Атака «Greenpeace»

10:46

Откройте «Вечерний Николаев» в Google News и  Телеграм-канале

В этом году исполняется 50 лет со времени создания в 1971 году экологической организации «Гринпис». А вот запись из моего дневника о неожиданной встрече с судном «Greenpeace» в Средиземном море летом 1988 года.

17 июня 1988 года, когда четвертый авианосный крейсер Черноморского завода «Баку» стоял в Средиземном море у берегов Туниса, в заливе Габес, неожиданно появилось небольшое судно «Сириус», окрашенное в ярко-зеленый цвет. На нем развевались флаги Голландии и ООН, и был указан порт приписки – Амстердам. Вдоль борта крупными буквами выведена надпись – «Greenpeace» («Гринпис») – «Зеленый мир». С него спустили три надувных лодки с мощными подвесными моторами, в каждой было по два-три человека в спасательных жилетах. На судне и на лодках были развернуты транспаранты с лозунгами.
Лодки на большой скорости бросились к нашему борту, и мы не успели ничего сообразить и предпринять. С помощью шаблонов и пульверизаторов гринписовцы быстро нанесли на борту «Баку» международный знак «радиационной опасности» – черный трилистник на фоне желтого круга. Дело было сделано, но они продолжали кружить рядом, явно вызывая нас на конфликт.
Командир «Баку», капитан 1 ранга Виктор Федорович Лякин, немедленно дал команду спустить катер и отогнать лодки. В катер «Соколенок» сели три матроса и помощник командира капитан 3 ранга Андрей Доценко. Они направились к лодкам и стали их отгонять. Но лодки не уходили. К встрече с нами они готовились заранее, потому что на лодках были развернуты зеленые транспаранты из пластика, на которых громадными черными буквами было написано по-русски, с некоторыми ошибками: «Разоружать моря!» и «Море без оружия!». А ниже подпись: «Greenpeace».
Помощник был вооружен пистолетом, висевшим на поясе, но действовал, понятно, только багром. Он пытался оттаскивать лодки, сопровождая свои действия нецензурной лексикой, но с тремя экипажами справиться было трудно – пока оттаскивали от корабля одну, две другие мчались к борту.
У них, видно, большой опыт в таких сражениях, а у нашего экипажа – никакого. Все, что творилось у борта, снимали кинокамерой с приблизившегося судна «Greenpeace».
В общем, наш борт они разрисовали и двинулись к БПК «Вице-адмирал Кулаков», стоявшем недалеко от нас. Мы наблюдали, что будет дальше. Но на «Кулакове» уже были готовы к встрече с гринписовцами и включили все пожарные брандспойты, корабль ощетинился струями воды.
Однако команда «Greenpeace» передумала встречаться со вторым нашим кораблем и на полпути повернула к американскому ракетному фрегату «Thomas C.Hart» («Томас С.Харт»), который нас сопровождал последние дни.
Там развернулось настоящее сражение. Американцы поливали гринписовские лодки из всех брандспойтов. Судя по толщине и дальности струи, давление в их пожарной магистрали было не меньше 12 атмосфер.
Сквозь завесу этих широких железно-водяных струй лодки прорывались к борту. Они переворачивались, потом как-то опять спрямлялись, отходили зализывать раны и опять бросались на американский фрегат и, наконец, нанесли на нем такой же знак «радиационной опасности».
Тем самым организация «Гринпис» выражала протест против атомного оружия, размещенного на кораблях. Не знаю, что было у американцев, но у нас на борту было три вида атомного оружия. То же самое, думаю, было и у американцев. В то время противостояние и хрупкое равновесие в Средиземном море между 5-й Средиземноморской эскадрой ВМФ и флотом НАТО держалось на нервах и выдержке. Очень опасная ситуация.
Лодки «Greenpeace» были переполнены водой, но не тонули. То, что было у нашего борта, теперь выглядело детской забавой по сравнению с тем, что творилось у американского фрегата.
Мы опять спустили катер, погрузив в него краску, и закрасили борт. Судно «Greenpeace» стояло чуть поодаль, и было неизвестно, что еще они выкинут. Потом, видимо, решив, что операция окончена, они медленно отвалили, дав прощальный гудок. Как оказалось, «зеленые» применяют особо стойкую черную краску, которая норовила все время проявиться сквозь закрашиваемые слои, и мы долго потом пытались ее «отмыть».
Все события гринписовцы снимали на кинопленку, наверное, это главный момент для их дальнейшей пропаганды. Я впервые видел команду «Greenpeace» в действии, и, признаюсь, их напор произвел впечатление.
Через два дня мы наблюдали по итальянскому телевидению «RA-2» репортаж об атаке голландским судном «Greenpeace» нашего корабля и американского фрегата. Все было хорошо видно: и как наш катер гонял быстроходные лодки «Гринпис», и их бешеную атаку на американцев, и как водой заливало снимавшую телекамеру.
Потом уже через много лет я был в командировке в Ленинграде и по телевизору услышал, что судно «Гринпис» находится у пассажирского причала Морского вокзала на Васильевском острове. Это было недалеко от гостиницы, в которой я остановился. Я пошел на прогулку к порту и долго стоял, смотрел на судно «Сириус» – «Гринпис», экипаж которого оставил в моей памяти яркие, незабываемые воспоминания.
Валерий Бабич.