Больничные клоуны: лечение «с носом»

Все знают, что смех продлевает жизнь, что улыбка — это тоже лекарство. Причем оно одинаково позитивно действует и на взрослых, и на малышей. Но оказывается, есть люди, которые регулярно занимаются такой «улыбчивой» терапией в детских больницах. Их так и называют: больничные клоуны. Впервые они появились в США в 1986 году, а в Украине — намного позже, во Львове.

В цирке или на улице их не встретить, и не пытайтесь. Больничные клоуны гуляют только по коридорам лечебных учреждений, они приходят в гости к каждому ребенку. Но «доктор Клоун» – единственный человек в больнице, который спрашивает разрешения при входе в палату, и не войдет, если его не хотят видеть. Такова этика поведения, и это дает ребенку право кому-то в больнице сказать «нет», проявить свою волю. С клоунами легко и весело, они всегда могут показать необычный фокус или подарить собачку из воздушных шариков. Сходить с малышом в процедурную, а по дороге рассказать множество смешных историй. Они помогают больным детям преодолеть боль, страх, многомесячное лежание на койке, но не деньгами и лекарствами, а эмоциями и смехом.
Уместно будет сказать в этой связи о том, что такой вид реабилитации детей используется сегодня во многих странах мира (больничных клоунов давно включили в штатное расписание больниц в Канаде, Франции, Израиле, США и Бразилии), он имеет научно доказанное положительное влияние на самочувствие детей, их психоэмоциональное состояние.
Больничные клоуны могут быть профессионально обученными актерами, а могут – волонтерами, людьми, которых в повседневной жизни не отличить от других. Разве что они не видят разницы между здоровым и больным ребенком, потому что ее нет: болезнь не отменяет детства.
В Николаеве несколько лет назад также появилась группа больничных клоунов. Один из них – 25-летняя Кристина Онофраш-Попескул, рассказала, как ими становятся.
Четыре года назад Кристина приехала в Николаев из Первомайска. Она из тех людей, кто никогда не сидит на месте и считает своим долгом помогать людям, в особенности – детям. Может, это и звучит высокопарно, но пообщавшись с Кристиной, понимаешь, что она просто человек такой, солнечный и мудрый, несмотря на свою молодость. Это редкая черта.
Ее собственное детство было весьма активным: хорошая волейболистка, она сейчас вспоминает добрым словом своего учителя физкультуры Дмитрия Рыженко, с которым дружит до сих пор. А еще Кристина умудрялась совмещать тренировки с пением в хоре – это уже во время учебы в Кривоозерском профессиональном агрономическом лицее, участвовала в самодеятельных театральных постановках, занималась танцами, ездила на соревнования и участвовала в концертах. «Десять в одном, – шутит она сейчас. И добавляет: – Может, поэтому нет у меня теперь никакой боязни сцены». Первое образование у нее бухгалтерское, затем Кристина училась в ННУ им. Сухомлинского… Впрочем, она и сейчас учится – в прямом и в переносном смыслах: постигая новое, она счастлива. Счастлива Кристина и тогда, когда помогает кому-то, потому что ее кредо звучит так: «Только тогда есть счастье в жизни, когда приносишь пользу. Тогда у тебя вырастают крылья!». Она жалеет о том, что тех, кто работает бескорыстно в наше меркантильное время, когда мало кто согласен что-то сделать бесплатно, часто не понимают. Говорит, что не обижается на тех, кто ее не признает и не воспринимает.
Еще в Первомайске у Кристины прекрасно складывались отношения с ребятишками и их родителями – со многими она знакомилась случайно. В том числе – и с малообеспеченными. Видимо, это харизма: с ней откровенничали родители, а дети тянулись навстречу. Кристина посвящала много времени общению с такими детьми, но не в ущерб своей 7-летней дочке Полине, которая во всем старается подражать своей молодой маме.
