Хроника городской жизни: март-2020. Наиболее важные и резонансные события месяца

13:08

Откройте «Вечерний Николаев» в Google News и  Телеграм-канале

Коронавирус в Николаеве, имбирь, маска, коронавирус

Не поймешь эту погоду с её рекордами: если несколько дней в начале марта были признаны в Николаеве самыми теплыми за всю историю метеонаблюдений, то 2 и 3 апреля – наоборот, самыми холодными. Но говорить об апреле рано, поэтому давайте вспомним наиболее важные и резонансные события прошедшего месяца.

После урагана «Юлия», который пронесся 24 февраля, снеся сотни деревьев, повредив десятки крыш и линий электропередач, николаевцы решили, что всё худшее позади. Но все только начиналось – пандемия COVID-19 добралась и до Украины. К счастью, до конца марта последствия «Юлии» в основном удалось ликвидировать, включая завершение ремонта пешеходного моста через Ингул возле бывшего завода им. 61 коммунара. Но вот с коронавирусом всё оказалось куда сложнее.
Когда его распространение по стране ускорилось, власти решили ввести карантин. В Николаеве с 12 марта в школах временно прекратили занятия, а с 17 марта были приняты беспрецедентные в современной истории карантинные меры: закрыты все торговые точки за исключением продуктовых, зоомагазинов и аптек, закрыты все заведения общепита, сферы быта, развлекательные заведения и многое другое. Был жестко ограничен доступ посетителей в здания органов власти и местного самоуправления, отменены личные приемы чиновников и руководителей предприятий, ограничили прием посетителей центры предоставления административных услуг. Дальше карантинные меры только усиливались.
Одно из нововведений – ограничение на проезд в салонах общественного транспорта: не более 10 человек. Это привело к тому, что большинство маршрутов стали убыточными, а некоторые направления, например проезд в Матвеевку – просто-таки зверски убыточными. Часть водителей прекратила работу, а некоторые маршруты «урезали», чтобы минимизировать убытки перевозчиков. На остановках и в транспорте не раз возникали ссоры и скандалы, дошло даже до рукоприкладства в отношении водителей электротранспорта. К счастью, это были единичные случаи, потом количество пассажиров разрешили увеличить до уровня половины сидячих мест в салоне, но только при наличии у них защитных масок.
Достать маски оказалось проблемой не из легких. Во-первых, их раскупили ещё раньше. Во-вторых, цены на оставшиеся запасы защитных средств, санитайзеров, жаропонижающих и прочего добра безбожно вздули. Больше всего это относится к маскам, цена на которые в Николаеве, по свидетельствам очевидцев, доходила до 80 грн. И это не какие-то маски дизайнерской работы, а самые обыкновенные! Постепенно ажиотаж стих, пошивом масок занялись местные швеи, некоторые горожане сшили их себе самостоятельно. А в магазинах, которые продолжили работу, появились одноразовые защитные перчатки и емкости с санитайзерами для посетителей.
К счастью, оказалось, что традиции взаимопомощи и благотворительности по-прежнему присущи николаевцам. В частности, компания «НИБУЛОН» предоставила в распоряжение вирусологов современный аппарат, позволяющий выявлять коронавирус в организме с помощью полимеразной цепной реакции, оказало мощную материальную поддержку медучреждениям. Помогали другие коммерческие структуры, депутаты, потенциальные кандидаты в мэры. Предприятия, обслуживающие жилье и принадлежащие бизнесмену Владиславу Чайке, первыми в городе стали дезинфицировать подъезды, а Артем Ильюк передал медикам большую партию препаратов для ухода за больными. Даже православная церковь передавала медикам средства индивидуальной защиты.
Но не обошлось без ложки дегтя. К примеру, возник скандал вокруг инфекционной больницы, где пациентам, как и прежде, выдавали списки лекарств и сопутствующих товаров, которые им предлагалось купить за свой счет. Руководство медучреждения пояснило это недостатком финансирования и рядом бюрократических причин, из-за которых невозможно покупать все препараты, необходимые для эффективного лечения. Потом в интернет-сети появились другие «разоблачения»: в стивидорной компании «Ольвия» докерам приходится работать в защитных костюмах на голое тело, в порты Николаева идут суда, члены экипажей которых умирают от COVID-19, а аппаратура для тестирования на коронавирус методом ПЦР, предоставленная «НИБУЛОНом», на самом деле не может работать. Фейки были опровергнуты. Но, к сожалению, нет гарантии, что вскоре не появятся новые домыслы-страшилки.
Еще один негативный момент заключается в том, что введение карантина вызвало ажиотажный спрос на продукты и другие товары первой необходимости. В магазинах выстраивались очереди, цены поползли вверх, а на некоторые товары, например, лимоны, лук, чеснок и в особенности имбирь, – и вовсе выросли в разы. Количество точек продажи продуктов резко сократилось, поскольку власти распорядились закрыть все рынки. Это, с одной стороны, спровоцировало дополнительный рост цен на продукты в магазинах (как отказаться от такого соблазна, если убрали конкурентов?), а с другой – оставило без работы и средств к существованию тысячи мелких предпринимателей, реализаторов, работников инфраструктуры обслуживания рынков. Последние не стали молчать и пригрозили акциями протеста, включая перекрытие дорог.
В итоге ситуация оказалась неопределенной: одни рынки и комплексы торговых павильонов работают, другие – нет. К слову, главный санитарный врач области Владимир Клочко, опытный специалист, в профессионализме которого сомневаться не приходится, выступил категорическим противников работы рынков, считая, что это резко увеличивает угрозу заражения опасным вирусом.
