Быть ли крейсеру «Украина» музеем?

13:53
Доживающий свой век крейсер «Украина»

Начнем с сухой информации из Википедии. «Ракетный крейсер «Украина» — советский, позже украинский крейсер, четвёртый и самый новый корабль проекта 1164 «Атлант», самый крупный корабль Военно-морских сил Украины за всю их историю. С 1990 года, после спуска на воду, корабль находится на территории Николаевского судостроительного завода им. 61 коммунара в недостроенном состоянии. В 2017 году Президент Украины принял решение о демонтаже оборудования и продаже недостроенного крейсера на лом».

Перспектива превращения корабля в груду металлолома не понравилась украинцам. Представители общественности, пресса, бывшие судостроители, николаевские патриоты и энтузиасты заговорили о создании музея или культурно-просветительского центра на базе «Украины». Высказал свою точку зрения по этому поводу наш известный краевед, руководитель сайта «Николаевский базаръ» Андрей Шинкаренко.

Андрей Шинкаренко

– Андрей, прошлым летом мы отметили своеобразную дату – 30 лет со дня спуска на воду и 30 лет простоя крейсера у достроечной набережной завода. И это при готовности свыше 90%! Какая судьба все-таки ждет корабль, как по-вашему?
– Появлялись предложения снять с него ракетные установки «Базальт», ракетные установки «Форт», артиллерийское оружие. Но осуществить всё это очень сложно. Да и кому они нужны, если уже появилось более современное вооружение? Демонтаж может кончиться тем, что крейсер просто раскурочат, разломают.
Порезать на металлолом? У ракетного крейсера «Украина» – большая построечная готовность. Резать судно, которое напичкано кабель-трассами, изоляцией, отделочными материалами, очень сложно, к тому же это дорогое «удовольствие».
– Значит, музей – идеальный вариант?
– В 1991 году я был в Сан-Франциско, там на берегу залива увидел музейный комплекс, состоявший из трех плавсредств: парусный корабль, подводная лодка и пароход. Еще тогда я задумался о николаевских кораблях, которые могли стать музеями. Нижний БАМ был бы идеальной площадкой для размещения такого корабля-музея. И сейчас, когда заговорили всерьез о судьбе ракетного крейсера «Украина», который собираются демилитаризировать, музейный вариант – самый приемлемый.
– Давайте вспомним о музеях-кораблях, которые имеют отношение к городу Николаеву, но стоят – увы! – не у нас.
– Самые известные в мире – это авианосцы «Киев» и «Минск», установленные в Китае. Один находится в городе Шеньчжэнь, другой – в порту Тяньцзинь. Россия их продала как металлолом, а китайцы создали на их базе два огромных развлекательных комплекса, включающих отели. Один комплекс называется «Мир Минска», а другой – «Мир Киева». Ежегодно их посещают сотни тысяч туристов.
Кстати говоря, в мире много музеев, которые созданы на базе легендарных кораблей. У американцев денег хватает, чтобы содержать свои линкоры в виде музеев. Можно вспомнить крейсер «Аврора», который после того, как стал ненужным флоту, вначале использовался как учебное судно, а потом был превращен в музейный «экспонат».

