Дворянские гнезда и выселки. Бани и левады. Сточная городская канава. Это улица Мещанская

7:35

Откройте «Вечерний Николаев» в Google News и  Телеграм-канале

Наводнение начала XX века

Улица Мещанская получила свое название в 1835 году – как и большинство николаевских улиц. Логично было бы предположить, что селились на ней николаевцы мещанского сословия, то есть – низшего разряда городских обывателей. Ан – нет. Старший научный сотрудник краеведческого музея Игорь Гаврилов, который тщательно изучил семейства горожан, строивших дома на Мещанской в XIX веке, пришел к выводу, что это были семьи помещиков, морских офицеров, городских чиновников. По крайней мере, три первых квартала, параллельных Адмиральской, уж точно «мещанскими» назвать нельзя. После революции, с «ликвидацией» мещанского сословия, в 20-х годах XX века, улица была переименована и получила название «Гражданская».

Наводнение 1955 года

ПОМЕЩИЧЬЯ, ЧИНОВНИЧЬЯ, ОФИЦЕРСКАЯ?
Вот на Адмиральской сохранился угловой дом по левой стороне улицы. Принадлежал Ольге Ивановне Бирюкович – жене Порфирия Васильевича Бирюковича, старшего врача 7-го Донского казачьего полка, который позднее служил в 58-м Прагском полку. Доходный дом построен в 1910-х годах – здесь обычно снимали комнаты инженеры, приезжавшие на судостроительный завод.

Угловой дом на Адмиральской и Гражданской принадлежал Ольге Бирюкович

Далее по Мещанской (ныне – Гражданская, 2) в скромном одноэтажном особнячке в начале XX века поселилась многочисленная семья помещика Льва Людвиговича Делакура. Отец семейства – отставной поручик – был женат на помещичьей дочери Евдокии Довгаль. Наследовало дом семейство Довгалей, и брат Евдокии, штабс-ротмистр Андрей Довгаль, завещал недвижимость своим родственникам: 9 племянников и племянниц получили наследство в разных долях. Часть из них здесь поселилась, и ветви родового древа Делакуров протянулись вплоть до наших дней.
Заканчивала квартал большая усадьба знаменитого в Николаеве рода Голиковых (сегодня на этом месте – девятиэтажка). Здесь жили отставной поручик Иван Голиков, его жена Ольга Ивановна, шестеро детей: Зиновий, Леонид, Николай и три дочери.
Помещичья семья интересна тем, что братья Голиковы и сестра Мария были во второй половине XIX века революционерами-народниками. Решили по молодости немного поиграть в политику, за что пришлось им отдуваться: кому – в тюрьме посидеть, кому – быть высланным из города под надзор полиции. Но потом юные отпрыски повзрослели и обратились к образу жизни более степенному: Зиновий стал врачом, Леонид – делопроизводителем в городской управе.
По правую сторону Мещанской на пересечении с улицей Никольской (теперь – Гражданская,1) сохранилось семейное гнездо чиновника 14-го класса Петра Ивановича Присеки. В свое время Петр женился на дочери губернского секретаря Анастасии Буткевич. Оба рода объединились, купили семейный участок, выстроили добротный, основательный дом и владели им долгие годы, практически до самой революции. Здесь жил их сын – отставной подполковник Дмитрий Присека, а затем его дочь Людмила – жена присяжного поверенного Митрофана Салоники.

Квартал Богдановичей-Карабчевских-Косяковых

Оставляем позади Никольскую. Весь квартал по правую сторону – от угла до угла – занимали дома и флигели известнейшего в Николаеве рода, точнее – трех породнившихся семейств: Богдановичи-Карабчевские-Косяковы. Дома стояли не только на Мещанской, но и «захватывали» территории до половины кварталов по Никольской и Спасской. Изначально владел большим участком глава рода Петр Григорьевич Богданович (1763-1834) – действительный статский советник, обер-штер-кригс-комиссар Черноморского флота. Потом прикупила участки и расширила владения его жена Ефросинья Ивановна, а со временем – дети. И когда внучка Богдановича Ольга Карабчевская вышла замуж за Арсения Косякова (действительный статский советник, военно-морской судья, гласный Николаевской городской думы), то все дома и флигели Косякову достались в наследство. Он стал их активно перестраивать. Сегодня «наследство» находится в весьма плачевном состоянии. В заброшенном здании на углу Спасской летом 2017 года произошел пожар. По сей день стоят обгорелые стены и пепелище – и никаким городским властям до этой разрухи нет дела.

