свекор познакомился со своей будущей женой, Марией, старшим фельдшером роты, которая тоже прошла всю войну от Астрахани до Берлина. Мария была на два года младше, писаная красавица, и очень похожа на него, такая же «добросовестная, дисциплинированная и культурная в работе».
Мария Антоновна была Матерью с большой буквы. Свою главную задачу после рождения третьего сына она выполняла на «отлично», в доме всегда было уютно, чисто и сытно. Очень сытно. Так, как готовила свекровь — не готовил никто.
Она вспомнила, как по молодости пререкалась со свекровью по поводу воспитания, лечения, образования ее внуков, но всегда восхищалась ее кулинарными способностями, в этом ей не было равных. Вся большая семья помнит ее фирменные блюда и готовит их по сегодняшний день.
И вот в 1948 году вернулась семья молодых Оконских из Германии, и привезла великолепного исполина — Буфет, которому не было равных. Он был белоснежного цвета, приехал из самой заграницы, был украшен такими красивыми вензелями, резьбой, что покорял своим великолепием любого, кто с ним встречался. С ним приехали кровать, шкаф и, конечно же, сервиз «Мадонна».
Сначала он стоял в двухкомнатной квартире Анатолия Павловича и Марии Антоновны. Потом дети подросли, и нечаянно разлили зеленку на поверхность стола Буфета. Решив исправить положение, покрасили его морилкой в «коричневый» цвет, за что были биты. Обычно Анатолий Павлович клал троих мальчишек поперек дивана и прохаживался по ним ремнем. Все виноваты – получайте! Так было и этот раз.
Затем дети выросли, и пошли по стопам отца, стали военными строителями и разъехались. Старший – в Монголию, средний – в Ленинград, младший, ее муж, остался в Николаеве, а Анатолий Павлович все строил. Строил жилые дома, общежития, казармы, военные городки. Вернее, он работал в Квартирно-эксплуатационной части, по заказам которой воинская часть (стройбат) №39821, расположенная по ул. Садовой в Николаеве, строила объекты, а он их принимал в эксплуатацию. Широкий Лан, микрорайон Соляные, Большая Корениха, Чернобаевка, практически все было построено при его участии, строили в Молдавии, Херсоне, Одессе. Как представитель заказчика он облазил с проверками все этажи, все закоулки строящихся зданий. Принимал работу очень строго, его боялись и уважали. Неподкупен был от слова совсем. И строил, строил, строил. 70 лет трудового стажа – сколько людей может этим похвалиться?
Буфет за это время перекочевал сначала в их съемную квартиру, где был наполнен вместо сервиза «Мадонна» пеленками и кастрюлями, затем в новую, построенную младшим сыном, ее мужем, квартиру, где заменял роль «стенки», так любимой в то время. Но когда желанная «стенка» была куплена, Буфет стал слишком громоздким для маленькой квартиры, и его вывезли на дачу.
Дачу, которую Анатолий Павлович сам спроектировал, и сам строил. При его должности и возможности сегодня такую дачу люди строят за месяц. А он строил всю оставшуюся жизнь. Не хватало средств, а взятки он не брал. Второй этаж так и не успел довести до конца. Умер он в 2003 году, в возрасте 86 лет, в звании полковника. Работал до последнего дня. В трудовой книжке записано: уволен в связи со смертью. Свекровь пережила его на 4 года
В 1985 году он получил Орден Отечественной войны II степени. Не любил свекор рассказывать о войне. Не успела она его расспросить. Как всегда – некогда. Невосполнимая потеря.
***
За окном послышался шум. Это поднимались с пляжа дети. Маленькая Милка, которая первый раз приехала к бабушке на дачу, зашла в дом.
— Мила хочет кушать! — с порога заявила она.
— Сейчас я вас накормлю самым вкусным обедом на земле, по рецепту вашей прабабушки! Мила, возьми тарелки из буфета!
-Буфет? Это такой красивый шкаф?
— Да. Вот подрастешь, и я расскажу тебе историю этого красивого шкафа.
Она подумала, что вот уже нет свекра, свекрови, ушел старший сын — брат мужа, сколько всего важного, нужного, интересного, они не успели рассказать, и не только потому, что не хотели, а потому что некому было слушать, очень быстро бежит время, и очень много забот. Когда еще приедут к ней дети? Успеют ли они ее выслушать?
После обеда, убрав со стола, она усадила всех вокруг себя, и сказала:
— Саша, Мила, Миша, а сейчас я вам расскажу историю дачного буфета!
Наталия Оконская.