Авианосец «Минск» — теперь развлекательный комплекс

– И все-таки вернемся к николаевским кораблям…
– В начале 50-х годов прошлого века на заводе им. Носенко (ЧСЗ) была построена целая серия артиллерийских крейсеров. Один из них – «Михаил Кутузов» – служил с 1955 года и был выведен из состава флота в 2000-м. После того, как он закончил свою боевую службу, крейсер был установлен в Новороссийске в статусе музея. Его не переделывали, не оформляли никакие экспозиционные залы. Просто поставили у набережной, и сегодня это такой своеобразный «магнит Новороссийска», куда с удовольствием приезжают туристы.
Другой пример. Оказывается, в прошлом году в Севастополе один из кораблей Российского Черноморского флота – большой противолодочный корабль «Сметливый» – был частично переоборудован под музей. Сейчас он стоит в Южной бухте, и на нем формируется экипаж из вольнонаемных людей, которые будут его обслуживать как музейный комплекс. «Сметливый» строился у нас на 61-м заводе и был спущен на воду в 1966 году.
– Значит, «Украина» имеет какие-то шансы стать музеем?
– Конечно, если наши власти все-таки проявят свою волю. Крейсер можно просто поставить на стоянку, не превращая в музей, и пускать туда туристов, продавая билеты. Вспомните: в День города или в любой из праздников флота – вот сюда, к набережной, или к «8-му причалу» подходят боевые корабли. И какое огромное количество николаевцев поднимаются на борт, приходят на экскурсию, фотографируются! Хотя, конечно, можно сделать «Украину» и учебным кораблем.
– А ведь на нижней набережной Флотского бульвара уже собирались однажды оборудовать музей на основе плавсредства…
– Самый первый музей планировалось создать из подводной лодки, построенной на ЧСЗ. Мало кто знает, что наши заводы строили огромное количество подводных лодок большими сериями. Например, в середине 50-х годов прошлого века на Черноморском заводе были построены 76 подводных лодок проекта 613. Одну из отслуживших свой век субмарин передали в начале 80-х годов в Николаев для создания музея. Рассматривались два варианта: установить на суше, на самой набережной, или же на воде возле пешеходного Ингульского моста. Мощного плавкрана для выполнения работ не нашлось. Лодка долгое время стояла в акватории завода им. 61 коммунара возле плавдока. И, в конце концов, ее порезали на металлолом.
Но идею не похоронили – город ходатайствовал перед ЧСЗ о передаче новой лодки для создания музея. Черноморский флот «поделился» другой субмариной: она находилась в прекрасном техническом состоянии и должна была стать филиалом Николаевского музея судостроения и флота.
Однако и ей не суждено было стать музейным объектом. Долго стояла на Ингуле, мальчишки ныряли с нее, пока в один прекрасный день кто-то не раскрутил какие-то клапаны – и лодка затонула прямо в акватории судостроительного завода им. 61 коммунара.
– Ходят слухи, что с этим невеселым событием была связана некая курьезная история?
– Совершенно верно. Рядом с лодкой стоял корабль флотилии клуба юных моряков «Исследователь». Ну вот представьте: 8 марта 1989 года боцман «Исследователя» выходит на палубу и видит, что прямо у него на глазах тонет подводная лодка. Он звонит диспетчеру завода и сообщает: тонет подводная лодка. Диспетчер ничего не может понять: «Какая лодка? Вы что там – пьяные?». Пока разбирались что к чему, субмарина благополучно ушла на дно, на глубину 9 метров.
Потом, благодаря нашим ребятам из клуба аквалангистов «Садко» и его руководителю Михаилу Коновалову, лодку удалось поднять силами завода им. 61 коммунара. Поднимали ее долго, поставили в плавдок, а потом приехали подрывники и при помощи направленного взрыва «порубили» ее на секции. Я это всё наблюдал – тогда работал на заводе. Затем перенесли в район стапеля и там уже резали газовыми резаками. Несколько раз возникали пожары, она сильно горела – с горем пополам корпус многострадальной субмарины удалось порезать. Вот так не стало очередного музея в городе Николаеве.
– Я, кстати, в какой-то из статей, встретившихся в Интернете, увидела предложение увести крейсер в Одессу и сделать музей там. Обидно было бы потерять такой «музейный экспонат». Сегодня это чуть ли не единственное напоминание о былой славе Николаева – города корабелов.
– Согласен. Но чтобы создать музей – надо действовать. Приведу еще пару печальных примеров. Давайте вспомним сухогруз «Василий Шукшин», небольшое судно типа «река-море», который тут резали, и он утонул возле пирса, попутно загадив всю реку льяльными водами, проще говоря – нефтепродуктами. А в 1995 году на территории завода им. 61 коммунара горел БПК «Ташкент»… его даже не собирались резать – просто готовили к утилизации для буксировки.
Я, размышляя над этими фактами, знаете, к какому выводу пришел? ВСЁ сопротивляется тому, чтобы в колыбели Черноморского флота, в колыбели кораблестроения уничтожали суда, чтобы превращали завод в кладбище погибших кораблей.
– Ну, и как не согласиться с этой мыслью?…
Беседовала
Наталья Христова.

Подводная лодка на заводе им 61 коммунара

 

Крейсер «Михаил Кутузов» — музей в Новороссийске

 

Корабль-музей «Сметливый»

 

1,2. Такой виделась подводная лодка в статусе музея коллективу проектного института «Гипросудмаш» и его главному архитектору Вадиму Попову

 

Сухогруз «Василий Шукшин» и то, что от него осталось