Пепелище. Один из домов Богдановичей-Карабчевских-Косяковых в XXI веке

Примечательно, что в одном из указанных домов до 2014 года жила Нина Юрьевна Деменкова – внучка священномученика, протоиерея, отца Николая Романовского.
По левую сторону, на перекрестке со Спасской, угловой полутораэтажный дом (Гражданская, 6) – это семейство Вережниковых-Яворских-Кузнецовых… родовое гнездо, морские офицеры. Здесь жили отставной подполковник Матвей Вережников, его жена Мария, дочери Мария, Олимпиада (в замужестве – Яворская) и Наталья (в замужестве – Кузнецова). Дом известен тем, что с 1884 года шесть комнат здания были арендованы для размещения Николаевских мореходных классов, где готовили специалистов для работы на гражданских судах. Николаевская мореходка в советские времена стала «наследницей» этих классов.

А БЫВАЛ ЛИ ЗДЕСЬ ПУШКИН?
Дом Вережниковых построен в конце XIX столетия. А в первой половине того же века на этом месте стоял другой дом, в котором, начиная с 1817 года, несколько лет жили супруги Зонтаг: Анна Петровна, широко известная в литературной истории как детская писательница, и ее муж Егор Васильевич – морской офицер, служивший поначалу в Николаеве, затем в Одессе (в должности капитана над портом, инспектора городской карантинной службы) и далее – в Крыму.

Мемориальная доска в честь А.С. Пушкина

В доме у Зонтагов, безусловно, не раз бывал состоявший на флотской службе в Николаеве мичман Владимир Иванович Даль, который спустя годы войдет в историю России как писатель, этнограф, составитель «Толкового словаря живого великорусского языка». Установленный факт: заезжал в гости к Зонтагам близкий друг А.С. Пушкина, «поэт пушкинской поры» Петр Андреевич Вяземский.
В 1820-х годах в городе работал литературный кружок, в который входили тот же Владимир Даль и Анна Петровна. Так что – вполне логично предположить, что сам Александр Сергеевич Пушкин, светило русской поэзии, в 1823-1824 годах отбывавший ссылку в Одессе, тоже не минул дома хлебосольных, приветливых и приближенных к литературным кругам Зонтагов. И хотя никаких архивных подтверждений тому не найдено, председатель Николаевского Пушкинского клуба Анатолий Золотухин провел целое краеведческое расследование, чтобы доказать – сей факт имел место.
В результате в Николаеве, на историческом доме, в 1999 году к 200-летию со дня рождения Пушкина появилась мемориальная доска, свидетельствующая: здесь А.С. Пушкин бывал у писательницы А.П. Зонтаг. В 2010 году доска была украдена вандалами, позже ее восстановили николаевские скульпторы Макушины.

ВЫСЕЛКИ
Стоящий следом дом с флигелями и пристройками (Гражданская, 8, угол Спасской) – тоже дворянский. Жили здесь дворянские семьи – Зражевские, Золотаревские, Ходыкины. Со временем, когда дом выставили на продажу, его прикупил городской голова Василий Андреевич Даценко, чтобы «придержать», а потом продать подороже. Новым владельцем в 1887 году стал еврейский купец Лев Иосифович Куперман, затем – сын Моисей Львович Куперман, который владел им до 1910 года.
– Этот район, по правде говоря, уже представляет собой «выселки». Он был мало привлекательным для горожан. Не надо забывать, что мы идем по улице Мещанской, от которой начинается Мещанская канава – место, не очень-то подходящее для строительства жилья. Если первые 2-3 квартала от улицы Адмиральской застраивались нормально – дома стоят на возвышенности, то дальше во время дождей вода могла подниматься и затапливать первые этажи, – поясняет историк.
Нам с Игорем Владимировичем хотелось бы назвать фамилии не слишком известных горожан, которые сто с лишним лет назад жили на улице Мещанской. Пусть сохранятся для истории эти имена. Вот современные адреса:
Гражданская, 3 – помощник начальника Николаевского ракетного завода, полковник Дмитрий Васильевич Сазанов.
Гражданская, 5 – действительный статский советник Василий Акимович Блонский и его жена Мария Егоровна; отставной полковник Николай Курдаков и его жена Мария; ананьевский купец Степан Александрович Дойчь.

