Исповедь «ковидного» больного

8:33
ковид, COVID-19, пульсоксиметр, коронавирус

Еще недавно многие николаевцы выражали уверенность, что никакой пандемии COVID-19 на самом деле не существует, а автора этих строк обвиняли в паникерстве за любое напоминание о необходимости соблюдать меры предосторожности. Сегодня, когда ковидом болеют массово, настроения изменились, – скептиков стало в разы меньше. Коварный вирус пришел во многие семьи. И оказалось, что мы к нему, мягко говоря, не очень готовы.

Человек, рассказавший корреспонденту «ВН» о том, как переболел COVID-19 , просил не называть своего имени. Мы выполнили его просьбу. Само повествование о болезни для многих будет поучительным. И главное – не занимайтесь самолечением! При любых симптомах респираторного заболевания обращайтесь к врачу, если он не захочет вас принять – проявите настойчивость. От этого может зависеть не только ваша личная судьба, но также жизнь и здоровье окружающих.
В начале сентября гр-н N, человек предпенсионного возраста, почувствовал недомогание, начался глухой изнуряющий кашель. Общее состояние – словно пребываешь на грани обморока, «на автопилоте». Ближе к вечеру, когда температура поднялась до 38,8, он попытался дозвониться семейному врачу. Но у той мобильный телефон был отключен. На ночь выпил жаропонижающее, витамины, но почти всю ночь не спал – его душил кашель.
Следующий день – суббота. Состояние плохое, температура с самого утра не ниже 38, жаропонижающее не помогает. Наконец дозвонился до семейного врача. Та порекомендовала лечение для снятия симптоматики – антибиотики, витамины, цинк, а для членов семьи – витамины и антивирусные препараты.
Ночь на воскресенье тоже была бессонной – температура 38, удушающий кашель, общая слабость и бессонница. На следующий день состояние только ухудшилось, а к понедельнику стало ещё хуже.
Поскольку вызвать врача на дом оказалось нереально, с температурой и общей слабостью N отправился к семейному доктору, долго сидел в общей очереди в забитом людьми коридоре. Врач предположила возможность бронхита, рекомендовала продолжать принимать те же лекарства и придти на осмотр через четверо суток.
Все эти дни нашего собеседника донимал изнуряющий сухой кашель, температура то поднималась, то спадала. Пропало обоняние и вкусовые ощущения.
Примерно на 5-6 день с начала болезни появились признаки заболевания у жены и взрослой дочери, живущих в той же квартире: субфебрильная температура, небольшой кашель, общая слабость. Чуть позже пропало обоняние и у них.
Через четыре дня больной пришел на второй по счету прием к врачу. Узнав об отсутствии обоняния, она дала направление на ПЦР. Проверила сатурацию – кислород в норме, прослушала фонендоскопом – легкие чистые. Однако, будучи наслышан о том, что коронавирусная пневмония часто не диагностируется ни прослушиванием, ни рентгеном, N попросил дать ему направление на компьютерную томографию. Направление дали. К слову, в перемещениях по городу его на тот момент никто не ограничивал, о соблюдении режима самоизоляции – не предупреждал.
На следующий день больной поехал в горбольницу №3 на КТ. Чтобы не подвергать опасности здоровье других, ехать решил не в такси и не в маршрутке (они часто переполнены, а масочный режим на тот момент соблюдало максимум 5-10% пассажиров), а на трамвае: в электротранспорт без масок пассажиров обычно не пускают, салон большой и можно сесть подальше ото всех. С температурой и сильным кашлем ослабленный больной отправился в утомительное путешествие.
На КТ в больнице пришлось выстоять очередь – с десяток человек – и заплатить за исследование 1 тыс. грн. без подтверждающих финансовых документов. Время тянулось медленно, пациенты дышали и кашляли друг на друга. И хотя врач-диагност сразу видит состояние легких, за результатом ему сказали придти только через два часа. Столько времени ждать в больнице больной не мог из-за своего состояния (нужно принять лекарства, обеспечить себе обильное теплое питье, справлять естественные надобности) и предпочел вернуться домой. Боясь заразить других, пошел домой пешком, из-за чего окончательно обессилел. Поэтому второй раз ехал туда и обратно на маршрутке. Результат КТ шокировал: двусторонняя пневмония с поражением 25% легких.
Пытался звонить семейному врачу, но в субботу и воскресенье телефон был отключен. Снова две бессонные ночи – при жутком, выворачивающем кашле уснуть было невозможно. К тому же, вместо того, чтобы вылежаться, из-за двукратного похода в больницу он намотал пешком около 10 километров, что тоже не лучшим образом сказалось на самочувствии.
Узнав результат КТ, жена и дочь, не дожидаясь рекомендаций врача, к прописанным им ранее лекарствам добавили антибиотики.
Наконец, дозвонился врачу. Та к назначениям добавила уколы.
В понедельник, на 11 день болезни, позвонил в амбулаторию: результатов ПЦР еще нет. Поскольку семейный врач сама ушла на больничный, записался к другому врачу на вечер вторника. Во вторник наш собеседник несколько раз звонил, пытаясь узнать результат ПЦР. К обеду он его узнал: COVID-19! По телефону его расспросили о течении болезни, о состоянии жены, дочери и запретили идти к врачу. Всю семью отправили на самоизоляцию, пообещав, что в течение 1-2 дней к ним на дом приедет мобильная бригада, чтобы взять тест у остальных членов семьи.
