ПРОХОР ГРОМОВ: Беларусь. Хочу ошибиться

Думаете, я против свободы? Против честных выборов, уважения к оппозиционерам, против демократии? Думаете, я за насилие? За побои демонстрантов, за террор, за тиранию и диктатуру. Думаете, я за все плохое и против всего хорошего? ТАК НЕТ!

Здравый смысл и жизненная опытность — вот мои тайные визири и советчики. Ведь адекватному (пока) человеку совсем не сложно сопоставлять — что было и что стало. Относительно Беларуси еще трудно говорить о том, что станет, но легко можно говорить о том, что есть. А есть порядок, есть работа, есть дороги, есть заводы и фабрики, есть развивающаяся промышленность и сельское хозяйство, есть социальная защищенность, есть национальное единство во взглядах на историю, есть понимание и разумный, рациональный подход в вопросах языка, международных отношений и т.п.

Есть и авторитарный стиль управления действующего президента. Брутальное, грубоватое и порой хамское отношение к подчиненным видны невооруженным глазом. Угрозы отправить в тюрягу, натравить силовиков, снять с должности засвидетельствованы на многочисленных видео. Равно как и побои демонстрантов, несогласных и даже иногда ни в чем не повинных согласных. С этим никто не спорит. Но… У «батьки» нет Межигорья и, похоже, в пределах Беларуси его нет ни у кого. И, похоже, он все-таки болеет за страну, хоть и не умеет лагидно обращаться «Любі друзі…» или «дорогенькі мої» или «почую кожного».

В восприятие ситуации у соседей вмешивается даже не дежа вю. Вмешивается то, что мы уже проходили в Украине (пардон, не проходили, а проходим и вряд ли пройдем). Встрепенувшийся, враз обеспокоившийся коллективный Запад, который, оказывается, и минуты прожить не может без мысли, а как там Беларусь. Вот Макрон так возмущен насилием над демонстрантами. А расправы над родненькими «желтыми жилетами» как-то подзабыл. Это типично. И иже с ним возопили — санкции, санкции. Возрадовались и родные до боли знакомые радикалы и националисты, которых хлебом ни корми, а дай кого-нибудь «пролюстрировать».

Да и большинство (есть и исключения) собственно белорусских протестующих знакомо по составу — студенты и молодые люди. Те, кто с протестов — домой, к маминой да папиной тарелке супа, под заработанную мамой да папой крышу над головой. Впрочем, природное стремление будоражимого половыми гормонами молодого организма к протесту вообще, к вселенской справедливости и к драйву уличных рейдов понятно. И денег даже не нужно. Хотя лучше, конечно, чтобы и денег дали. Клеветники поговаривают, что местами дают.

Основа всех ошибок — предположение. Поэтому можно предположить, что случится с Беларусью, если там победят оппозиционеры. Но можно, конечно, и ошибиться. И так хотелось бы ошибиться…

Конечно, освободят политзаключенных. Конечно, все будет по-честному, по-демократному… Первые три месяца. Потом потихонечку начнется расслоение общества. Самые циничные 5-7 процентов загребут в свои лапки то, что пока что распределяется на всех. Выходившие на забастовку заводы перестанут бастовать, потому что и заводов потихонечку не станет. Промышленность и сельское хозяйство, не выдержав конкуренции с западными, рухнут однозначно или превратятся в сырьевые. Придет цинизм, разобщенность в вопросах языка, флага, истории. Возрадовавшись безнаказанности и нагло мимикрируя, расцветет коррупция. Начнут доминировать иные моральные ценности. Вместе с этими процессами появятся безработица, трудовая миграция, страх молодых и пожилых перед завтрашним днем. Безупречные дороги превратятся в колдобины. И закон не будет торжествовать. Проверено. Будет торжествовать «демократичное» бабло, вернее, его количество, будут торжествовать самые циничные и откровенно глупые, но способные на все. И Запад поможет… Поможет очистить от «лишних» белорусов территорию. Можете возразить? Пожалуйста, только с аргументами. Но вначале выгляните в окно и посмотрите в зеркало.

Хотя очень хотелось бы ошибиться… Может быть, появится наконец «Страна солнца». Впрочем, сказано — утопия, значит, — утопия.

Прохор Громов.