Гражданская, 5. Купеческий дом Степана Дойча

Гражданская, 7 (угол Большой Морской) – жена поручика корпуса инженер-механиков Агриппина Деменкова; купец Иван Желдаков и его жена Екатерина; и снова – купец Степан Дойчь.
Гражданская, 10 (угол Спасской) – дом с флигелем надворного советника Павла Черняховского, затем мещан Бакуловых.
Гражданская, 12 – подполковник Александр Швенднер; затем недолго домом владел подполковник артиллерии Сергей Владимирович Карабчевский и продал его крестьянину Константину Сульженко.
Гражданская, 14 – подпоручик Алексей Вахнин; мещанка Татьяна Чекалова. Здесь размещался аптекарский магазин Гольберга.

Гражданская, 16. Доходный дом Вицентия Дауэнгауэра

Гражданская,16 (угол Большой Морской) – подпоручик Алексей Вахнин; купец Иван Джилович; доходный дом Вицентия Дауэнгауэра.
По правую сторону (начиная от Гражданской, 9) почти всеми домами на отрезке квартала владела жена коллежского советника, врача Иосифа Николаевича Фиодоровича – Вера Фиодорович. Следующими владельцами стали купец Абрам Бунцельман, затем купец Волько Фиш. Здесь мы наблюдаем ту же картину, что и на многих других улицах Николаева: в начале XX века еврейские купцы приобретают недвижимость, которая раньше принадлежала дворянам, чиновникам, морским офицерам.
По левую сторону (Гражданская, 18, угол Большой Морской) стоял доходный дом купца Ивана Джиловича. Потом его владелицей была мещанка Миндля Файнштейн, следом за ней – коллежский асессор Александр Русанов и его жена Антонина. Сегодня на месте старого дома мы видим постройку 1950 года, которую возвели как служебное здание стройуправления Одесского военного округа.

Гражданская, 18. Постройка 1950 год

По адресу: Гражданская, 20 – жила семья купца Арона Гольгефтера и его наследники. Позже здесь поселился потомственный почетный гражданин Андрей Ефимов с женой Екатериной. Здание сохранилось. Окна в этом длинном одноэтажном доме смотрят на улицу – первоначально их было 12. Потом вместо одного оконного проема поставили дверь и сделали вход. Подобные реконструкции встречаются в старом Николаеве очень часто.
– В первой половине XIX века все входы в здания делались со двора, и только после 1860-х годов парадные стали размещать со стороны улицы. В городской управе появляется много прошений на переделку окон – замену их на входные двери – отмечает Игорь Гаврилов.
Почему? До отмены крепостного права в 1861 году, когда Николаев был сугубо военным городом, императорским указом запрещалось строить дома по индивидуальным проектам, вне утвержденных планов. Имелись даже специальные альбомы с фасадами зданий, по образцу которых следовало вести строительство. Поначалу домики были более чем скромные – на 3-5 окон. И только после 1861 года состоятельные горожане могли на свой вкус заказывать проекты домов, оригинальных дверей, эскизы кованых козырьков над входом и крылечек. Ясное дело – состоятельным николаевцам очень хотелось покрасоваться, поважничать перед горожанами и соседями.