Видя, что творится с ценами, городской голова Александр Сенкевич обратился к Президенту Украины с предложением ввести мораторий на повышение цен на базовые продукты питания на время карантина. Реакция главы государства неизвестна, ответил ли он на предложение мэра, и если ответил, то как именно, – непонятно.
Вся Украина заговорила о николаевском феномене: наша область стала единственной, где, по состоянию на начало апреля, не зарегистрирован ни один больной COVID-19. Впрочем, это не совсем так: два инфицированных все-таки были, но они не стали ждать результатов анализов и сразу поехали в лучшую инфекционку страны – киевскую Александровскую больницу. Насколько известно, эта семейная пара уже здорова, а контактировавших с ними людей вирус обошел стороной.
В нервной, наэлектризованной обстановке многие николаевцы в ночь с 28 на 29 марта забыли перевести часы на летнее время.
Как и ранее, Николаевский областной совет продолжал продуцировать конфликты. На этот раз основой противостояния между депутатами «группы Стадника» и «группы Москаленко» стал областной бюджет. Первые считают, что все субвенции госбюджета нужно перераспределить на борьбу с коронавирусом, иначе эти деньги заберут назад в госбюджет. Позиция же председателя облсовета Виктории Москаленко заключалась в том, что нужно пересмотреть облбюджет-2020 и выделить деньги медикам, а вот судьбу субвенций Кабмина следует решить позже, оставив их как резерв для финансирования медучреждений области в зависимости от того, как дальше будет складываться эпидситуация.
Бюджетные баталии были громкими и грязными. Глава бюджетной комиссии облсовета и по совместительству директор аэропорта «Николаев» Федор Барна обложил матом В.Москаленко прямо во время её брифинга, в присутствии журналистов. Сессия облсовета также сопровождалась скандалами и оскорблениями. В итоге возобладала точка зрения В.Москаленко, и облсовет выделил медикам 109 млн. Правда, отправить в отставку Ф.Барну группе Москаленко так и не удалось, а саму её обвинили в кнопкодавстве во время голосования.
Остальная городская жизнь шла своим чередом. Возобновились работы по прокладке водопроводного дюкера в Варваровку, на этот раз со стороны города – по ул. Большой Морской от Никольской до Варваровского моста. После полутора лет проволочек состоялось долгожданное подписание документов о передаче спорткомплекса «Заря» в коммунальную собственность города.
На углу Спасской и Лягина, возле Дворца торжественных событий была демонтирована дореволюционная электроподстанция, когда-то обслуживавшая трамвайную сеть. Она отработала свой ресурс, но не пойдет на металлолом. Её хотят реставрировать и установить как объект исторической памяти где-нибудь в центральной части города либо на территории музейного комплекса «Старофлотские казармы».
На переезде ул. Шевченко – ул. Декабристов был выполнен ремонт рельсового пути в обоих направлениях. Однако и тут не обошлось без скандала: вместо старой рельсо-шпальной решетки установили другую, но визуально тоже, мягко говоря, не новую. Предположительно, «новые» рельсы, с которых отваливаются куски ржавчины, демонтировали в ликвидированном трамвайном депо №2. Но это только версия, поскольку руководство «Николаевэлектротранса» так и не дало внятных разъяснений. А зря. Следующий раз нужно быть осмотрительнее, чтобы не пасть жертвой местного «фейсбучного воинства».
В марте городские власти подписали договор социального партнерства с Николаевским глиноземным заводом на 6 млн. грн. Сумма вроде бы весомая, но в это же время таможня отозвала у НГЗ разрешение на переработку товаров на таможенной территории и инициировала аудиторскую проверку. По предварительным подсчетам таможенников, предприятие должно доплатить в бюджет до 1 млрд. грн. Кроме этого, у Черноморской таможни Гостаможслужбы есть масса вопросов по оформлению отходов, которые остаются после переработки бокситов. Черноморская таможня обратилась с соответствующими документами в НАБУ для проверки фактов, которые позволяли заводу минимизировать платежи в бюджет. Николаевский окружной админсуд отменил отзыв разрешения, после чего таможенники заявили, что судебное решение могло быть принято «с коррупционной составляющей со стороны судей».
Если на налогах и вправду незаконно «сэкономили», то ситуация выглядит пошло: недоплатили в бюджет миллиард, потом шесть миллионов щедро кинули с барского плеча на социалку, да ещё и пропиарились на этом. Как говорится, оцените красоту игры!
Теперь о круглых датах. 15 марта исполнилось бы 70 лет безвременно ушедшему из жизни главному редактору «Вечерки», николаевскому поэту Владимиру Пучкову. Эту дату отметили журналисты и литературная общественность.
Ветераны ныне расформированного 1170 зенитного ракетного полка (в/ч 48413) отпраздновали 80-летие с момента его создания. А 30 марта исполнилось 90 лет бывшему секретарю Николаевского обкома КПУ по сельскому хозяйству Алексею Захарченко, известному старшему поколению николаевцев. Несмотря на возраст, он до сих пор ведет активный образ жизни и даже парится в бане. Вот бы нам всем такое богатырское здоровье!
…Посмотрим, что принесет нам апрель. А пока – всем здоровья и еще раз здоровья! «Мы дружный и веселый николаевский народ, и все у нас получится, ребята!», – эти строки из песни композитора Евгения Долгова и поэтов Эмиля Январева и Екатерины Голубковой сегодня звучат как никогда актуально. Не предавайтесь унынию!
Станислав Козлов.