Год назад в Фейсбуке Кристина познакомилась с Анной Бершадской, которая написала пост о больничных клоунах и предложила свою помощь. Через неделю она уже стала «новобранцем» по прозвищу Карамелька в отделении онкологии детской областной больницы. Первое ее впечатление: эти дети – другие, не такие, как здоровые малыши. Они не спешат, часто говорят о здоровье, о том, что им не нужны дорогие гаджеты, а нужно только быть здоровыми и крепкими. Кристина увидела там одного мальчика 4-х лет, который рассуждает, как 8-10-летний. Эти ребята старше своих сверстников, в глазах многих можно прочитать тоску, мысли о том, что дальше ничего не будет. Страшно. И тут появляются они – больничные клоуны, в своих ярких комбинезонах, которые шьют сами из «стоковых» и «секонд-хэндовских» одежек, с красными носами и улыбками до ушей. Вначале в двери просовывается рука – машущая или с зажатыми в кулаке шариками. И если им разрешают – только тогда возникают на пороге палаты с шутками-прибаутками. Как правило, «визиту» рады даже «тяжелые» маленькие пациенты. Рады и благодарны их измученные родители – они довольны тому, что на бледных щечках их ребенка расцветает улыбка… Для больничного клоуна это самое большое вознаграждение.
Впрочем, медицинскому персоналу тоже доставляет удовольствие узреть веселую парочку – как правило, клоуны работают в паре. «Пусть мы приходим нечасто – у каждого своя семья, работа, заботы, но мы чувствуем ответственность, видя свой долг в том, чтобы эти рано повзрослевшие дети улыбнулись… сквозь слезы», – говорит Кристина.
Ее коллега Ольга Мануйлова на своей странице в Фейсбук пишет о том, что гордится своей миссией: «Я – больничный клоун. Да, это так, и «крыша» у меня не «поехала». Многие, кто знал меня как Ольгу Николаевну, которая была руководителем банковских проверок, удивляются, узнав об этом. Однажды один знакомый посоветовал: «Ты хоть никому не говори, чем занимаешься сейчас». Напрасно. Просто далеко не все у нас в городе в курсе, кто такие больничные клоуны. Признаться, я и сама в детстве отрицательно относилась к клоунам в цирке. Но больничный клоун – это не цирковой и не аниматор»… После очередного похода в детскую областную больницу Ольга объяснила это, как говорится, «на пальцах».
«…Итак, хирургическое отделение. Стучим в палату, спрашиваем разрешения войти. Нам дают добро. Видим мальчика с закрытыми глазками, рядом с ним уставшую маму. Начинаем с моей клоунессой (ходим в паре) искать контакт с ребенком. Получается не очень. Но есть мама. Маме говорим комплименты, надеваем ей шикарные большие очки. Мама смеется, ребенок улыбается, мы продолжаем шутить. И вот ребенок начинает громко смеяться, да так, что мы пугаемся, как бы швы после операции не разошлись. Выясняется, что он только выписался из реанимации, и мама всю ночь не спала….».
«В нашей группе несколько человек. Все заняты на постоянных местах работы. Ходим к больным деткам, когда есть время, в свой выходной день, как волонтеры. О наших выходах мы информируем в соцсетях, неоднократно выступаем по местному телевидению, но… Поймите, чем нас больше, тем было бы больше выходов. Мы рады принять в свою команду любого человека, который, нацепив красный нос (основной наш атрибут), забыл, кто он, став на время ребенком. Мог позволить себе залезть под кровать, погримасничать, пофантизировать, мог удивить малыша, как «целитель Адамс» – прототип американского киношного персонажа», – пишет Ольга Мануйлова.
И Кристина, и Ольга предлагают вспомнить детство каждому, независимо от возраста: «В других странах среди больничных клоунов есть и пенсионеры. Они могут выглядеть очень смешными», – уверяет Ольга. Понятно, что далеко не у всех это выйдет, на то могут быть разные причины. Но обе гарантируют решившемуся на такой шаг «много счастливых минут», когда своей ответной улыбкой поделится с ним маленький грустный пациент. А вдруг именно у вас это получится?
Елена Кураса.
Фото Александра Сайковского.