Современный дом – Гражданская, 20

ТАМ, ГДЕ ВОДА ПО КОЛЕНО
– На улице Мещанской, начиная от Потемкинской, во время дождей вода уже стояла по колено – в доказательство сохранились фотографии разных времен. Весь квартал Потемкинская-Херсонская (до нынешнего проспекта) – это долгие годы были пустопорожние места. Потом их стали застраивать небольшими халупками, – рассказывает Игорь Гаврилов
И снова мы можем вскользь «пробежаться» по адресам и именам наших горожан, живших на Мещанской в конце XIX – начале XX столетий. Многие дома сменили по несколько владельцев.
Потемкинская,72 (угол Гражданской) – купец Абрам Блиндерман; вдова капитана 2-го ранга Елизавета Швенднер; купец Арон Гольгефтер.
Потемкинская,91 (угол Гражданской) – крестьянка Анна Степановна Ганус.
Гражданская,13 – мещанин Федор Грузин.
Гражданская,15 (угол Таврической) – евпаторийские мещане, братья-караимы Шишманы.
На углу Потемкинской (№ 93) сохранился дом Петра Алексеевича Михайлова. Заведующий строительным отделением городской управы, отставной полковник, гласный городской думы, попечитель христианского кладбища… почему он построил здание на «выселках» – загадка. Однако дом «прославился» тем, что сохранился на старой открытке-фотографии, сделанной во время наводнения. Первоначально участок принадлежал жене землевладельца Любови Ильиничне Калагеоргий-Алкалаевой – она продала его в 1899 году. Выстроенный Михайловым двухэтажный доходный особняк на 18 квартир принес своему владельцу в 1913 году прибыль в размере 3100 руб.

Потемкинская, 93 – дом Петра Михайлова. Он же – на фото, запечатлевшее наводнение начала XX века

БАНИ, МЕЛЬНИЦЫ И ЛЕВАДЫ
На углу Мещанской и Херсонской (Гражданская, 24) более 100 лет находилась баня. Поначалу владельцем торговой бани был мещанин С.М. Чалов. Его вдова Елена в 1913 году продала «банную недвижимость» личному почетному гражданину Николаева Александру Ясинскому. Он оставался ее владельцем долгие годы: до революции, после революции, во времена НЭПа. В городе строения эти были известны как «баня Ясинского».
В советскую эпоху здесь разместилась гарнизонная баня, куда приходили «на помывку» военные люди, пользовались ею и другие горожане. Кстати говоря, напротив бани Ясинского, по другую сторону Херсонской улицы, стояла еще одна торговая баня – А.Н. Лазарева. «Дислоцировались» банные постройки рядом с Мещанской канавой не случайно – тут была проложена сточная труба, обеспечивавшая хороший сток воды.
Среди халупок улицы Мещанской обращает на себя внимание двухэтажный доходный дом по адресу: Гражданская, 11. Красив был когда-то – с полуколоннами, лепными фрагментами, ажурными коваными балконами. Сегодня он пребывает в плачевном состоянии – без ремонта, изуродованный прилепленными кое-как пристройками-скворечниками. Сначала владел домом Борух Сойфер, потом Моисей Луцкий, затем господин Пампулов и наконец – Ицко Шамезон.

Гражданская, 11. Последний владелец дома – Ицко Шамезон

Расскажем еще о нескольких интересных, сохранившихся до наших дней зданиях на улице Мещанской – но уже по другую сторону современного проспекта.
Гражданская, 33 – доходный дом итальянско-подданного Андреа Подесто.

Гражданская, 33 – доходный дом итальянско-подданного Андреа Подесто

Гражданская, 51 – в 1896 году дом купил Тимофей Григорьевич Каминский, отец директора Николаевского краеведческого музея Феодосия Тимофеевича Каминского. К большому сожалению, в этом доме Феодосий Каминский трагически погиб от рук грабителей в 1978 году.
На квартале между Рыбной и Пограничной по нечетной стороне находилась большая левада* купца Степана Дойча. Дальше – баня крестьянина Михаила Дорожкина (ранее она принадлежала степенному гражданину Саввину Голикову, а затем – жене майора Марии Бородавкиной).
На самой границе Мещанской и Пограничной выкупил большую территорию иностранный подданный Александр Фюрер и построил на земельном участке лесопильный паровой завод, паркетную фабрику, двухэтажные казармы, обустроил леваду и сад. Наследники продали городу эту землю вместе с постройками в 1894 году. А в 1909-м здесь разместились казармы пересыльной части 209-го резервного пехотного Николаевского полка.
И еще две левады находились на окраинах Мещанской: одна (по четной стороне между Рыбной-Чкалова и Пограничной) принадлежала севастопольскому купцу Николаю Водолагину – тут был разбит сад с угодьями, стояли паровая мукомольная мельница с магазинами, кожевенный завод (информация по архивным данным 1873 года). Другая левада находилась на участке между Пограничной и Кузнечной по нечетной стороне. Здесь складировали навоз и бытовые отходы в 90-х годах XIX века, а также отходы после чистки Мещанской канавы.
__________________________________________________________
* Земельное угодье, огороженный или окопанный луг или пастбище, приусадебный участок.