И вот тут – самое интересное: к ним никто так и не приехал: ни через день, ни через два, ни через неделю! Из амбулатории тоже никто не звонил, состояние больного COVID-19 никого не интересовало. Наш герой дозвонился сам, и его огорошили: приема у врача нет, почти все медики заболели либо в отпуске, а бесплатный ПЦР членам семьи делать никто не будет: просто сидите дома и принимайте лекарства, которые вам прописали.
Только на 18-й день болезни к N вернулось обоняние. К тому времени температура прошла, самочувствие улучшилось, но по-прежнему донимал резкий сухой кашель. Больной ощутимо потерял в весе, лицо осунулось, посерело и побледнело, – хоть в фильме ужасов снимайся!
Лишь на 21-й день болезни ему удалось, наконец, попасть на прием к врачу. Его выписали на работу на 25-й день с момента появления первых симптомов заболевания, притом, что кашель до конца не прошел. Повторного ПЦР не сделали, мотивировав тем, что миновало больше двух недель с начала заболевания, и тест не нужен.
К моменту выхода N на работу у его жены о дочери обоняние по-прежнему отсутствовало, у супруги продолжался кашель. Через несколько дней она тоже решила сделать КТ, результат – пневмония. Она продолжила принимать ранее прописанные препараты.
В итоге вышло, что в период активной фазы заболевания N с двухсторонней пневмонией две недели (!) де-факто находился без медицинского наблюдения. Могло случиться всё, что угодно, но, слава богу, пронесло.
Исходя из рассказанной истории, видно, что уже в сентябре медицина не справлялась с потоком «ковидников», а врачи начинали массово болеть. С тех пор всё только ухудшилось, поток инфицированных значительно вырос. Очевиден и тот факт, что значительная часть людей не попадает в официальную статистику инфицированных, ведь жене и дочке N ПЦР-тест так и не сделали. Бюджетных ПЦР-тестов вообще не хватает.
Наш собеседник полагает, что заразился от младшего брата. В конце августа у того проявилась симптоматика ОРВИ с кашлем, непривычной сухостью в горле и носу (хотя у мужчины, на минуточку, хронический ринит), субфебрильной температурой, тяжестью в груди. Брат попытался обратиться к семейному доктору, но не тут-то было: запись у той была заполнена на неделю вперед. По телефону он получил немудреные инструкции: сидеть дома (без больничного), если повысится температура – пить жаропонижающие, а если самочувствие резко ухудшится – звонить в «скорую». В тот же день брат отправился к частному специалисту, и ему диагностировали острый бронхит, выписав антибиотики, противовирусные, иммунноукрепляющие препараты и отхаркивающее. Забегая наперед, к семейному доктору он так и не попал, направления на бесплатный тест тоже не получил. Аргументация была очень проста: «Если вы не зафиксированы как контактное лицо, значит, у вас не COVID, и тесты на вас тратить никто не будет». При этом аналогичная симптоматика наблюдалась и у членов его семьи.
«Ну, раз врач сказал, что не COVID, то и дома сидеть нечего», – решил брат, и уже через неделю вышел на работу. Затем в течение двух дней подряд встречался с N, а еще через два дня у того тоже проявились симптомы COVID. Не исключено, что именно от младшего брата, которого отфутболили врачи, N и подхватил коронавирус.
Больше всего нашего собеседника возмущает ханжеское отношение государства к пандемии и безвозвратно упущенное время, которое страна могла использовать для того, чтобы лучше подготовиться к всплеску заболеваемости.
«В мае моя жена вернулась из-за границы и попала на самоизоляцию под контролем программы «Дия», – вспоминает N. – Несколько раз в сутки по первому требованию ей нужно было зафиксировать в смартфоне свою геолокацию. Однажды мы забыли его зарядить, и когда включили, он буквально разрывался от звонков и сообщений «контролеров». Уже через две минуты под нашим подъездом стояла полиция. Нас предупредили: еще один «залет», и нам впаяют штраф 17 тыс. грн.».
А ведь тогда эпидемия только начиналась. Зато теперь, когда самоизоляцию действительно нужно жестко контролировать, этого не происходит. Как показала наша история, «контактникам» и людям с «ковидной» симптоматикой не делают тестов, больные по две недели остаются без медицинского наблюдения, вынуждены пользоваться общественным транспортом, часами сидеть в очередях в медучреждениях. А как больному и его контактным близким соблюсти режим самоизоляции, если нужно в магазин, аптеку или еще куда-то; кто сделает укол?
Коронавирус продолжает стремительно распространяться. Сейчас к этому добавятся грипп и сезонные респираторные заболевания. И что будет тогда, если медицина не успевает справиться с потоком больных уже сегодня?
Станислав Козлов.
P.S. Мы сознательно не называем препараты, которые принимал герой нашего повествования. Их подбор должен осуществлять только специалист индивидуально для каждого больного. Помните: в ситуации с COVID-19 самолечение, равно, как и наплевательское отношение к проблеме, к добру не приведет!