Дела Украины намного лучше, чем кажется

украина

Значение украинских достижений-2019 слабо понимают как в Украине, так и за рубежом. Это, возможно, и не удивляет. Обычно украинцы подозревают свое правительство в худшем, в то время как иностранные медиа изредка точно докладывают про украинские реформы. С сентября 2019 г. освещение Украины в США было искажено негативными заголовками, связанными с импичментом. Впрочем, прогресс, достигнутый Украиной за последние 12 месяцев, не следует недооценивать. Он вымостил путь к дальнейшим важным сдвигам в 2020-м. Ключевыми сферами, стоящими наблюдения, будет чистка правоохранительной системы Украины, улучшение государственного управления и открытие всех видов рынков к конкуренции.

Нынешняя экономическая ситуация в Украине куда лучше, чем многие думают. В 2016–2019 годах администрация Порошенко осуществила впечатляющую работу по достижению макроэкономической стабилизации, которой предшествовал жесткий кризис 2014–2015 годов, вызванный откровенным грабежом предшественников, правительства Януковича, и развертыванием российской военной агрессии. В большей степени благодаря мерам, осуществленным при президенте Порошенко, дефицит бюджета сократился до 2% ВВП, в то время как инфляция упала до 5%. А размер государственного долга от 80% ВВП в 2016 году составил 52%. В 2019 году лучшими в мире признали показатели гривны, которая окрепла на 19% по отношению к американскому доллару. Средняя месячная зарплата в Украине выросла с $200 до нынешнего уровня в примерно $450. Доходность облигаций и процентные ставки упали. На самом деле, главной угрозой сегодня является то, что гривна растет слишком быстро, побуждая Национальный банк покупать больше долларов и урезать процентные ставки.
В прошлом году также состоялись, возможно, наиболее свободные и справедливые национальные выборы в независимой истории Украины. Обеспокоенные прежде всего коррупцией, избиратели бесцеремонно отстранили старую гвардию от власти, создав беспрецедентную смену поколений в украинской политике. Поразительно, что 80% новых депутатов, которые заняли свои кресла в августе 2019 года, были новичками, так же, как и все (кроме двух) министры, назначенные в новое правительство. Для преодоления вездесущей коррупции такая очистка была очевидно необходимой. Крайне важно, что Украина сделала все демократическим путем. И сейчас важно расширить это очищение и на другие государственные учреждения.
Это распространено – обвинять «олигархов» в коррупции в Украине, не называя имен. Как по мне, основную угрозу для экономики и благосостояния Украины составляет хищническое государство. На практике олигархами считают людей, которые достаточно сильны, чтобы защищать свою собственность от государственных захватчиков, а больше всего – от правоохранительных органов, занимающихся корпоративным рейдерством. Чтобы распространить права собственности на более широкое бизнес-сообщество, Украина должна реформировать все правоохранительные органы.
Администрация Зеленского дала этому направлению впечатляющий старт. Офис генпрокурора выглядел наиболее уязвимым. Новый генпрокурор Руслан Рябошапка начал достойную похвалы чистку верхов, требуя как компетенции, так и неподкупности от своих прокуроров. Отмена депутатской неприкосновенности и возврат статьи о незаконном обогащении – тоже важные шаги. В дополнение парламент принял хороший закон, направленный на чистку Государственного бюро расследований, и Зеленский уволил главу ведомства.
Огромные проблемы с национальными судами остались. Принятие нового закона о судебной реформе критикуют, и как его воплощать – непонятно, а 44 судьи были назначены в Верховный Суд, не пройдя проверку на неподкупность. Коррумпированных судей необходимо также устранить из судов низших уровней.
Главным барьером остается СБУ, получившая нового председателя, и сейчас там едва заметны признаки реформирования. Парламент должен принять закон о Службе, которую следует очистить сверху вниз, примерно так, как Офис генпрокурора. Если это произойдет, Украина сможет предоставить надежные права собственности, побуждая как украинцев, так и иностранцев держать больше денег в стране.
2020-й также должен стать годом, когда украинское государство осуществит решающий скачок от советской бюрократии к диджитализованному правительству. Несмотря на эпизодические попытки модернизировать государственное управление в Украине, вот как очень хорошо воспринятая реформа Винницкого городского совета, большинство администраций остались ужасно советскими и бюрократическими по своей сути. Для многих документов необходимо около 30 поставленных вручную подписей, без ответственности по каждой. Собрания коллектива посвящены скорее сбору подписей, чем серьезным аналитическим дискуссиям. Все это должно измениться. Украина нуждается в современном, компьютеризированном государственном управлении. Хороший пример тому – Эстония. Президент Зеленский на правильном пути со своим видением «государства в смартфоне». Будем надеяться на то, что только что созданное Министерство цифровой трансформации получит все необходимое, чтобы совершить революцию в работе госорганов Украины.
Наконец, рынки должны открыться. Украина имеет отличный инструмент для этой цели. Это Соглашение об ассоциации с ЕС, содержащее сотни правил для открытия мириад рынков. Украина уже одобрила большинство из них, но во многих случаях формальные правила еще не прошли путь до полной реализации, которая бы способствовала желанию европейских конкурентов войти в Украину в более широких масштабах. Законы относительно рынков газа и электроэнергии были приняты, а рынок электроэнергии и совсем формально заработал еще с июля 2019 года.
Во втором и третьем кварталах 2019 г. рост украинского ВВП перевалил за 4%. Премьер-министр Гончарук поставил цель достичь 5% в 2020-м и 7% – в последующие годы. Это здоровые и реалистичные цели. А тем, кто сомневается, стоит вспомнить, что в 2000–2007 годах украинский ВВП в среднем достигал 7,5%. Сейчас есть все макроэкономические составляющие для того, чтобы повторить этот опыт. Большинство будет зависеть от того, сможет ли Украина открыть свою экономику, создав при этом прозрачные и одинаковые правила игры.
Андерс Аслунд,
шведский экономист, старший научный
сотрудник Atlantic Council,
опубликовано в «Новое время».