МЕЩАНСКАЯ КАНАВА
Когда появилось в нашем городе сооружение, которое мы сегодня именуем Мещанской канавой, – на этот вопрос дают ответ архивные документы. 9 января 1796 года в канцелярию строения Николаева обратился житель города Василий Лозинский, давший согласие «в производимой для города канаве для спуска в Буг водную трубу каменную проложить». Длина трубы составляла 204 сажени (свыше 440 метров), шириной 1 и 1/4 аршина (почти 90 см). Господин Лозинский имел собственную бригаду каменщиков и в своем ходатайстве уверял, что все работы выполнит своими силами.
Видимо, это предложение было принято, так как уже 7 октября начальник канцелярии строения Николаева И.И. Князев рапортует адмиралу Николаю Мордвинову: сточная городская канава и каменные сточные трубы для слива ливневых вод во избежание наводнения в нижней части города – построена.

Мещанская канава на ул. Чкалова. Так выглядят ливневые трубы сегодня

Есть информация о том, что земляные работы выполняли заключенные арестантских рот. Канаву прорыли сначала от Херсонской улицы практически до самого берега Южного Буга – она достигала прибрежного оврага, где стоки уходили в землю или реку. Однако жители домов на улицах Таврической и Потемкинской продолжали страдать от наводнений. Пришлось удлинять «начало стока» аж до Большой Морской.
Канава получила название «Мещанская» во второй половине XIX века (по названию улицы) и всегда была городской проблемой – заиливалась и забивалась грязью. Первая «большая чистка» произошла в 20-х годах XIX века при адмирале Алексее Самуиловиче Грейге. Тогда же каменный сток, закрытый каменными плитами, местами «приоткрыли», положив сверху железные решётки, чтобы можно было «контролировать процесс».
В начале XX века встал вопрос о прокладке в Николаеве водопровода, а следом – и канализации. Николаевский инженер Виктор Вебер вошел в историю города как строитель водопроводных сетей. Что касается канализации, Вебер предложил главный канализационный коллектор проложить по улице Мещанской и сделать врезки, по которым в него будут стекаться бытовые отходы с разных улиц города. При этом «бытовой» коллектор должно провести параллельно с «дождевым». Тогда чистая дождевая вода будет уходить по старому каменному стоку в реку, а бытовые отходы – по отдельной трубе отвести в сторону и в районе завода «Наваль», где находились пустопорожние земли, разместить «поля орошения». На этих полях – собирать отходы, а затем «удобренные» участки использовать для выращивания «полезных» растений.

Ливневые стоки на проспекте Центральном и Гражданской в XXI веке

Из этого предложения ничего не получилось. Поля орошения существовали – но исключительно за счет ассенизаторского содержимого бочек, которые привозили золотари после очистки дворовых туалетов. Рабочие разбрасывали нечистоты лопатами. Со временем дурные запахи, доносившиеся «с полей», стали напрягать горожан. Пришлось поля орошения переместить подальше от центра города – их расположили в районе современного зоопарка.
В 1908 году городскому садовнику было поручено облагородить территорию и высадить деревья вдоль Мещанской канавы. Акации посадили в два ряда по обеим сторонам от каменного стока – таким образом появилась аллея в две с половиной сажени шириной.
Наталья Христова.
Фото автора и из архива Игоря Гаврилова.